Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На что реально рассчитывают бывшие заложники "Норд-Оста", подавая судебные иски?


Ведет программу Петр Вайль. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Максим Ярошевский, адвокат Игорь Трунов, председатель Союза журналистов России Игорь Яковенко и юрист Центра экстремальной журналистики Борис Пантелеев.

Петр Вайль: Спустя почти два месяца после трагических событий в театральном центре на Дубровке российские власти не дают четкого ответа – готовы ли они компенсировать моральный и материальный ущерб бывшим заложникам? Кроме того, власти до сих пор не сняли обвинения с прессы в неправильном освещении террористического акта в Москве. Подробнее об этом наши корреспонденты Любовь Чижова и Максим Ярошевский.

Любовь Чижова: Суммы компенсации морального и материального ущерба родственникам погибших и бывшим заложникам мюзикла "Норд-Ост" достигли почти 24-х миллионов долларов. В понедельник Тверской суд Москвы принял новые иски от бывших заложников и их родственников. Таким образом, в суде сейчас находятся 24 иска о возмещении морального и материального вреда к московскому правительству.

Максим Ярошевский: Все иски объединены в единое дело, ответчиком по которому выступает правительство Москвы. По закону "О борьбе с терроризмом" иски от пострадавших подаются к субъекту того федерации, на территории которого произошел теракт, в данном случае Москвы. Столичное правительство с этим не согласно и называет иски необоснованными и несправедливыми. По мнению чиновников, вся возможная помощь пострадавшим во время захвата театрального центра на Дубровке оказана, завершены материальные выплаты - по 50 тысяч рублей бывшим заложникам и по 100 тысяч рублей родственникам погибших, организованы похороны, оплачены транспортные расходы, бесплатно предоставлены путевки в санатории и дома отдыха. По мнению правительства, это все обязательства города. Столичных чиновников удивляет, почему Тверской суд взялся за рассмотрение этого дела. Пострадавшая сторона не согласна с этими заявлениями и продолжает требовать правосудия, но уже не в Москве и не у столичных судей. Адвокат истцов Игорь Трунов собирается в ближайшее время ходатайствовать об отводе дела "Норд-Ост" из Тверского суда в суд Московской области. По его словам, истцы просто не верят московским судьям и имеют на это все основания.

Игорь Трунов: Мы не доверяем судьям московского городского суда, потому что московское правительство оказывает финансовую и материальную помощь, как непосредственно судьям, так и судам, а это не соответствует Конституции, статье 124-й, которая говорит, что суды финансируются только из федерального бюджета. И мы видим, что независимость суда московского под большим вопросом. Сейчас мы решаем вопрос о том, в какой форме нам заявить отвод судьям Московского городского суда и прочим судьям.

Максим Ярошевский: По мнению московского правительства, в случае, если иски будут удовлетворены, финансовые выплаты по ним сильно ударят по бюджету города. Председатель Московской Городской Думы Владимир Платонов не так давно предложил бывшим заложникам требовать компенсации из федерального бюджета. По словам Игоря Трунова, к нему начали обращаться пострадавшие при террористических актах на Каширском шоссе, улице Гурьянова и Пушкинской площади.

Игорь Трунов: Да, к нам уже обратились пострадавшие на Каширке, Гурьянова и Пушкинской площади. В виду того, что мы сейчас занимаемся вплотную пострадавшими от террористического акта "Норд-Оста", пока эти вопросы не рассматриваем, а переносим их, я думаю, на неделю-две и будем заниматься, естественно, и этими людьми.

Любовь Чижова: Юрист Центра экстремальной журналистики Борис Пантелеев, считает, что иски бывших заложников будут удовлетворены, но не в том объеме, в котором требуют потерпевшие.

Борис Пантелеев: Несомненно они имеют юридическое право на подачу такого иска, государство обязано рассмотреть. И, учитывая персональное состояние каждого человека, размер причиненного ему вреда, здоровью, количество погибших у него знакомых, родственников – вот именно все это должно быть учтено. А что касается размера, то должен тут подтвердить, что компенсации примерно такого размера - 30 миллионов рублей уже имели место именно в Москве по делу "Новой газеты", вы знаете, Такие суммы были взысканы в этом году. Поэтому, что касается размера, то здесь тоже нет ничего удивительного. Суды наши знакомы с такой ситуацией, надеюсь, что и в этот раз они объективно разберутся и справятся с ней.

Любовь Чижова: Ваш прогноз – будут ли эти иски удовлетворены именно в московских судах?

