Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Северной Осетии начались выплаты компенсаций пострадавшим в результате теракта в Беслане


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров, Татьяна Вольтская.

Владимир Бабурин: В Северной Осетии в понедельник начались выплаты компенсаций пострадавшим в результате теракта в Беслане.

Юрий Багров: Спустя два месяца со дня бесланской трагедии парламентская комиссия Северной Осетии приступила к выплате компенсаций. От 50 до 100 тысяч рублей получат те, кто был ранен во время теракта или находился в числе заложников. За каждого погибшего планируется выплатить около 200 тысяч рублей.

Распределением финансовых выплат занимается республиканская парламентская комиссия совместно с общественным советом Беслана. 32 члена общественного совета, большинство из которых бывшие заложники, определяют тех, кому необходимо выплатить компенсацию в первую очередь. Распределением же помощи, оказываемой частными лицами, занимается учительский комитет.

Еще в середине сентября комитет учителей бесланской школы номер 1 начал выплачивать деньги бывшим заложникам. Каждый из тех, кто находился в школе во время теракта, получил по 3 тысячи рублей. Люди со всего мира пересылали деньги на счет учительского комитета, реквизиты которого размещены на интернет-сайте beslan.ru. Однако, как рассказала Радио Свобода учитель бесланской школы Елена Косумова, местные чиновники и руководители общественного совета пытаются взять под контроль помощь, оказываемую частными лицами. Майарбек Туаев, председатель общественного совета, выступил с предложением распустить учительский комитет и ликвидировать интернет-портал. Ситуацию комментирует Тимур Бутаев, руководитель проекта beslan.ru, член учительского комитета.

Тимур Бутаев: Это не столько даже политическая, административная, это, скорее, психологическая проблема. Потому что человек всегда ищет виноватого. Кто-то далеко, реальные виновники, допустим, неизвестны. Даже тот, кто взял на себя ответственность за данный теракт, то вообще далеко, его невозможно найти, а вот люди, которые близко. В данном случае это оказались учителя. Решение принято такое, что пока у нас есть силы, у учителей, и пока мы будем видеть, что наша работа приносит пользу людям, мы будем работать. Точно так же у людей, которые занимаются сайтом. Ведь помимо учительского комитета, там целая группа людей, которая администрирование осуществляет, финансирование и так далее. Эти люди тоже сказали, что пока они будут убеждены, что с помощью сайта можно хоть чем-то людям помочь, они будут работать.

Вторая задача - этот информационный ресурс, с помощью которого любой человек в мире может посмотреть, что сегодня творится в Беслане.

Юрий Багров: Члены республиканской парламентской комиссии считают, что деньги, выплаченные учительским комитетом бывшим заложникам, следует вычесть из общей компенсации. Местные парламентарии и члены общественного совета добиваются того, чтобы деньги, находящиеся на счету учительского комитета, были переведены на счет парламентской комиссии. Тимур Бутаев не согласен с такой позицией местных чиновников.

Тимур Бутаев: Сегодня, к сожалению, многие люди, в том числе из бывших заложников, они больше руководствуются не разумом, а эмоциями. Вроде бы есть идея у членов общественного совета вычесть эти деньги. Но тут возникают вопросы: будут ли тогда вычитываться деньги, например, который раздавал футбольный клуб ЦСКА, которые раздавали женщины Башкирии, полмиллиона рублей, которые привезли из Буденновска, будут ли вычитаться суммы лекарств, которые через Красный Крест поступали, будет ли вычитаться стоимость телефонов, которые тем, кто находился в больницах, раздавали, стоимость одежды, потому что они приехали в летних вещах. Я точно знаю, это с нашей помощью делалось, что рядовые москвичи, организации какие-то ходили, покупали вещи теплые. То есть, если идти по этому пути, то, как бы очень сложно. Я думаю, просто это эмоциональное решение. Я думаю, этого не будет. Тем более, что сумма, которая через учком распределялась, она достаточно маленькая. Основные выплаты, которые учком произвел, это именно 3 тысячи рублей на одного человека.

Юрий Багров: В правительстве республики и местных СМИ обсуждается вопрос о сносе школы и строительстве на ее месте мемориала жертвам теракта. Осетинскими архитекторами предложено несколько проектов. Однако многие настаивают на том, чтобы конкурс был международным. Сами жители Беслана придерживаются иной точки зрения. Они считают, что здание школы следует сохранить как памятник всенародной трагедии. Говорит житель Беслана Урам Багаев.

Урам Багаев: Оставить как память, как в Волгограде памятник погибшим. Это мнение большинства жителей Беслана. Уже больше ничего не вернешь. Большинство жителей Беслана считают, что надо оставить как память, потому что погибло там столько людей в один день. Конечно, неприятно, что мы видим в таком виде, что такое случилось, но уже ничего не вернешь. Что на кладбище идти, что сюда идти - то же самое.

Юрий Багров: В конце прошлой недели психологи совместно с художниками, прибывшими в Осетию из Москвы, провели очередное реабилитационное мероприятие для бесланских школьников. Учащиеся всех учебных заведений города были освобождены от занятий. Каждому были розданы цветные мелки. На стенах домов, школ, заборах художники рисовали контуры картин, которые вслед за ними разрисовывали дети.

Владимир Бабурин: В Санкт-Петербурге в понедельник началась акция "Эрмитаж детям Беслана". В город на Неве в сопровождении родителей, учителей, врачей прилетели 30 детей, которые пережили бесланскую трагедию.

