Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

130 лет со дня рождения адмирала Александра Колчака

  • Ольга Писпанен

Ольга Писпанен: У нас сегодня в студии автор книги "Судьба и любовь адмирала Колчака" Александр Петряков. Вначале давайте послушаем репортаж по теме нашего обсуждения. Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Александра Колчака, не только известного военного деятеля, в 1918-1919 годах носившего титул Верховного правителя России, но и ученого, участника двух полярных экспедиций. Послушаем репортаж по теме нашего сегодняшнего обсуждения.

Татьяна Вольтская: Блестящий военный офицер, участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн, Верховный правитель России, в 1920 году преданный союзниками и расстрелянный большевиками, адмирал Колчак 70 лет существовал в советской истории, как заклятый враг Страны Советов. Все его научные заслуги были забыты. Он родился под Петербургом в семье морского офицера. Смолоду в нем были видны незаурядные способности и замечательные человеческие качества. Он был первым среди выпускников Морского кадетского корпуса, но, посчитав другого достойнее себя, отказался от первого места. В 1895-1897 годах Александр Колчак участвовал в морской экспедиции на Дальний Восток, занимался океанографическими и гидрологическими исследованиями. Свои научные труды он продолжил в 1900-1902 годах в качестве участника русской полярной экспедиции Эдуарда Толля. В 1903-м, рискуя жизнью, отправился на поиски пропавшего Толля. Рассказывает главный хранитель Музея Арктики и Антарктики Людмила Фадеева…

Людмила Фадеева: Известно, что к фамилии Колчак была такая приставка - Колчак-Полярный. Имя Колчака связано с гидрографической экспедицией Северного Ледовитого океана, которая проводилась с 1910 по 1915 годы. Для этого были построены два однотипных ледокольных парохода "Таймыр" и "Вайгач". Он был командиром второго ледокольного парохода "Вайгач". Совершил свое первое плавание из Кронштадта во Владивосток и там, уже во Владивостоке, он провел определенные научные исследования на севере Тихого океана. За это он был отмечен орденом Святой Анны второй степени.

Татьяна Вольтская: В музее хранится труд Колчака "Лед Карского и Сибирского морей", весьма ценимый специалистами.

Людмила Фадеева: Все, кто связан с Арктикой, научные исследователи с большим почтением относятся к его деятельности как полярного исследователя. Естественно сожалеют, что именно как полярный исследователь он не вошел в историю, хотя должен был войти.

Татьяна Вольтская: По итогам полярной экспедиции Эдуарда Толля Александр Колчак в 1906 году был избран членом Русского географического общества, его именем был назван один из островов Карского моря.

Ольга Писпанен: Александр, как вы считаете, почему столь выдающаяся личность так незаслуженно мало заметна - не сняты фильмы, написано так мало книг? Почему вы решили написать эту книгу?



Александр Петряков: Собственно говоря, не так уж и мало в последнее время. До 90-х годов было практически ничего неизвестно о жизни Колчака. Кстати, когда я начинал работать над этой темой, у меня в голове были просто школьные представления о нем, как о враге советской власти, адмирале, и более никакой информации не было. Помимо того, что уже звучало о его полярных подвигах, он еще был выдающимся флотоводцем. Об этом тоже стоит поговорить. Наверное, слушателям будет интересно узнать о его предках, потому что одним из его предков, от которого ведется род Колчака, был Колчак-паша, комендант крепости Хвотень во время Русско-турецкой войны. Он сдался Миниху и был взят в плен, но обратно в Турцию не вернулся и остался в Польше под крылом Потоцкого, с которым турки были союзниками. Таким образом, уже обосновавшийся там после трех переделов Польши прадед Лукьян был сотником казачьего войска, а дед - херсонским помещиком. Любопытно, что его отец Василий Иванович Колчак во время Крымской войны тоже попал в плен к французам, был на Принцевых островах. И сам Александр Васильевич уже во время Русско-японской войны в 1904 году тоже попал в плен к японцам. Война и плен, кстати говоря, мемуары его отца так и называются, преследуют мужскую половину этой семьи. Его сын Ростислав, уже будучи в сопротивлении французском, тоже оказался в плену. Видите, какая череда.

