Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургский экологический союз пытается привлечь внимание к проблеме состояния городского воздуха


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.

Олег Винокуров: Петербургский экологический союз, чтобы привлечь внимание к проблеме состояния городского воздуха и воздушной среды помещений, провел "круглый стол" с участием различных специалистов. Вывод специалистов неутешительный: если не предпринимать срочных мер, через несколько лет ситуация в Петербурге с загрязнением воздуха станет полностью неуправляемой.

Татьяна Вольтская: Петербург входит в число самых грязных городов России. Основной причиной ухудшения здоровья горожан, сокращения продолжительности жизни специалисты называют некачественный воздух. Именно из-за него горожане все больше страдают болезнями дыхания. Только за последний год прирост числа подростков с бронхиальными заболеваниями составил 222%. Катастрофически растет и заболеваемость туберкулезом. Две трети загрязняющих веществ поступают в петербургский воздух от автотранспорта. Общий выброс вредных веществ от стационарных источников составляет около 57 тысяч тонн в год. Самыми неблагоприятными районами считаются Московский, Петроградский, Приморский, Калининский, Невский и Центральный. Но даже в более благополучном Выборгском дела обстоят не блестяще. По информации Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, загрязнение почв тяжелыми металлами здесь такое же, как и в среднем по городу, - говорит ведущий специалист Экспертного совета по определению надежности предприятий строительного комплекса Леонид Медведев. Северная часть Выборгского района загрязнена меньше, южная - больше.

Леонид Медведев: На этой территории расположены пять участков чрезвычайно опасного загрязнения, имеющих полимерную природу. Один участок химического загрязнения расположен в районе улицы Курчатова и связан с деятельностью НПО "Позитрон" и Института имени Иоффе, другой - в районе Финляндского вокзала, а третий - на территории Соснового лесопарка - связан, скорее всего, со стрельбищем.

Татьяна Вольтская: Кроме своих заводов, которых здесь очень много, вред Выборгскому району наносят предприятия юго-западной и центральной частей города. Чем только не загрязнен воздух.

Леонид Медведев: Диоксидом азота, оксидом углерода, пылью, фенолом, формальдегидом, хлористым водородом и этилбензолом. Процент проб с превышением предельно допустимой концентрации составляет до 36% по этилбензолу.

Татьяна Вольтская: Как ни удивительно, воздух в помещениях в пять раз грязнее и 10 раз токсичнее, чем на улице. Пыль летит как из воздуха, так и из почвы, поскольку не все дороги заасфальтированы, на многих газонах не трава, а открытая земля. Ухудшают воздух и отделочные материалы низкого качества, и стеклопакеты, герметизирующие помещения.

Татьяна Валович: На прошедшем в Петербургском экологическом союзе "круглом столе" была представлена книга "Главный жизненный ресурс: воздушная среда помещений". Сегодня у нас в гостях ее автор, профессор Вячеслав Воронин. Скажите, пожалуйста, эта книга представляет собой какой-то научный труд или все-таки она будет полезна широкому кругу читателей, как экологический ликбез?

Вячеслав Воронин: Основное назначение этой книги - прежде всего ее научно-популярное содержание. Она призвана донести знания о качестве воздушной среды помещений и других обитаемых помещений, в которых человек находится свыше 80% своего времени, особенно детское население. Я хочу выразить удовлетворение тем, что Санкт-Петербургский экологический союз проявил инициативу и поддержку в подготовке этой книги.

Татьяна Валович: То, что вы решили написать, опубликовать данные, значит ли это, что население города еще не представляет себе той опасности загрязнения окружающей их среды, в том числе воздуха, в полной мере?

Вячеслав Воронин: Совершенно верно. Дело в том, что воздушная среда помещений - острейшая проблема всех современных городов. Это обусловлено тем, что воздух помещений, где находится очень продолжительное время человек, насыщен вредными факторами, которые определяют и состояние его здоровья. Это прежде всего химические, биологические, физические факторы. Это дисбаланс состава воздуха, а также отсутствие или пониженное содержание активированного кислорода.

Татьяна Валович: Что, в первую очередь, является индикатором состояния воздуха? Как определить, что нужно проверить, может быть, квартиру или офис, в котором я работаю?

