Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция российских политиков на арест Саддама Хусейна


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют помощник президента России Асланбек Аслаханов, бывший посол России в США, один из лидеров партии "Яблоко" Владимир Лукин, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов, корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Андрей Шарый: Поговорим о реакции России на арест Саддама Хусейна. Министр иностранных дел Российской Федерации Игорь Иванов рассчитывает, что арест Саддама Хусейна будет содействовать процессу политического урегулирования в Ираке. "Мы рассчитываем, что арест Хусейна будет содействовать укреплению безопасности в Ираке и активизации процесса политического урегулирования ситуации в стране при активном подключении ООН", - заявил Иванов. "Что касается судьбы Хусейна, то ее должен решить иракский народ", - сказал глава МИД России. Игорь Иванов находится сейчас в поездке по странам Латинской Америки, он только что прибыл в Чили. Вот как оценил арест иракского диктатора помощник президента России Асланбек Аслаханов, с ним беседовал Карен Агамиров:

Асланбек Аслаханов: Я полагаю, что арест Саддама Хусейна в какой-то степени, безусловно, повлияет на сопротивление, на количество терактов, тем не менее, теракты будут продолжаться, частичной стабилизации обстановки можно ожидать, но полной стабилизации обстановки в Ираке не стоит, потому что те, кто оказывают сопротивление, взрывают, действуют и под влиянием безработицы тотальной, и низкого уровня жизни, и неопределенности, и многих других факторов.

Карен Агамиров: Что вы имеете в виду, когда говорите, что арест Саддама повлияет на количество терактов?

Асланбек Аслаханов: Я говорю, что задержание Саддама Хусейна, безусловно, в какой то степени должно повлиять на количество терактов, которые совершаются там, но это не решение проблемы. Решение проблемы - это обеспечение безопасности в самом Ираке, это консолидация всех задействованных там силовых структур, и, самое главное - создание легитимных органов власти, которые представляли бы интересы народов Ирака. Только в этом случае можно говорить о стабилизации. И, безусловно, необходимо усиление роли ООН и объединение всех сил различных государств.

Карен Агамиров: Как вы думаете, президент Путин в связи с арестом Саддама какую может позицию занять?

Асланбек Аслаханов: У президента Российской Федерации Путина позиция всегда стабильная, и он подчеркивал особую роль наведения порядка и стабилизации обстановки в Ираке, и консолидации всех сил, которые должны нести мир Ираку, и он своей позиции будет придерживаться и в дальнейшем.

Карен Агамиров: Россия заинтересована в аресте Хусейна?

Асланбек Аслаханов: Россия заинтересована в том, чтобы в Ираке был порядок, чтобы прекратились убийства мирного населения, чтобы жители Ирака имели надежду на будущее. В этом заинтересована Россия, и эта позиция будет и в дальнейшем поддерживаться.

Карен Агамиров: С арестом Саддама будет реализована она в большей степени?

Асланбек Аслаханов: Арест Саддама - это одна из составляющих привнесения мира в Ирак. Все, что делается для того, чтобы в Ираке наступил мир, российской стороной всегда поддерживалось и поддерживаться будет.

Андрей Шарый: А вот заявление другого российского политика, сопредседателя блока "Родина" Дмитрия Рогозина: "Арест Саддама Хусейна не окажет никакого воздействия на успокоение ситуации в Ираке, - заявил Рогозин. - Если американцы считают возможным это подать, как какой-то их успех в Ираке, мне кажется, они явно перестарались", – сказал он. Представим вам экспертное мнение главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова. Я попросил его прокомментировать заявление Рогозина о том, что арест Хусейна не окажет воздействия на успокоение ситуации в Ираке:

Федор Лукьянов: Нет, я не вполне согласен с Дмитрием Рогозиным. Конечно, окажет. Безусловно, после 9 апреля, когда мы все видели кадры свержения памятников Саддаму Хусейну, это, наверное, крупнейшая и идеологическая, и политическая победа администрации Буша. Окажет ли это воздействие? В любом случае на ту часть иракского сопротивления, которая состояла из членов бывшей партии "БААС" и "Федаинов Саддама", наверняка окажет. Потому что, даже если Саддам не руководил непосредственно этим, он был символом, он периодически передавал свои обращения, и, конечно, это было некоей такой путеводной звездой для них. Эта часть сопротивления сейчас, наверное, будет сходить на нет. Но, к сожалению, насколько я понимаю, в Ираке есть другая часть вооруженной оппозиции, которая совершенно не интересуется Саддамом Хусейном, это исламские экстремисты, это "Аль-Каида", и на них, наверное, действительно это окажет не очень большое влияние.

Андрей Шарый: Федор, вы рискнете предсказать реакцию Кремля на случившееся в Ираке, как поведет себя официальная Москва, каково будет ее отношение к аресту Саддама?