Мать Ольга Ильинична была тоже из херсонских дворян, очень набожная женщина. Что касается моего интереса к Колчаку, к его личности, порой даже не умещающейся в нормы какие-то психические, об этом говорили и его коллеги... Когда он оказался на посту верховного правителя, по моему мнению, он был не на своем месте, в первую очередь, потому что он не был политиком, он сам признавался, что испытывает к политике отвращение. Когда начались в 1917 году вот эти события, в то время он был командующим Северноморским флотом и его вспыльчивость, прямолинейность, честность и излишняя доверчивость к людям делали его... У него не было какой-то стратегической и идеологической программы борьбы с большевиками, четко выстроенной, поэтому, мне кажется, он напрасно стал верховным правителем.

Слушатель: Как вы думаете, Колчак поддерживал бы такого президента с таким правительством, которое уничтожает население и Россию? Это не требует доказательств: мы вымираем, а деньги отправляем в Америку.

Александр Петряков: Колчак был очень патриотичным политическим деятелем и он, конечно же, был сторонником старой, отжившей к 17-му году идеи единой неделимой России, империи. Но я думаю, что нынешнее более-менее стабильное состояние нашей страны он, наверное, оценил бы с некоторой долей критики, но не слишком негативно.

Ольга Писпанен: Каким образом мог флотский офицер стать правителем России?

Александр Петряков: Сумма обстоятельств. Мы можем проследить это по его жизни. Он отказался от командования Черноморским флотом, об этом он подал прошение Керенскому, который был тогда военным и морским министром, а уже в момент отъезда Колчака в Америку он был во главе временного правительства. Собственно говоря, Керенский приезжал к нему в Севастополь, и у них были постоянные споры и разногласия о том, как быть в такой непонятной ситуации. Он - военный человек, привык получать и исполнять приказы, а тут каждый приказ должен был обсуждаться в соответствующих комитетах, вот это коллегиальное начало революционной армии, конечно, было неприемлемым. Поэтому он уехал в Америку по приглашению американцев, чтобы поделиться некоторыми секретами ведения минной войны, в которой он был большим специалистом, и, оказавшись после этой командировки не у дел, он попросился к англичанам на военную службу. Они его приняли, он должен был быть отправлен на месопотамский фронт, но по просьбе посла России в Китае князя Кудашева он был отозван и направлен в Харбин, где в это время шло формирование армии для борьбы с большевиками.

Слушатель: Так как Александр Колчак при поддержке Антанты боролся против становления советской власти, против советского государства, как и Гитлер во время второй мировой войны, то почему надо сегодня ставить памятник в России только ему, а не фашистам, также как это происходит в Прибалтике? И второй вопрос, вы, видимо, изучали документы, каковы на сегодня долги российского государства странам блока Антанты за их разрушительную деятельность? Благодарю за ответ заранее. Лидия Ивановна из Москвы.

Александр Петряков: Что касается сравнения Колчака с Гитлером, - это слишком, потому что Колчак воевал в Гражданской войне между соотечественниками, а Гитлер был, как известно, захватчиком. Как я оцениваю? Гражданские войны ведутся с древних времен. Я сейчас пишу книгу о Цезаре. Тоже было два честолюбца - Помпей и Цезарь, один из них победил. Поэтому, собственно говоря, мог победить не Ленин, а Колчак или Деникин, что вполне реально. И, вероятно, наша жизнь была бы иной, я полагаю, в лучшую сторону.

Ольга Писпанен: В Иркутске противники установления памятника Колчаку называют его кровавым правителем. Был ли он действительно кровавым? Подписывал ли он какие-то указы о расстрелах?

Александр Петряков: Вне всякого сомнения. Была Гражданская война, и он говорил сам: или мы их, или они нас. Поэтому, конечно, были жестокости с обеих сторон. Очень жестоко подавлялись в тылу все партизанские волнения, выжигались целые села. В то же время "красные", когда к ним попадали "белячки", с ними особенно не церемонились, и жестокость была с обеих сторон. А что касается преступных приказов, то Колчак их, несомненно, подписывал, также как Ленин, скажем.

Ольга Писпанен: Больше всего, когда вспоминают об адмирале Колчаке, вспоминают те самые вагоны с золотом, которые постоянно двигались вслед за ним. Было ли оно?

