Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

РГГУ - одна из арен, на которой продолжается схватка российского государства и ЮКОСа


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Николай Морозов, Дмитрий Волчек беседует с бывшим ректором РГГУ Леонидом Невзлиным.

Дмитрий Волчек: Российский Государственный гуманитарный университет - одна из арен, на которой продолжается схватка российского государства и нефтяной империи Михаила Ходорковского. Ректор университета, один из крупнейших акционеров ЮКОСа Леонид Невзлин под давлением властей был вынужден уйти в отставку. Выборы нового ректора должны состояться 24 декабря, впопыхах. Просьба находящегося в больнице президента РГГУ Юрия Афанасьева отложить выборы была проигнорирована. На место претендуют четыре кандидата, трое из них – проректоры по учебной работе Валерий Минаев и Наталья Басовская и директор Института восточных культур и античности Илья Смирнов - представляют сам университет, четвертый – Валерий Меськов - выдвинут Министерством образования.

Николай Морозов: Кризис руководства в РГГУ является очевидным элементом более масштабного скандала. В университете это понимают прекрасно, и сам РГГУ в эти дни напоминает нечто среднее между предвыборным штабом и осажденной крепостью. На столах в ректорате разложены ксерокопии о деле ЮКОСа, секретарши ежеминутно переходят на шепот, интервью то и дело прерывается звонками по внутренней линии. Официальные представители университета крайне осторожно комментируют обстановку и уж тем более отказываются гадать об итогах голосования. "Мы верим, что ректором станет человек из университета", - заявила корреспонденту Радио Свобода Ирина Карапетянц, назначенная исполняющим обязанности ректора университета на ученом совете 9 декабря.

В студенческой среде циркулируют слухи о том, что ректором вроде бы уже решено сделать проректора по учебной работе Валерия Минаева. Он, как считают слушатели РГГУ, сумеет решить финансовые проблемы университета, он же, как утверждают многие, является наиболее желательной кандидатурой в глазах Леонида Невзлина, а, значит, и в глазах главных спонсоров университета – нефтяной компании ЮКОС. Говорит один из студентов Российского Государственного гуманитарного университета.

Студент: Наверное, Ученый совет проголосует за человека, который сможет найти деньги, а это только Минаев. Будет важно, чтобы кто-то пришел, и ситуация стабилизировалась.

Николай Морозов: Приход ЮКОСа в РГГУ минувший весной выглядел еще одним ярким доказательством делового и политического триумфа компании Михаила Ходорковского. Поддержка олигархами высших учебных заведений в последние годы и особенно в столице не редкость. Тюменская нефтяная компания спонтирует Высшую школу экономики, много сказано о вузовской программе потанинского "Интерроса", Олег Дерипаско, по слухам, активно помогает физфаку МГУ, который сам когда-то окончил. Для подчеркнутых либеральных западников из ЮКОСа РГГУ всегда был именно идеологическим проектом. Сама система двуглавого университета, где президент (в случае РГГУ Юрий Афанасьев) занят наукой и стратегическим планированием, а ректор (в случае РГГУ Леонид Невзлин) ведет административно-финансовый сектор, была скопирована создателями нового РГГУ с западной университетской схемы, в России она пока не имеет аналогов. Говорит Максим Дбар, официальный представитель фонда "Открытая Россия". Напомним, что "Открытая Россия" – это крупнейший гуманитарный проект компании, принимавшей активное участие и в проекте Гуманитарного университета.

Максим Дбар: Почему именно РГГУ? Здесь ответ, наверное следующий: потому что РГГУ является крупнейшим и известнейшим гуманитарным вузом нашей страны. Для большинства россиян университет ассоциируется с истоками демократического движения в России, в основном, за счет личности бывшего ректора вуза Юрия Афанасьева. Для нас в данном случае важна была идейная близость, поскольку "Открытая Россия" занимается реализаций программ, различных проектов, направленных на становление гражданского общества и гражданского просвещения в России. Как нам кажется, Российский Государственный гуманитарный университет тоже заинтересован в этом.

Николай Морозов: В деловых кругах Леонид Борисович Невзлин имеет репутацию человека жесткого, если даже не жестокого. У многих его появление во главе крупнейшего столичного вуза вызвало ироническую усмешку. Действительно, можно спорить – уместно ли назначать очевидно ненаучного человека на высшую академическую должность? Тем не менее, как утверждают сотрудники РГГУ, Невзлин действительно сумел за считанные месяцы изменить многое. Зарплата преподавателей была повышена в два раза, началось выделение денег на увеличение стипендий, начался ремонт в старом здании и во внутреннем дворике. Тем не менее, РГГУ оставался государственным вузом. Конфликт ЮКОСа с государственной властью стремительно приобретал формы опасные и для университета. 17 ноября Невзлин подписал заявление об уходе. О коротком периоде ректорства Леонида Невзлина вспоминает Ирина Карапетянц, исполняющий обязанности ректора РГГУ

Ирина Карапетянц: Когда ЮКОС пришел в университет, первой реакцией была реакция немецкого посла, который приехал к Невзлину: "Как, в России что-то поменялось? Крупный капитал приходит в образование?" Меняется образовательная модель, когда государство диктовало вузу как и что развивать. А приходит крупная компания, готова вкладывать деньги в научно-образовательные проекты. И могла возникнуть некая модель каких-то новых подходов организации деятельности университета.

