Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40 дней "Норд-Оста"


Елена Рыковцева, Москва: Ровно 40 дней назад, 26 октября 2002 года, погибло больше ста российских и иностранных граждан. Только теперь, благодаря работе общественной комиссии Союза правых сил, стало известно, что большинство заложников, захваченных в центре на Дубровке, погибло сразу после штурма: внутри зала, при выносе из зала и при транспортировке. Вот только несколько оценок экспертов, которые участвовали в работе комиссии: Академик Воробьев: "Достаточно видеть, как несут этих людей. Язык запрокидывался, когда его несут лицом кверху. Он обречен, если он лежит лицом кверху, он закрывает корнем языка вход в гортань и задыхается. Вопрос такой: врач был в штабе? Кто-нибудь эту медицинскую операцию продумывал? Уверен, что нет". Сотрудник Всероссийского центра медицины катастроф: "Легче было в Чернобыле. Мы знали, что это радиация. Тут же мы не знали заранее, что это было". Профессор Российского государственного медицинского института Блохин: "Когда делают такую операцию, то есть 200 человек вошло, они шли на смерть, и все это было сделано из-за людей, а потом их кинули на землю и ничего не сделали, и в автобусах повезли, и в больницах не все понимали, что делать, это, конечно, вопиюще!" Сотрудник службы спасения города Москвы: "К сожалению, никто не предупредил нас о том, что мы там внутри увидим. Мы просто знали, что там много пострадавших. О том, что там применялся газ и надо брать с собой какие-то средства индивидуальной там защиты, нам, естественно, никто и ничего не сказал. Никто не сказал нам, что нужен препарат, да еще конкретный. А нужно было, чтобы мне сказали: что колоть, чтобы мне дали, чем колоть, чтобы мне сказали, как нести, куда нести и чтобы вовремя организовали транспорт. Вот что мне надо было, чтобы спасти большее количество людей".

Что может общественная комиссия? В очередной раз поставить вопросы. Благодаря участию многих экспертов и очевидцев - весьма конкретные вопросы, вроде тех, которые - вы слышали - задавал сотрудник службы спасения. Но комиссия не может назначить тех, кто будет отвечать на эти вопросы. Она не может указать на тех, кто принял решение применить газ, и кто принял решение не раскрывать природу этого газа врачам. Следствие этого второго решения - гибель 130 граждан. Их родственникам всегда будут говорить: они погибли из-за террористов. И это будет правдой. Но не всей.

XS
SM
MD
LG