Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытие станции московского метро "Воробьевы горы"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров и ведущий программы РС "С христианской точки зрения" Яков Кротов.

Андрей Шарый: В Москве на Сокольнической линии метрополитена спустя 19 лет снова открыта станция метро "Воробьевы горы", бывшие "Ленинские горы". В 1983-м году эту станцию закрыли из-за опасности обрушения несущих конструкций Лужнецкого метромоста, построенных со значительными технологическими нарушениями. Движение проездов тогда перенесли на обходные пути. На реконструкцию станции истрачено несколько миллиардов рублей. На станции побывал корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров: "Воробьевы горы" - единственная в мире станция метро на мосту - с гордостью заявляет начальник смены Татьяна Александрова. Помещение дежурного, где она сидит за пультом управления объектов, расположено в торце метротоннеля на возвышенности и представляет собой капитанский мостик, с которого просматривается вся платформа. Технические параметры станции, считает Татьяна Александрова, отвечают самым последним требованиям безопасности и создают максимальное удобство для пассажиров.

Татьяна Александрова: Введены новые типы АКП, если вы обратили внимание. У нас теперь створки стеклянные, есть возможность прохода пассажира с багажом. Есть возможность подсчитывать пассажиров по ручному контролю, счетчики, мы имеем возможность с пульта включать и отключать освещение на станции, включать и отключать символы "М", не бегать по щитовым, как на других станциях. У нас есть устройство теленаблюдения. Я могу посмотреть, какой поезд пришел, у меня маршрут этого поезда, его сигнализация. Могу посмотреть, что у меня в вестибюле делается, где у меня контролер, где кто. Я могу все это видеть.

Мумин Шакиров: Станция "Воробьевы горы" действительно поражает своим размахом и нетрадиционным дизайном. Длина платформы 270 метров. Сквозные стальные конструкции, свисающие с потолка, расширяют потолочное пространство. Путевые стены сделаны в виде стеклянных витражей, через которые открывается вид на Москву-реку. Одним словом, обилие света и праздника. Кругом мраморные стены, гранитный пол и стильные эллипсообразные колонны, и это впечатляет пассажиров, многие из которых сошли на платформу только для того, чтобы посмотреть, что изменилось за 18 лет с тех пор, как станция с прежним названием "Ленинские горы" была закрыта на ремонт. У каждого свое мнение.

Женщина: Вы знаете, это было так давно, я уже все забыла, поэтому пришла опять вспомнить, куда выход и все остальное. Очень интересное впечатление, конечно.

Мумин Шакиров: Вы теперь часто будете сюда приезжать, или приехали посмотреть?

Женщина: Нет, я приехала посмотреть. Я совершенно не в этой стороне живу.

Женщина: Внешнее впечатление такое очень хорошее. А вот внутренне убранство – что, эти серые колонны, серые потолки.

Мужчина: Я смотрю, впечатляет. Я тут каждый раз учиться ездил, ждал все время ,когда откроется станция. Но мне собственно удобнее не стало перемещаться никак, потому что я все время мимо проезжал, наконец. дождался. Но здорово.

Мумин Шакиров: Но есть и те, у кого имеются небольшие замечания к метростроевцам. Некоторые пассажиры с трудом читают названия станция на вывешенных табличках.

Женщина: Вот, я свои претензии предъявляю. Очень мелко написаны названия. Вот, прочитать их не могу. Вот, смотрите.

Мумин Шакиров: А все остальное?

Женщина: Я - архитектор, я считаю, что современно, светло, конструктивно, я думаю, что тоже хорошо.

Мумин Шакиров: Отдельная песня - вестибюли, ведущие на платформу. Гранитные плиты на полу, расставленные в шахматном порядке, стены из малахитового и черного мрамора, светящиеся ряды торшеров, свисающие с потолка объемные люстры, серебристые эскалаторы с неоновыми подсветками и турникеты нового образца с прозрачными шторками. Одним словом, супермаркет, куда еще не завезли товар, а не вокзальное помещение. Но среди пассажиров всегда найдутся те, кто подумает о больших затратах на это строительство.

Мужчина: Сказали - от этой станции сто метров до главной арены. Вбухать такие деньги и, значит, перемещаться ради вот этого.

Мужчина: Шикарно, но денег очень много угробили сюда.

Мумин Шакиров: Как это часто бывает в России, объект сдали к дате - ко Дню Конституции, но отделочные работы во внутренних помещениях все еще продолжаются, да и штат уборщиц еще не полностью укомплектован.

Уборщица: Очень большая станция. Я на своей станции работаю, она наполовину меньше.

Мумин Шакиров: А на какой станции вы работаете?

Уборщица: На "Чистых прудах".

Мумин Шакиров: А вас сюда перебросили?

Уборщица: Ну, временно людей нет, пока наберут, когда это будет - месяц там или сколько, людям надо обучиться прежде, чем работать.

Мумин Шакиров: В московской мэрии рассматривается возможность проведения на станции "Воробьевы горы" в ночное время различных шоу, выставок и презентаций. Но работникам метрополитена артисты, зрители и шоумены не страшны. Больше всего на свете они теперь боятся темпераментных болельщиков и надеются, что во время футбольных и хоккейных матчей в Лужниках станция "Воробьевы горы" будет временно закрыта.

Андрей Шарый: Построенная в хрущевские времена станция метро "Ленинские горы" считалась одним из чудес социалистической архитектуры и, как говорили в ту пору, была ярким примером преимущества советского образа жизни. Ведь таких станций в других странах не было. Слово нашему обозревателю Якову Кротову:

Яков Кротов: Метро есть во многих странах. Мосты, по которым едут поезда метрополитена, насчитываются по миру десятками, но только в России образовалось слово метромост. Видимо, потому, что только в России метро было загнано глубоко под землю, то ли из военных соображений, чтобы уберечь от атомной бомбы счастливчиков, которые в минуту возможной опасности окажутся на подъезде к какой-нибудь "Маяковской", то ли из остатков православного благочестия, для которого высшим проявлением любви к ближнему является сошествие во ад, а сошествие, конечно, лучше совершать на эскалаторе.

Выход метро на поверхность был вообще зримым проявлением оттепели, открытости и гнилого либерализма своеобразное коммунистическое харакири – вот, смотрите, что у меня внутри, куда вам до такого. С тех пор власти регулярно закрывали метромост, не саму станцию, а выход с нее. Закрывали на все время Московской Олимпиады 1980-го года, вообще закрывали на время массовых мероприятий, на Ленгорах они были очень частыми, закрыли и на все 90-е годы. На рациональном уровне это объясняют, сваливая все на покойного Никиту Сергеевича, который, якобы, вредительски подмешал соль в бетон, чего исключить, конечно, вполне тоже нельзя. Но ведь ясно, что и ныне тоже не какие-нибудь штольцы и эйфели ремонтировали метромост. Вон, одели в гранит и в мрамор, а чем пышнее отделка, тем гарантированнее под ней рано или поздно обнаружится какая-нибудь такая недоделка, что хрущевская соль медом покажется. Нет, вовсе не в соли соль, а в том, что было очередное массовое мероприятие, при котором следовало предотвратить скопление людей, и предотвратили. Что, спрашивается, за массовое мероприятие - а вот смотрите по годам: смерть Брежнева, закрытие метромоста, народу выкатывают гласность, перестройку и демократию, и теперь все в обратном, обратном порядочке. От возможности такого объяснения манипуляций с метромостом немножко, конечно, идет мороз по коже, но может быть это вовсе не от этого, а от того, что на метромосте не сделали в этот раз отопление.

XS
SM
MD
LG