Борис Пантелеев: Я думаю, что и с моральной, и с правовой точки зрения иски должны быть удовлетворены. Вопрос ведь в том, на мой взгляд, в каком размере будет исчислена эта компенсация. Возможно, она будет на порядок ниже. Но то, что она должна быть с точки зрения закона, никаких сомнений не вызывает.

Любовь Чижова: Как долго еще будут рассматриваться эти иски? Может быть, власть попытается каким-то образом затянуть это все?

Борис Пантелеев: Это было бы крайне неразумно, непорядочно и с юридической точки зрения неграмотно. Факт очевиден и размер вреда доказан, остается именно исчислить компенсацию. В этом смысле процессуально все сделано правильно, иски объединены, чтобы многократно не цитировать обстоятельства дела, а будут учтены индивидуальные особенности каждого из истцов. В этом смысле оснований для волокиты по делу процессуальных, правовых тоже нет.

Любовь Чижова: Так получилось, что я беседовала с юристом Борисом Пантелеевым на представлении доклада Центра экстремальной журналистики "О деятельности сотрудников российских средств массовой информации во время захвата заложников". На первый взгляд, иски бывших заложников к правительству Москвы и работа журналистов в кризисной ситуации – темы, никак не связанные. Удивляет, как равнодушно государство относится к решению моральных и материальных проблем пострадавших во время теракта и как он неравнодушно к людям, освещавшим события на Дубровке. Сразу после штурма многие российские средства массовой информации получили в свой адрес массу претензий от представителей власти, говорилось, что ситуация с захватом заложников подавалась неправильно, непрофессионально и тенденциозно. Специалисты Центра экстремальной журналистики попытались проанализировать, насколько профессионально и точно действовали журналисты, как реагировала власть на действия прессы, и кто в конечном итоге должен решать, что выдавать или не выдавать в телевизионный и радиоэфир и на газетные полосы в кризисные моменты. Говорит секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Впервые проанализирована ситуация, в которую попало человечество. Одно из самых главных завоеваний нашей цивилизации – свобода слова, свобода массовой информации, используется террористами в качестве своего главного ресурса. Что в этой ситуации делать? Такая цивилизационная ловушка.

Любовь Чижова: Что же не удалось журналистам, освещающим захват заложников? В докладе говорится, что некоторым средствам массовой информации не удалось избежать провокационных высказываний, воспроизводства настроения ксенофобии, а также вторжения официальной пропаганды. Например, ведущий программы "Однако" на Первом телевизионном канале Михаил Леонтьев еще до штурма, когда шли переговоры с захватчиками призвал в прямом эфире к силовой акции против террористов. По мнению авторов доклада, многим журналистам не удалось справиться с эмоциями и стремлением получить эксклюзивную информацию любой ценой. Но в этом, считают аналитики, виновата власть, которая не предоставила сотрудникам СМИ необходимые для их работы данные. Попытки власти уже после штурма обвинить прессу в неправильном освещении событий и навязать какие-то новые правила поведения для журналистов, которые сейчас разрабатываются в подконтрольном властям и возглавляемом руководителем Первого канала Константином Эрнстом Индустриальном совете, это отдельная тема доклада и о ней Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Это попытка разработать Индустриальным комитетам некие корпоративные правила поведения, поведения журналистов во время освещения терактов и контртеррористической операции. Полтора года назад федеративный совет Союза журналистов России вот эти этические принципы утвердил, они основаны на международной практике, не мы первые боремся с терроризмом, в том числе и международным. Эти правила выработаны крупнейшими журналистами и юристами России и зарубежными экспертами, были приняты полтора года назад на федеративном совете. Сейчас делается фигура умолчания из этого документа и разрабатывается новый какой-то документ. Видимо, проблема в самом журналистском сообществе, которое должно эти правила поведения внутри себя разработать и принять и, наверное, это дело журналистского сообщества.

Любовь Чижова: Причины, по которым власть преследует прессу, по мнению сотрудников Центра экстремальной журналистики, ясны – до, во время и особенно после штурма и гибели заложников журналисты задавали представителям государственных структур массу неприятных вопросов: как случилось, что у федеральной службы безопасности не смогли предотвратить теракт, который готовился не один месяц? Почему не были согласованы действия военных, спасателей и медиков во время штурма? И, наконец, может ли государство гарантировать безопасность своих граждан в будущем? Ни на один из этих вопросов журналисты внятных ответов не получили.

XS
SM
MD
LG