Дмитрий Волчек: Самого Леонида Невзлина, благоразумно переселившегося в Израиль, я спросил, действительно ли вопрос стоял именно так: его уход с поста или расформирование РГГУ? Не преувеличение ли это?

Леонид Невзлин: Это не преувеличение, уже были подготовлены документы по расформированию университета и формированию на базе него еще какого-то учебного заведения типа техникума или ПТУ, я не знаю. Документы в быстром темпе шли через правительство при поддержке администрации президента.

Дмитрий Волчек: Почему власти так истерически настаивали на вашем уходе? В конце концов, ректор РГГУ – не политическая должность.

Леонид Невзлин: То, что мне удалось услышать, и это касается меня лично, - это то, что я со своим сионистским бэкграундом не могу быть человеком, который занимается развитием российского гуманитарного образования, во всяком случае, в государственном университете. Если бы университет был не государственный, то, я думаю, что партнерство с Ходорковским и мой личный еврейский бэкграуд не служили бы таким серьезным препятствием. Власти именно завело то, что это государственный университет.

Дмитрий Волчек: Есть такая версия в Москве, что финансовое участие ЮКОСа в работе РГГУ было истолковано в Кремле, как попытка Ходорковского воспитать поколение новых управленцев, которые сменили бы в будущем чекистскую команду Путина, то есть как один из шагов подготовки выборов 2008-го года, именно поэтому Кремль так активно вмешивался в РГГУ. Имеет эта версия право на существование?

Леонид Невзлин: Имеет в том плане, что я перед собой ставил задачу формирования новых, по западному образованных гуманитариев, которые могли бы найти себе применение во всех структурах российского общества, как государственных, так и не государственных, тех людей, потребность в которых колоссальна, а их нет. С точки зрения 2008 года, извините, это, конечно, смешно. Это программа лет на 10-20, реально говоря, вперед. Имеют место идеологические проблемы, явно присутствуют – это люди другой формации, это западные люди.

Дмитрий Волчек: Сейчас проходят активные, массированные проверки Фонда "Единая Россия". На ваш взгляд, удастся ли сохранить фонд или он обречен?

Леонид Невзлин: Фонда и грантополучателей. В университете была проведена налоговая проверка, и после моего ухода туда пришло управление экономической безопасности МВД России. Тоже занимается вопросом, как я понимаю, не взял ли Леонид Невзлин деньги, которые получили из ЮКОСа, и не отправил ли их в свой карман, например, как были потрачены, короче говоря, внебюджетные поступления за время моего ректорства столь недолгого. Соответственно, это происходит не только в "Открытой России", но и во всех организациях, которые сотрудничали. Это такие грабли, на которые власти могут наступить, только поранив собственную ногу, но не нанеся никакого ущерба "Открытой России".

Дмитирй Волчек: Леонид Борисович, и последний, общий вопрос: ваш прогноз, как будет развиваться ситуация и с делом Ходорковского и с РГГУ? Кого вы, кстати, хотели бы видеть вашим преемником на этом посту? Хотя это, конечно, "черная метка" – ваша рекомендация.

Леонид Невзлин: Да очень просто – преемником на своем посту я хотел бы видеть одного из людей, которые сейчас работают в ректорате университета и с кем мы более или менее разделяем идеологические установки. Я хотел бы видеть человека, которого рекомендует университету Афанасьев, который будет согласован с ЮКОСом, как со спонсором университета, и мне все равно, кто это будет. И я не хотел бы видеть человека, которого университету навяжут с другими взглядами. Касательно дела Ходорковского: первый пробный камень, может, уже не первый, следующий пробный камень будет в понедельник в 10 утра в Басманном суде, где назначено рассмотрение продления срока содержания под стражей. В результате того, что произойдет, можно будет дальше прогнозировать развитие, как дело ЮКОСа вообще, так и ситуации страны в целом.

Причины следующие: Ходорковский был задержан незаконно, это я могу утверждать абсолютно, проконсультировавшись как с российскими ведущими юристами, так и с международными, западными юристами, включая Роберта Амстердама, с которым я встречался в Лондоне, который ведет защиту Ходорковского в том числе в Страсбургском суде. По российскому законодательству уголовному, по международному законодательству, к которому Россия присоединилась, прокуратура должна была доказать то, что Ходорковский конкретно собирался препятствовать проведению против него следственных действий. А он не собирался, не препятствовал и никуда не уезжал. Поэтому слушания, которые проводились, всегда были закрытые, не только Ходорковского, правосудие всегда было "басманное". Поскольку сейчас есть возможность и у прокуратуры, и у суда, и у политической власти исправить эту ошибку и не загонять страну в неправовую зону, когда наши суды будут считаться неправовыми, когда наши органы будут неправовыми, - есть возможность исправить эту ошибку законным образом, ведь здесь незаконных действий не требуется. А после понедельника я готов ответить на вопрос, куда это все дальше пойдет.

Дмитрий Волчек: Можно, кажется, не дожидаться понедельника. Сразу после того, как мы записали это интервью с Леонидом Невзлиным, поступило сообщение о том, что Генпрокуратура обратилась в Басманный суд с просьбой продлить на три месяца строк содержания Михаила Ходорковского под стражей.

XS
SM
MD
LG