Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее российской Конституции


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Казнин и Виктор Резунков, который беседует с президентом Фонда развития республиканских традиций и институтов "Республика" Сергеем Цепляевым.

Арслан Саидов: В гостях в петербургской студии Радио Свобода президент Фонда развития республиканских традиций и институтов "Республика" Сергей Цепляев. Речь пойдет о российской Конституции, о том, могут ли быть внесены поправки в основной закон.

Виктор Резунков: Прежде, чем предоставить слово Сергею Алексеевичу Цепляеву, я хочу сказать несколько слов о том, что 12 декабря исполняется 10 лет со дня принятия Конституции, в 1993-м году. И уже идут дебаты бурные, в Петербурге тоже обсуждается вопрос, а будут ли приняты поправки к Конституции в ближайшее время.

Дмитрий Казнин: Через десять лет после принятия Конституции Российской Федерации и после выборов новой Государственной Думы заговорили об изменении основного российского закона. Как и любому правителю, Владимиру Путину, возможно, не удастся избежать искушения властью, и он даст добро на увеличение возможного количества президентских сроков с двух до трех, а может, и больше - так считают многие аналитики. Другие, ссылаясь в том числе и на слова самого президента о том, что Конституцию менять не следует, придерживаются другой точки зрения. Эксперты спорят и о том, насколько хороша в целом вся российская Конституция, чем должна заниматься по Конституции прокуратура, соблюдаются ли, как записано в Конституции, права человека, независима ли реально судебная власть. Теперь, кстати, возникает вопрос и о независимости Государственной Думы, законодательной ветви власти. По мнению заместителя председателя общественной правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрия Вдовина, сегодня власть и чиновники на всех уровнях лишь имитируют соблюдение Конституции, на деле, или игнорируя записанные в ней положения, или просто нарушая их. Что касается третьего срока президента, то, как считает Юрий Вдовин, речь о нем зайдет позже.

Юрий Вдовин: Я вполне допускаю, что три года на эту тему говорить не будут, а на четвертый год увидят - ах, пора, действительно, надо нам, чтобы семь лет срок был у президента, и сроков пять.

Дмитрий Казнин: Бывший губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев до последнего пытался изменить устав города и остаться на третий срок. Однако Уставный суд Петербурга, поддерживаемый из Кремля, сумел отрезать губернатору путь к третьему сроку. Сможет ли кто-нибудь помешать Владимиру Путину изменить Конституцию России и стать очередным бессрочным правителем страны?

Виктор Резунков: Сергей Алексеевич, вы слышали репортаж Дмитрия Казнина и мнение Юрия Вдовина. Путин только что заявил, что ни в коем случае не надо вносить изменения в Конституцию. Как вы думаете, в перспективе можно ожидать, что в Конституцию могут быть внесены изменения о сроке его полномочий?

Сергей Цепляев: Прежде всего, я хотел бы сказать, что рано или поздно изменения в Конституцию вноситься будут. Потому что Конституция - это не идеальный документ, написанный для идеальной страны на вечные времена, а это фиксация того состояния, в каком находится общество, плюс немножечко выше планка должна быть, чем реальное состояние, чтобы тянуться изо всех сил, стремиться достичь этого уровня. В этом смысле Конституция, которую мы сегодня имеем, несмотря на то, что она была принята в невероятной борьбе, в сложнейшее время, оказалась достаточно прочной. Десять лет уже прошло незаметно, и мы смогли в рамках этой Конституции разрешить практически все государственно-политические вопросы, которые возникали, а ведь были сложнейшие конфликты, за одним, конечно, исключением - это Чечня.

