Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Карачаево-Черкесии продолжаются выступления с требованием отставки руководства республики


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Фатима Тлисова, Владимир Бабурин, Олег Кусов.

Андрей Шароградский: В Карачаево-Черкесии продолжаются выступления с требованием отставки руководства республики, глав силовых ведомств и президента Мустафы Батдыева. На линии прямого эфира корреспондент Радио Свобода в Карачаево-Черкесии Фатима Тлисова.

Фатима, что изменилось за последние часы?

Фатима Тлисова: С родственниками убитых, которые все еще остаются в кабинете президента, уже больше часа беседуют премьер-министр Карачаево-Черкесии Руслан Казаноков и вице-премьер Руслан Качкаров. Часом раньше премьер-министр сообщил прессе, что только что вернулся из Москвы. Но о том, почему он там был и что ему сказали в Кремле, говорить отказался.

"Вчера президент весь день работал в моем кабинете и полностью контролировал ситуацию в республике. Мы сделали все возможное, чтобы не допустить кровопролитие", - заявил премьер. В ответ журналисты потребовали встречи с президентом, но их просьба осталась без внимания.

Андрей Шароградский: Мой коллега Владимир Бабурин беседовал сегодня с Фатимой Богатыревой, сестрой одного из семи жителей Карачаево-Черкесии, одного из семи акционеров завода "Кавказцемент", которые были убиты. Фатима Богатырева - сестра депутата республиканского парламента Расула Богатырева, который был убит.

Владимир Бабурин: Скажите, пожалуйста, что-то известно уже, какие меры будут против вас приниматься? Как долго вы сможете удерживаться в кабинете президента Карачаево-Черкесии?

Фатима Богатырева: В общем, я не знаю, какие меры будут против нас приниматься. Оцепление ОМОНа все подтягивается и подтягивается. Уже более тысячи человек оцепило Белый дом, а нас тут горстка людей - матерей, родственников, сестер, отцов, которые плачут и скорбят. Я не знаю, что они хотят с нами сделать.

Козак Дмитрий Николаевич, полпред Южного федерального округа обещал приехать сегодня к нам. Но сегодня к нам поступила информация, что президент наш Мустафа Батдыев собирает людей, снимает людей со своего конкретно завода, с химзавода, дает указания в муниципальные образования, чтобы все бюджетные организации приехали сюда на площадь обелять его, то есть говорить в его пользу. Наш санкционированный митинг считается как бы незаконным, а то, что он сейчас проводит, получается законно что ли? Это вообще беспредел, которому нет конца. Президент, который боится разговаривать со своим народом, и убегает от ответственности, он просто не может руководить субъектом Федерации. Этот беспредел идет уже сегодня. Мало того, что он сделал с нами, теперь и сегодня вот такое происходит.

Мы не собираемся отсюда выходить, из его кабинета, пока не будет немедленной незамедлительной отставки самого президента, прокурора республики, министра МВД и всего аппарата президента, который вчера не мог выйти к людям, чтобы сказать: "Я вам соболезную, я вам сочувствую". Они спровоцировали народ вчера, чтобы мы пришли сюда, взяли этот дом.

Владимир Бабурин: Фатима, мне очень понятны ваши чувства. У вас погиб близкий человек. У тех, кто с вами находится в кабинете президента, тоже погибли близкие люди. Вы полагаете, что те методы, которые вы применили, которые совсем нельзя назвать правовыми - выбитые двери, выбитые стекла - помогут быстрее разрешить ситуацию?

Фатима Богатырева: Нет. Нас вынудили на это. Мы прекрасно понимаем, что это не правовое решение, что это не законно. Но они сами нас вынудили. Мы пришли на митинг. Люди пришли на митинг. Люди зашли в Белый дом, отдали просьбу, все в администрации президента расписались, что выйдут к людям, поговорят с ними. Ладно, они не вышли. Люди прождали два часа. Они не вышли. После этого люди решили начать сами свой митинг. В это время из Белого дома отключают нам электричество, чтобы микрофоны не заговорили. Вы где-нибудь вообще такое слышали? Для чего существует статья 5 о митингах, о собраниях, пикетированиях?! Они сами провоцируют. Люди пошли узнать в чем дело. Они закрыли двери, поставили ОМОН. Милиционеры оскорбляли людей. Они сами провоцируют народ. Я не знаю, может быть, это уже все спланировано?

Андрей Шароградский: Северокавказский политик Шамиль Бено полагает, что в основе событий в Карачаево-Черкесии лежит не отношение народа к президенту Мустафе Батдыеву, а системный кризис Российского государства. С господином Бено беседовал мой коллега Олег Кусов.

Олег Кусов: Шамиль, скажите, пожалуйста, способна ли возможная отставка президента Батдыева нормализовать ситуацию в Карачаево-Черкесии?

Шамиль Бено: Я думаю, что здесь от личности мало что зависит. Проблема здесь в системном кризисе Северокавказского региона, а не в личности. Сам институт государственной власти устроены таким образом, что ни одна проблема не может быть решена без вмешательства органов власти либо региональных, либо федеральных. Я думаю, что неспособна также, потому что система в северокавказских республиках построена таким образом, что проявление частной инициативы практически невозможно.

Само дело Батдыева началось со спора вокруг акций между конкурирующими сторонами. Роль власти в экономике не ограничивается регулированием или контролем, власть непосредственно участвует в распределении собственности или контролирует эту собственность. При такой ситуации на Северном Кавказе конфликты вроде карачаево-черкесского будут возникать достаточно часто.

Олег Кусов: В 1999 году в Карачаево-Черкесии произошел межнациональный кризис, когда карачаевцы и черкесы пытались поддержать своих этнических кандидатов на пост президента. Сегодня конфликт приобретает межкарачаевский характер. Это значит, что все межнациональные конфликты на Кавказе в принципе были только формой, а содержание лежало несколько глубже?

Шамиль Бено: Не могу не согласиться с вами в этом вопросе. Да, это системные кризисы, не имеющие ничего общего с этнополитическими. В центральных регионах России почему не происходит такого рода конфликтов? Потому что сами люди привыкли опираться на государство в решении своих проблем. В южных регионах России ситуация еще с советских времен была достаточно особой, то есть люди привыкли к экономической независимости, привыкли решать свои проблемы сами. Но когда власть или наличие власти дает больше шансов одной группе относительно другой, тогда группа, которая не имеет власти, будет в любом случае бороться за передел портфелей. Причины социально-экономические, на мой взгляд. Пока не будет создана система равных возможностей со стороны властей, имеется в виду пока власть равноудалена, то до тех пор проблемы на Северном Кавказе будут присутствовать.

XS
SM
MD
LG