Татьяна Вольтская, Санкт-Петербург: Я шла в Эрмитаж со страхом, который, наверное, испытывают все, кому приходиться взглянуть в глаза этим детям. Вот ты стоишь перед ними, такой непростительно живой, и думаешь, что у каждого из них кто-нибудь погиб - сестры, братья, родители, одноклассники. К специфически музейному запаху примешивается аромат кофе и сладостей, дети сидят за компьютерами в интернет-кафе. Они погружены в Эрмитаж, как в золотистый раствор с этикеткой "вечность", но на многих дисплеях все тот же Беслан. Он разве что отодвинется на время. Говорит Инна Алькова, которая вместе с маленькой сестренкой выжила в те страшные дни.

Инна Алькова: Совсем, мне кажется, не забудется.

Татьяна Вольтская: Инна нашла в интернете героев своей любимой телепрограммы.

Инна Алькова: Заходила на сайт передачи "Дом 2", смотрела участников, дневники их. Я люблю эту передачу.

Татьяна Вольтская: Сослану Какаеву 14 лет. Он тоже бывший заложник.

Сослан Какаев: Нас четверо было - мама, я, невестка и племянник мой.

Татьяна Вольтская: Поездка только началась, но впечатлений у Сослана много.

Сослан Какаев: Приняли хорошо. Красивый город. В Эрмитаже сегодня побывал. Вообще, по улицам ездишь - красиво. Вчера вечером из аэропорта когда ехали, когда уже начинало темнеть, реклама хорошо выделялась. Красивый город, набережная красивая. В Эрмитаже мы были в залах древней культуры, эпохи Возрождения. Больше всего понравилась эпоха Возрождения, когда эти шикарные платья.

Татьяна Вольтская: Среди гостей Эрмитажа младшие школьники, дети среднего возраста и старшеклассники. Уже сегодня для них были проведены три разные экскурсии. Говорит руководитель группы Белла Кисаева.

Белла Кисаева: Мы вчера прилетели. Мы так сильно устали, из аэропорта Владикавказа до Москвы, потом дозаправка, потом дальше. Я думала, что дети приедут, сразу же спать, отдохнуть. Абсолютно нет. Рады, что здесь, многое их интересует. Сегодня мы первый день, прошли по залам, тоже очень разумно подошли к этому, для малышей отдельная лекция, для средней группы, для старшей группы.

Татьяна Вольтская: Но главное даже не экскурсия, а отношение.

Белла Кисаева: Мы даже не ожидали такой прием, такое внимание. Столько для нас делается. За все буквально переживают люди, вплоть даже до того, что говорят: "Вот домашний телефон, если кто-то не по-зимнему одет, теплые носочки, шарфики, шапочки, пожалуйста, звоните, мы из дому вам принесем". Я удивлена, это очень необычно.

Татьяна Вольтская: Понятно, что дети, пережившие такую трагедию, требуют особого подхода.

Белла Кисаева: Почти к каждому ребенку кто-нибудь из взрослых прикреплен. Мы все-таки боимся за детей. Насколько это разумно, я не знаю, но, по крайней мере, так спокойнее. Я смотрю, это внимание, это понимание, буквально ни на шаг от нас не отходят, смотрят. С нами сопровождение.

Татьяна Вольтская: Но от всего не убережешь. Говорит автор проекта, сотрудник Эрмитажа Юлия Кантор.

Юлия Кантор: Они проснулись сегодня от колокольного звона, это звонили колокола Петропавловского собора, поскольку живут они рядом. А здесь, в Эрмитаже, та же Петропавловская крепость преподнесла им другой сюрприз, на который они прореагировали болезненно, в силу известных причин. Когда пушка в 12 часов известила о точном времени, дети вздрогнули и очень напряглись. Мы не предупредили их, не сообразив о том, что это может у них вызвать невротическую реакцию.

Татьяна Вольтская: В этом нет ничего удивительного, считает учительница русского языка и литературы Бесланской школы номер 1 Лариса Кокова.

Лариса Кокова: В Беслане люди еще ходят в черном, многих еще не похоронили. Есть такие, которых еще не нашли. И они вот этого не забывают, они все время в этом варятся, это все время перед их глазами. Хоть они как-то сейчас немножко отвлекутся, может быть, немного забудут то, что произошло.

Татьяна Вольтская: И у детей и у взрослых посттравматический стресс. Говорит заместитель декана факультета коррекционной педагогики Педагогического университета имени Герцена Елена Войлокова.

Елена Войлокова: Это тяжелое состояние, которое трудно спрогнозировать зачастую. Это естественный страх вернуться в школу, страх отсутствия воды и пищи. Когда мы продумывали программу, мы как раз предусматривали, чтобы в автобусе была и вода в достаточном количестве, и пища. Они побывали в той ситуации, когда они были беззащитными. Необходимо создать детям условия наличия специальных людей, в том числе охраны.

Татьяна Вольтская: Акция Эрмитажа очень нужна, считает доцент кафедры олигофренопедагогики Петр Чубаров.

Петр Чубаров: Чем больше о них будут заботиться, чем больше они будут отвлекаться от своих переживаний трагедии, чем больше они будут ощущать, что они не одни, что люди с ними вместе, что люди корректны, тактичны, тем лучше. Я посмотрел, в основном люди как бы не стараются сразу их жалеть, что очень важно. Они очень мягко, с улыбкой, по-доброму к ним относятся. В этой ситуации жалеть - это тоже надо иметь на это право.

Татьяна Вольтская: Программа рассчитана на 7 дней. Это помощь психологов, логопедов и других специалистов. Это арт-терапия в Эрмитаже, в Русском и Этнографическом музеях, в Царском селе. Мариинский театр пригласил детей на балет "Дон-Кихот". Специальные занятия пройдут в Педагогическом университете имени Герцена. Туда же приедут работники зоопарка с дикобразом и другими зверями. Будут и экскурсии по городу. Это не заставит детей забыть пережитое, но отвлечет их и даст почувствовать, что они не остались один на один со своим горем.

XS
SM
MD
LG