Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело "ЮКОСа" и кадровые перестановки в Кремле


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Казнин, Виктор Резунков, Владимир Бабурин, Наталья Голицына и Ян Рунов, и ведущий программы РС "Выборы" Михаил Соколов.

Андрей Шарый: Назначение Дмитрия Медведева главой администрации президента России несколько стабилизировало ситуацию на бирже и немного стабилизировало политические страсти. Сильнее или слабее стал президент Путин? Почему репрессии против компании ЮКОС и кадровые перестановки в Кремле аналитики считают началом политического кризиса в России? Эти темы мы обсудим сегодня.

Когда пост председателя Комитета внешних экономических отношений мэрии Санкт-Петербурга занимал Владимир Путин, Медведев консультировал его по юридическим вопросам. Кроме того, глава государства назначил первым заместителем руководителя своей администрации еще одного соратника по петербургским временам - юриста Дмитрия Козака. О петербургской политической карьере Медведева и Козака - корреспондент нашего радио в Петербурге Дмитрий Казнин:

Дмитрий Казнин: Дмитрий Медведев закончил юрфак Ленинградского государственного университета в 1987-м году и вплоть до 1999-го проработал на факультете. С Владимиром Путиным познакомился в 1990-м, когда после защиты диссертации был приглашен Анатолием Собчаком советником в его команду. На такую же должность тогда попал и будущий президент. Затем, после того, как Владимир Путин стал заместителем мэра Петербурга, он сделал Дмитрия Медведева консультантом Комитета по внешним связям. После того, как губернатором Петербурга стал Владимир Яковлев, Дмитрий Медведев ушел в тень, вернулся на юридический факультет и стал заниматься практической юриспруденцией. По словам Дмитрия Медведева, с Владимиром Путиным они активно общались вплоть до отъезда последнего в Москву. Затем контакты прервались и возобновились уже после того, как Владимир Путин был назначен председателем правительства России. Всей своей карьерой Дмитрий Медведев обязан президенту. Его называют самым закрытым и самым близким к Путину человеком. Именно Дмитрий Медведев до последнего времени отвечал за распорядок дня главы государства, от него зависело, с кем встречается президент.

На повышение в администрации президента пошел и Дмитрий Козак, тоже еще ленинградский знакомый Путина, юрист. В правительстве Собчака был председателем юридического комитета мэрии. Владимир Яковлев отставку Козака не принял, и до 1999-го года он оставался в администрации Петербурга, затем уволился и через некоторое время был вызван Владимиром Путиным в Москву.

Работал с Владимиром Путиным в мэрии Петербурга и Игорь Сечин, отвечающий сегодня за канцелярию президента. С 1991-го года филолог и знаток португальского языка Сечин следует за Владимиром Путиным повсюду. Еще один ленинградский товарищ Путина в его администрации - экс-чекист Виктор Иванов, до середины 90-х был сотрудником питерского КГБ, а затем по приглашению Владимира Путина курировал контакты с силовиками в мэрии города. После прихода Яковлева был уволен, занимался бизнесом и даже журналистикой, пока сразу после прихода в Кремль Путина не был приглашен в администрацию президента. Петербургская команда Владимира Путина становится все сплоченнее в преддверии выборов в Государственную Думу и выборов президента России.

Андрей Шарый: О тенденциях в российской политике в петербургской студии Радио Свобода с правозащитником, депутатом петербургской Думы Юлием Рыбаковым беседовал мой коллега Виктор Резунков.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, некоторых из новых руководителей администрации президента вы знали лично. Мнения об этих назначениях самые различные, вплоть до утверждения о грядущем в ближайшее время экономическом развале страны и политическом кризисе в России. Каково ваше отношение к этим кадровым перестановкам?