Вячеслав Воронин: К сожалению, четких нормативов, определяющих или регламентирующих уровень содержания вредных веществ в жилых помещениях, я имею в виду по химическим и биологическим факторам, нет. Однако есть прием, который не является общепринятым, но он может помочь - это интегральный показатель оценки общей окисляемости воздуха в помещении. Чем выше он, тем грязнее воздух, а чем ниже - тем чище. Но опять-таки официального или широкого применения этот метод не нашел.

Татьяна Валович: На что следует обратиться внимание простому гражданину и как-то начать задумываться о том, а нельзя ли мне проверить как-то состояние воздуха? Может быть, это какая-то простая индикация, запахи какие-то? Или есть такие соединения, которые не пахнут? Например, очень много петербуржцев жалуется на то, что радон проникает в их жилище.

Вячеслав Воронин: Это очень сложный вопрос. Дело в том, что формирование химического фактора происходит многоступенчато. Это прежде всего широкое применение синтетических, полимерных отделочных материалов, это применение косметических средств, особенно моющих средств. Я приведу один пример. 80% населения Соединенных Штатов, вообще на Западе, также и у нас, страдают аллергическими заболеваниями от моющих и поверхностно-активных веществ (это стиральные порошки). Здесь, конечно, необходимо принимать меры для того, чтобы тщательно избавляться от них после стирки и других гигиенических мероприятий. Определенную роль играют всевозможные косметические средства, дезодоранты, кроме того, дезинфицирующие средства. Здесь вопросы вентилирования, освежения воздуха играют иногда определяющее значение.

Слушатель: Доброе утро! Как можно бороться с такими явлениями, уже набившими оскомину, с пресловутой застройкой уплотнительной, которая к тому же еще разрушает "легкие" города? Ведь раньше в генеральном плане всегда рассчитывалась зеленая зона. Сейчас эту зеленую зону нещадно урезают.

Вячеслав Воронин: Этот вопрос немножечко выходит за рамки воздуха внутренних помещений, но он непосредственно связан. Я бы хотел обратить внимание на то, что по заказу корпорации "Дорсервис" северо-западным научным центром "Гигиена" совместно с нами была разработана методика по определению снижения продолжительности жизни и по определению скорости старения населения в зависимости от выбросов автотранспорта. Мы нашли четкую зависимость от интенсивности потока автотранспорта и расположения жилья. Здесь имеется прямая зависимость. Нам представляется, что целесообразно это направление развивать для того, чтобы найти быстрое и правильное решение этой проблемы.

Татьяна Валович: Методика-то эта кем-то из городских властей используется?

Вячеслав Воронин: Она, к сожалению, не используется.

Татьяна Валович: Как сказывается на состоянии воздуха тот противогололедный состав, которым обрабатываются улицы Петербурга?

Вячеслав Воронин: Безусловно, это имеет очень большое значение для качества вдыхаемого воздуха. Потому что песок и соль в конечном итоге становятся дополнительными источниками взвешенных веществ, которые появляются в атмосфере. Вообще, проблем с удалением мелкодисперсных взвешенных веществ (это пылевые частицы очень маленького размера) очень высока. Из-за чего? Потому что эти мелкие частицы, проникая в легкие, не удаляются из них. Более того, они являются адсорбентами новых токсических соединений, которые попадают в организм и в результате длительного нахождения в органах дыхания они становятся источниками легочных заболеваний. Это может быть и бронхиальная астма, и хронические обструктивные бронхиты, различные аллергические проявления. Я не говорю и о том, что могут быть и другие назологические формы, появляющиеся в результате воздействиях этих аэрозолей.

Слушатель: Здравствуйте! Дмитрий. Я послушал вас и не понял, что же получается - губернаторы и законодатели города и не думали о главном, о воздухе, если положение ухудшается? За что они тогда деньги получают? И почему общественность не трезвонит об этом, а занимается пустым политиканством, а не сферой обитания? Или это слабая работа экологов? Или их тоже изживают, как мешающих политической работе?

Вячеслав Воронин: Совершенно справедлив упрек от нашего рядового жителя Санкт-Петербурга. Но, с другой стороны, я хочу еще раз подчеркнуть, что эта проблема самым острым образом поднята Санкт-Петербургским экологическим союзом. Поддержка этого направления нам кажется своевременной и практически достижимой для улучшения качества воздушной среды.