Александр Петряков: Что касается золотого запаса, я вкратце расскажу об этом. К моменту Октябрьской революции золотые запасы России составляли 1 миллиард 101 миллионов золотых рублей, это огромные деньги. К этому моменту временное правительство, опасаясь, что большевики возьмут власть, разделило золотой запас на 4 части. Одна часть осталась в Петрограде, вторая отправилась в Москву, а две остальные части уехали в Самару и Саратов. Затем, в 1918 году золото перевезли в Казань, где его и захватили белочехи. Когда они захватили это золото, они передали его остатки Учредительному собранию, так называемому КОМУЧу, как законной легальной власти в России, разогнанной большевиками. Затем власть перешла к Директории, был переворот 18 ноября 1918 года в Омске, в результате которого Колчак стал верховным правителем, и, таким образом, золото осталось у него. За год, пока он воевал, он истратил 280 миллионов, из них 40 миллионов (2 вагона с золотом) похитил атаман Семенов. Когда Колчак расплачивался с интервентами за поставки оружия и другого снаряжения, то золото шло из Омска во Владивосток, а там в то время было очень много вооруженных группировок, которые не подчинялись Колчаку, и самой крупной руководил атаман Семенов. Это золото было вывезено Семеновым в Японию, и оно до сих пор там находится.

Ольга Писпанен: А где же остальное золото?

Александр Петряков: Оно досталось большевикам.

Ольга Писпанен: А почему же до сих пор ведутся разговоры о поисках золота Колчака, говорят, что оно где-то зарыто?

Александр Петряков: Ничего подобного. Часть золота была похищена конвоировавшими этот эшелон белочехами. Кстати говоря, Чехословакия в начале 20-х годов переживала экономический некоторый подъем, чехи говорят, что это происходило благодаря торговле, хотя трудно представить, чем они могли торговать после Первой мировой войны. Во всяком случае, факт, что они достаточно много захватили там, и не только из этого состава, а они вообще ограбили всю Сибирь, и вывозили эшелонами ценные вещи.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки слушателей. Здравствуйте.

Слушатель: Я хочу поблагодарить за хорошую передачу, потому что с 1917-го года у нас настолько извращена история, что трудно поверить в некоторые вещи. Мне очень приятно слышать добрые слова о Колчаке. Мне хочется знать о Деникине, очень хочется знать о наших офицерах, которые имели честь, чего сейчас в нашей армии нет. Мы не обладаем информацией, может быть, поэтому люди со злостью говорят о тех россиянах-героях, которые действительно любили свое отечество. Мы по-прежнему продолжаем лгать народу. У нас прославляют тех людей, которые должны были бы сидеть за решеткой, судят тех, кто обладает честью и совестью. Мне очень горько, что у нас сейчас реанимируют именно такую систему, карательную. За слово правды тебя могут убить, оклеветать и никакой правды сейчас добиться простой человек, по крайней мере, никак не может. Поэтому мне бы хотелось обратиться к россиянам, чтобы они не торопились осуждать прошлое и тех людей, которые действительно любили свое отечество.

Ольга Писпанен: Кстати, когда вы работали над книгой о Колчаке, вы смотрели, что сегодня пишут в учебниках по истории России?

Александр Петряков: Да, конечно. Достаточно краткие, более-менее объективные описания, то есть те события, которые имели место быть именно в Гражданскую войну.

Ольга Писпанен: А Колчак сегодня реабилитирован?

Александр Петряков: По моим сведениям, нет.

Ольга Писпанен: Я читала, что все-таки рассматривался этот вопрос в начале 2000-го года.

Александр Петряков: Мне об этом ничего не известно. Что касается его гражданской жены, подруги Анны Васильевны Темеревой, она была в тот момент с Колчаком, самоарестовалась, и после этого, начиная с 20-го года, архипелаг ГУЛАГ был ее практически постоянным местом жительства вплоть до смерти Сталина. Она прожила долгую жизнь, она умерла в 1975 году. О ней тоже достаточно интересно поговорить. Она была дочерью директора Московской консерватории Сафонова, она была шестым ребенком в семье. Ее мать была дочерью министра финансов Вышнеградского. Вышнеградский отдал свое место Витте, он был достаточно прогрессивным государственным деятелем.

Анна Васильевна была для Колчака путеводной звездой, идеалом, причем не только идеалом женщины. У него было очень сложное, очень странное отношение к этой женщине. Мы остановились на том, что он уехал из Америки, объявился в Японии и там он встретился с японским милитаристом, полковником Хизахидо. Они достаточно долго общались и пришли к убеждению, что военная диктатура - это лучший государственный строй, который может быть. Колчак боготворил войну, считал ее неким божеством и каким-то образом связывал свою любовь к Анне Васильевне с любовью к войне. Мы можем это видеть по его письмам. Слава богу, мы имеем возможность говорить о его взглядах на политику, на идеологию, на культуру, они отражены в письмах Колчака к Анне Васильевне.