Федор Лукьянов: Я думаю, что отношение будет сдержанно позитивным, то есть, будет сказано, что, безусловно, Саддам должен быть предан суду справедливому, который накажет его за все то, что он совершил со своим народом. С тем, что Саддам - кровавый диктатор, российское руководство, в общем, в последний год уже не спорило, и думаю, в этом случае никаких возражений не будет. Наверное, это некоторый живой укор российским генералам. Если экстраполировать случившееся на российский опыт, то в нашем случае аналогом была бы поимка Шамиля Басаева, которого не могут поймать уже почти 10 лет, и, наверное, это испортит настроение тем, кто по идее должен был бы это сделать.

Андрей Шарый: В прямом эфире Радио Свобода по телефону из Москвы известный российский политик, один из лидеров партии "Яблоко" Владимир Лукин. Владимир Петрович, по вашему мнению, как изменится ситуация в Ираке после ареста Саддама Хусейна?

Владимир Лукин: Я вообще не считал, что вооруженное сопротивление американцам в Ираке будет очень долгим. Вьетнамская ситуация там не может повториться, по многим причинам... В этом смысле задержание Саддама Хусейна - существенный фактор. Конечно, это символ сопротивления военно-террористического, и, конечно, большой психологический удар нанесен. Я, правда, думаю, что может быть непосредственный всплеск борьбы, чтобы доказать, что ничего не произошло, и все это не связано с Саддамом, но после всплеска будет затухание. Конечно, что касается будущего Саддама, то очень важно продемонстрировать всему миру и иракскому народу, что речь идет не о мщении или реваншизме, а о том, что Саддам Хусейн является одной из самых кровавых политических персоналий современного мира, никакого сомнения в этом быть не может, но именно поэтому с ним необходимо обращаться, как с нормальным субъектом права, и найти такую форму суда, при которой это не выглядело бы как мщение, потому что это оскорбит иракский народ. И последнее, что можно сказать, это то, что, конечно же, поимка Саддама Хусейна относительно быстрая - знак эффективности работы спецслужб США и Англии, и других стран. Это происходит далеко от мест, где они были традиционно сильны, и они сумели перегруппироваться, наладить связи. То же можно сказать об израильских спецслужбах, которые руководителей интифады - террористического сопротивления - ликвидируют, я сейчас не говорю о том, кто прав, кто виноват, но на этом фоне наши "достижения" заставляют очень серьезно задуматься, - я имею в виду Чечню и весь район Кавказа.

Андрей Шарый: Владимир Петрович, я хотел бы попросить вас прокомментировать заявление министра иностранных дел России Игоря Иванова - он выразил надежду, что теперь процесс урегулирования в Ираке будет более подотчетен ООН, и призвал США к тому, чтобы ООН играла в Ираке большую роль. Как вы считаете, возможно ли какое-то изменение позиции США в этом направлении, или они предпочтут завершать там все дела сами?

Владимир Лукин: Хотел бы сказать, что я не вижу большой связи между ролью ООН в Ираке и арестом Саддама Хусейна. Если имеется в виду, что арест приведет к снижению уровня терроризма, в результате которого ООН сможет не отзывать своих представителей и работать в Ираке более-менее нормально, то, может быть, такая связь и есть, но она довольно опосредованная. Требуются доказательства того, что после ареста Хусейна терроризм немедленно пойдет на спад. Поэтому я думаю, что непосредственной связи пока нет. Может, даже наоборот, арест Саддама Хусейна опять внесет новую струю эйфории, столь свойственной руководству США, а эта эйфория обычно выражается в том, что "никто нам не нужен, все и везде мы сделаем сами". Тут вопрос дискуссионный, я бы сказал.

Андрей Шарый: Владимир Петрович, вы в свое время были послом Российской Федерации в США, вам прекрасно известна механика действий и работы американского политического истеблишмента. Как вы считаете, арест Саддама Хусейна каким-то образом изменит позицию Джорджа Буша, учитывая то, что, в общем, не за горами выборы президента США?

Владимир Лукин: Несомненно. Америка – страна, у которой политическая культура такая, что события, крупные и даже некрупные, они персонифицируют, поэтому для них поимка, или, соответственно, неудача с поимкой Бин Ладена значила очень многое, в плане того, что президент не очень сильно справляется с этой частью дела. Поимка Саддама Хусейна, конечно, приведет к может не столь долгому, но очень сильному всплеску эйфории, популярности Джорджа Буша, и, конечно, его акции пойдут наверх, но дальше последует необходимость ответить на вопрос, привело ли это к окончанию, или, по крайней мере, ослаблению террористических действий или нет. Если приведет, то это будет очень важным фактором в избирательной кампании, ведь на нее еще год остался, а если нет, тогда это будет, конечно, очень краткосрочным делом, быстро начнутся другие времена, придут другие вопросы, другие сомнения.

XS
SM
MD
LG