Татьяна Валович: Экологический петербургский союз провел этот "круглый стол". А дальше что? Я знаю, что на нем присутствовали и представители законодательного собрания, и городской администрации. Информация о критическом состоянии воздуха Петербурга была донесена. Что дальше, как вы думаете?

Вячеслав Воронин: Были разработаны рекомендации "круглого стола", которые были направлены в соответствующие законодательные органы. С другой стороны, вот эта книга, которая при поддержке Санкт-Петербургского экологического союза издана, указывает и пути реализации этих проблем, пускай не полностью, но, по крайней мере, это четко продуманные пути и реальные пути.

Татьяна Валович: Но какие должны быть первоочередные шаги? Что это? Законодательство, какие-то конкретные меры, ограничения, скажем, того же проезда автотранспорта или еще что-то?

Вячеслав Воронин: Если мы говорим о наружном воздухе, то, конечно, здесь необходимо провести дальнейшие комплексные исследования, но уже не те, которые набили оскомину, но не дают никакого эффекта. Надо идти не от концентраций к здоровью человека, а от здоровья к концентрациям. То есть, оценивая здоровье, мы сразу же, благодаря разработанной нами методике, выходим на причины ухудшения качества состояния здоровья человека. Эти бесконечные замеры, которые не находят прикладного применения, мало что дают. Нам кажется, что это наиболее реальный путь: оценить здоровье населения того или иного района с привязкой к конкретному автотранспортному потоку, с учетом расположения жилья и разработать конкретные рекомендации, которые приемлемы. А рекомендации могут быть самые разные: либо сокращение автотранспортного потока, либо изменение его направления, это уже было в практике строительства "Экодорсервиса", или же это запрещение определенных видов автотранспорта, который работает, скажем, на солярке, имеет повышенную задымленность.

Татьяна Валович: Или на бензине 76-м, который в Европе давно уже не используется.

Вячеслав Воронин: Да, который содержит очень много свинца до сих пор. И прочие рекомендации. Это решаемые проблемы.

Татьяна Валович: Вячеслав Александрович, я хочу сказать, что вот эта проблема, проблема качества воздуха, вызвала довольно бурную реакцию. Сайт фонтанка.ру поместил статью, высказалось очень много людей по этому поводу, которые заинтересованы, видимо, в сохранении своего здоровья. Было достаточно много соображений о том, что же конкретно можно сделать. Вот вы тоже говорили о предложениях. А что сделать, чтобы эти предложения не остались только предложениями и только на бумаге, а чтобы они дальше как-то пошли? Например, в Москве буквально на этой неделе появилось сообщение, что транспортный налог будет зависеть от уровня выхлопов. В Европе, я знаю, налоговые льготы тем, кто приобретает новые машины, оснащенные специальными устройствами для сжигания выхлопов, на два года предоставляются. В Петербурге идет такая работа хотя бы на законодательном уровне?

Вячеслав Воронин: Татьяна, я хотел бы сначала последовательно остановиться на конкретных предложениях по поводу качества воздуха воздушной среды помещений. Речь идет о том, как наш обычный петербуржец может улучшить качество вдыхаемого воздуха. Это можно сделать, используя электронные ионизаторы-очистители воздуха, например, отечественного производства типа "Пультекс", "Авион-С", "Супер+".

Татьяна Валович: Насколько они доступны каждому горожанину?

Вячеслав Воронин: Они доступны, потому что, когда мы говорим о цене здоровья, цена ионизаторов в данном случае кажется приемлемой. Например, "Авион-С" стоит 1200 рублей, "Супер+" - около 2500-3000.

Татьяна Валович: А насколько они эффективны?

Вячеслав Воронин: Они эффективны для площадей 25-30 квадратных метров. Они удаляют аэрозоль, пыль, они насыщают воздух отрицательными аэроионами, которые являются витаминами воздуха, и при отсутствии их ухудшается состояние здоровья человека. Они уничтожают плесень, грибки, обладают антимикробным и антивирусным действием.

Татьяна Валович: Сейчас достаточно много появилось на рынке строительных материалов. Новое жилье, возводимое, кто-то оценивает по степени экологической безопасности воздушной среды. Зачастую, чтобы сэкономить, строители используют некачественные материалы.