Ольга Писпанен: А легко было доставать документы, связанные с Колчаком, о Колчаке, о его военных делах, о его аресте, о его расстреле, насколько доступно это было?

Александр Петряков: Очень много уже издано, в том числе и письма. Уникальное издание, уникальный том, из которого можно почерпнуть очень много о личности Колчака.

Ольга Писпанен: Возможно ли сегодня восстановление всей исторической правды в России?

Александр Петряков: В данный момент у меня возникают некоторые сомнения. А вообще, конечно, ничего невозможного нет.

Ольга Писпанен: Что вы ожидаете от сегодняшнего дня?

Александр Петряков: Я, как писатель и художник, занимающийся творческой работой, жду выхода своих новых книг, новых выставок. Жду поездки, может быть, в Испанию в связи с новой книгой. А что касается общеполитического настроя, то, как историку, достаточно еще рано анализировать, хотя появились какие-то тенденции к изменению тех свобод, в частности, в сфере средств массовой информации, которые мы сейчас наблюдаем. Это очень печально.

Андрей Шарый: В Омске отмечают 130-летие со дня рождения адмирала Александра Колчака. На доме, где жил выдающийся ученый и военачальник, сегодня была открыта мемориальная доска, в Пушкинской библиотеке прошли исторические чтения. Ученые-краеведы говорят о необходимости переоценки роли Колчака в российской истории.

Мария Гергель: Сегодня в Омске вспоминают еще одну юбилейную дату: 85 лет назад "белая" власть в городе сменилась на "красную". Чуть больше года - с июня 1918-го по ноябрь 1919-го - здесь размещалась ставка Верховного правителя России адмирала Александра Колчака, объявившего Омск столицей Сибири. Сегодня пришло время оценить его не только как военачальника и руководителя белого движения. Адмирал Колчак был участником полярных экспедиций, автором научных трудов по гидрологии Северного Ледовитого океана, членом Российской академии наук. Александр Менжуренко, глава омского представительства министерства иностранных дел считает его прежде всего выдающимся ученым.

Александр Менжуренко: Я давно был сторонником того, чтобы отразить это в истории нашего города так, как положено, то есть мемориальной доской хотя бы. Ведь здесь практически нет даже какого-то политического аспекта, так или иначе, он выдающийся деятель, выдающийся ученый морской, полярник, за ним много достоинств.

Мария Гергель: "Колчак в исторических документах, исследованиях, воспоминаниях" - под таким названием в научной библиотеке имени Пушкина открылась выставка, посвященная 130-летию со дня рождения адмирала. На ней впервые за 80 лет представлены печатные издания, которые публиковались правительством Колчака.

Сегодня на бывшем особняке Батюшкина, ныне доме №9 по Иртышской набережной, где располагается ЗАГС, открылась мемориальная доска. В этом доме и жил адмирал. Рассказывает омский историк Александр Ласунов...

Александр Ласунов: Вселение Колчака сюда до конца не ясно, то есть по некоторым источникам он переселился сюда по приглашению Батюшкина, другие говорят, что просто Батюшкиным этот дом уже не принадлежал, то есть это одна из тех тайн, которую предстоит изучать исследователям. После Колчака здесь размещалось ЧК и не случайно при реставрации был найден на чердаке курсантами Школы милиции наган, ну, а также бумажные деньги первых советских времен.

Мария Гергель: Новая волна интереса к этой легендарной личности не позволяет оценить реальную роль Колчака в истории России. По словам научного сотрудника Российского института культурологии Алексея Сорокина, сейчас задача краеведов-историков правильно дать оценку его деятельности.

Алексей Сорокин: На самом деле материалов в России и в заграничных архивах о Колчаке достаточно много, но они еще очень слабо освоены. У нас существует определенные штампы о Колчаке. Большая беда, которая может сейчас случиться - это одни штампы заменить на другие, поменять минус на плюс. Сейчас уже количество публикаций о Колчаке настолько велико, в том числе публикаций, которые иногда не очень аккуратно освещают его личность, что уже о Колчаке не писал только ленивый.

Мария Гергель: Разговоры об установке памятника Колчаку в Омске ведут уже давно. Омский губернатор Леонид Полежаев неоднократно заявлял о своем желании таким образом почтить память расстрелянного адмирала. Но первыми памятник установили в Иркутске. Правительство Омской области пока только планирует назвать в честь офицера и выдающегося ученого одну из городских набережных.

XS
SM
MD
LG