Но это вопрос гораздо больший, чем чисто проблемы конституционного текста. Я сам участвовал в Конституционном совещании и помню, какие страшные дебаты шли в нашей секции, где были представители регионов. Периодически то одна часть, то вторая, то российские области, то республики говорили: если вы напишете это, то мы встанем и уйдет. То есть мы постоянно балансировали, начнем с того, на грани распада России. И удалось найти достаточно нормальные формулировки, которые позволили нам не свалиться в договорную конфедерацию, на которой многие настаивали, остаться в конституционной федерации, в прочном, нормально развивающемся государстве. Конечно, самый главный вопрос сегодня - это правоприменение. Мы можем записать любые законы, мы вспомним времена сталинской, брежневской Конституции - Конституция была прекрасная, а жизнь была совсем другая.

Я честно могу сказать, что Конституция для нас еще "на вырост", это не означает, что мы должны спокойно говорить, что мы не можем, надо просто за это бороться. Самое слабое наше состояние дел, где нам еще работать и работать над собой, это, конечно, права человека. Для нас это нетрадиционно, страна никогда не понимала это, государство тем более не уважало. Прививать эту культуру уважения к правам человека - это работать, работать и работать. Надо сказать, что будет дискуссия - будут ли изменения в ближайшее время. Конечно, соблазн велик - это правда. Когда возникает согласие между всеми участвующими субъектами в процессе принятия Конституции, и все четко ориентируются на президента, многое будет зависеть от него. И здесь перед президентом встанет очень серьезный исторический вызов или искушение - как поступить. То ли войти в историю, а это уже вопрос входа в историю, как человеку, который смог наладить нормально работающую, четкую конституционную государственную машину, включающую в себя в том числе смену руководства через определенное время, то ли попытаться сохранить себя как можно дольше во власти. Искушение колоссальное, и более того, давление со стороны окружения будет безмерным.

Как показал опыт наших губернаторов, многих губернаторов, люди слабы. Просто практически никто вставал и не говорил: "Спасибо, ребята, вы мне дали третий, но я четко придерживаюсь - два срока, и я пошел, потому что так надо". Пока в этом смысле шаг Ельцина повторить еще мало кому удается. И сколько было усилий, попыток, разных ходов, Дума дала слабину, в том числе и Совет Федерации, президент поддержал закон, дав возможность очень многим губернаторам это проделать. Но еще раз сформулирую, что Конституция при всей своей неидеальности, она показала себя за эти десять лет довольно работоспособным документом.

Виктор Резунков: Между тем, по опросам ВЦИОМа под руководством Юрия Левады, 42% опрошенных россиян полагают, что Конституция не играет значительной роли в жизни страны, поскольку мало кто с ней считается. 11% респондентов считают, что Конституция являлась для бывшего президента Бориса Ельцина средством, позволившим держать в повиновении Думу. Почему, как вы считаете, так считают многие люди?

Сергей Цепляев: Первое: конечно, Конституция становится предметом обсуждения чаще, когда в стране какие-то проблемы. Если у вас более-менее стабильная жизнь, и вы решаете свои экономические сложности, много проблем, но Конституция уже как фон, как воздух, вы дышите и не замечаете. Что касается 11%, которые по-прежнему говорят про президента Ельцина, очень многие не могут доспорить между собой, что было, надо было, не надо было. Надо посмотреть по опросам - это чаще всего старшее поколение. И если говорить о самой Конституции, там же выбирали из трех вариантов: парламентская, характерная для Европы; президентская, характерная для Америки; и президентско-парламентская, характерная для Франции, и выбрали президентско-парламентскую систему, французскую, не потому, что так Ельцину хотелось, а потому что понимали, что это подходит нашему народу, что подходит нашему менталитету, что здесь это будет работать. Я сам сторонник президентской Конституции, но я прекрасно понимаю, что она работать не сможет, мы передеремся. Точно так же как и в парламентской Конституции мы просто будем повергнуты в хаос. Это проделала Германия, это проделала Франция через несколько республик. Давайте будем учиться на чужих ошибках, а сами бороться за Конституцию и закон, как за свои стены, чему учил еще великий древний мудрец Гераклит.

XS
SM
MD
LG