Вячеслав Воронин: Совершенно верно. У меня нет конкретных результатов или данных о том, какие организации непосредственно занимаются оценкой вновь построенных зданий и, в частности, жилых помещений, с точки зрения санитарной химии и токсикологии, то есть гигиенических показателей. Это делают отдельные фирмы, привлекаемые Экологической академией. В частности, под руководством академика Слепяна Эрика Иосифовича одной из фирм была проведена оценка 222 образцов обоев. Было показано, что они выделяют огромное количество тяжелых металлов, причем 1-2-го классов опасности. Каким образом бороться с этим явлением? С нашей точки зрения, должны быть обязательно подключены органы саэпиднадзора, чтобы как-то наладить сертификацию товаров или повысить требования таким образом, чтобы в сертификате были обязательно указаны показания по гигиеническим нормативам, соответствует гигиеническим нормативам или нет.

Татьяна Валович: Эти исследования по обоям где-то доступны населению?

Вячеслав Воронин: Это обобщено в книге, которая будет выпущена. Я сейчас точно не помню названия, но она будет подготовлена к изданию, и уже чуть ли не издана. Там конкретные рекомендации и результаты этих исследований представлены.

Слушатель: Здравствуйте! Аргументирую вопрос. Демократы пришли к власти на волне критики жизни людей при социализме. За 19 лет наплодили кучку сверхбогатых, а большинство народа загнали в нищету. Страна по качеству жизни из передовой пятерки скатилась на 105-111-е место в мире. Так как сегодня поднимается вопрос воздуха, то это потому, что надо увести народ от решения проблем повышения жизненного уровня, ведь то и другое зависят от финансирования, которое сегодня перетекает в частные карманы и уходит за рубеж?

Татьяна Валович: По-моему, вопрос о состоянии воздуха - это жизненные вопрос, и мы не хотим увести никуда от обсуждения.

Вячеслав Воронин: Да, совершенно верно. Я сейчас не касаюсь вопросов политики, но дело в том, что это политика Санкт-Петербургского экологического союза, прежде всего направлена на обеспечение качества жизни населения, почему и организован "круглый стол", почему и предоставлен нам голос на радио, чтобы довести те вопиющие опасности, которые несет вдыхание некачественного воздуха. Здесь, мне кажется, никаких противоречий нет ни с законодательством, ни с партийным воздействием на эти проблемы. Я все-таки хочу продолжить. Второй вопрос, который вы мне задали, касается загрязнений от автотранспорта. У нас имеются конкретные наработки и, в частности, ЦКБ "Рубин" разработал насадки на глушители, которые поглощают, уничтожают основные токсические вещества. Я не знаю, почему отечественные производители не воспользовались этим, эти насадки могли бы очень эффективно защитить окружающую среду. Это один путь. Второй путь, это, конечно, разработка автомобилей на нетрадиционных двигателях, это электрические, на солнечных батареях. Имеются и другие примеры - использование метилового спирта, что также будет резко снижать вредные выбросы в атмосферу.

Слушатель: Александр, Петербург. Я хотел бы напомнить о феномене блистательного Санкт-Петербурга, который поддерживается такими шедеврами, как произведения Достоевского или Александра Блока: "И в кольцах узкая рука, и шляпа со страусовыми перьями". Все это может иметь отношение к тому, что Петербург построен на радоновой расщелине, которая вызывает поступление радоновых газов из-под земли и, соответственно, ведет к наркотическому галлюцинозу. Может ли составляющей блистательной культуры Санкт-Петербурга являться наркотическое опьянение сверхдозами радона?

Вячеслав Воронин: Радоновая проблема чрезвычайно актуальна. Не случайно в странах Скандинавии этому вопросу придают большое значение. Это, в частности, Швеция, Финляндия. Да, Санкт-Петербург действительно находится на геопатогенных зонах, имеется зона разлома с повышенным выделением радона. Радон, как известно, является изотопом радиоактивного радия. Он в 7,5 раз тяжелее воздуха, поэтому он находится преимущественно в нижних слоях атмосферы, если точнее, в подвальных помещениях, на первых этажах. Естественное выделение из земной коры этого газа, к сожалению, не всегда контролируется. У нас нет такого массового приема оценки: взял прибор или индикаторные трубки, чтобы они сразу показали уровень активности радона. Тем более что высокий уровень радиоактивности именно радона приводит к заболеваниям, особенно онкологическим заболеваниям органов дыхания. Этому необходимо придавать очень большое значение.

XS
SM
MD
LG