Юлий Рыбаков: Если говорить о назначениях, то, пожалуй, более всего я общался, за годы работы в Ленсовете и по контактам непосредственно со Смольным, более всего я общался с Дмитрием Козаком. И могу подтвердить, что это, безусловно, порядочный и высокопрофессиональный юрист. Мы видим его работу сейчас в Москве. И именно, пожалуй, самые демократичные и самые профессиональные законопроекты, которые приходят к нам из правительства, от президента, они исходят именно от Дмитрия Козака. Но я очень боюсь его перехвалить, потому что в моих устах любая похвала может кремлевскому чиновнику просто повредить. Что же касается Медведева и остальных - с ними я практически не общался в предыдущие годы. И вообще хотел бы сказать, что, пожалуй, здесь все та же российская византийщина с кадровым голодом, с приближением к самодержцу только непосредственно близких ему людей, которым он может доверять, в первую очередь, потому, что они, как он надеется, не воткнут ему нож в спину, а вовсе не по высокопрофессиональным качествам. Если Путин говорит, что именно чувство локтя Медведева его успокаивает рядом, то это просто еще раз говорит о кадровом голоде и о той опасенческой, скажем так, атмосфере, в которой живет президент. Он вынужден окружать себя людьми, которых просто хорошо знает по-человечески, а вовсе не профессионалами. К Козаку это не относится.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, глава РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс вообще негативно воспринял сообщение об отставке главы администрации президента Александра Волошина и сказал, что это "означает пересмотр курса власти в плане ее отношения к демократии, интеллигенции и бизнесу". Как вы считаете, теперь изменится курс власти в отношении демократии действительно?

Юлий Рыбаков: А почему теперь, почему только сейчас об этом задумались господа Томчин, Чубайс и все остальные, которые еще недавно аплодировали президенту, которые всячески выгораживали, продолжают даже сегодня выгораживать его, говоря о том, что - да, это вредительство, с президентом непонятно, какую он занимает позицию. Бога ради, разве не понятно? Очень даже понятно: всем стоять, всем бояться - вот сегодня позиция президента. Они поддерживали человека, предпочитающего разговаривать с народом, предпочитающего разговаривать с обществом на воровском жаргоне. И они думали, что он их не тронет? Тронет. И вот теперь мы получаем все те результаты, которые были очевидны, на самом деле, если только открыть вовремя глаза. Вы знаете, есть такая украинская поговорка, я, может быть, ее неточно воспроизведу: бачили очи, что покупали, а теперь хоть повылазьте. Вы сделали этого человека, вы помогли, вы участвовали в этом, вы помогали ему стать президентом, вы защищали его все эти годы и теперь получайте по счетам, вместе со всеми. В том-то все и дело, что вместе со всем обществом, которое, по сути дела, отлучено сейчас от власти, и общество ставят на колени - это очевидно совершенно, и я ожидаю очень серьезных последствий от этого.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, скажите, Борис Березовский из Лондона призвал бойкотировать выборы в Госдуму и объединиться, и левым, и правым, в оппозиции Владимиру Путину. Как вы относитесь к этой идее?

Юлий Рыбаков: Бойкот выборов ничего не даст. Даже если значительная часть людей пробойкотирует эти выборы, административного ресурса и другой части людей хватит для того, чтобы избрать как раз тот необходимый Кремлю состав Государственной Думы, который им и нужен. Социологи говорят сегодня о том, что низкая явка на выборы выгодна партии власти.

Андрей Шарый: Отставку Александра Волошина и назначение на его место Дмитрия Медведева Радио Свобода попросило прокомментировать обозревателя газеты "Коммерсантъ", автора только что вышедшей книги "Записки кремлевского диггера" Елену Трегубову.

Арслан Саидов: Вы согласны с мнением Анатолия Чубайса, который сегодня заявил, что отставка Волошина может означать "пересмотр курса власти в плане ее отношения к демократии, интеллигенции и бизнесу". Неужели все так серьезно?

Елена Трегубова: Ну, помните, в какой-то момент назначение Волошина рассматривали как крах демократии. В общем, все это понятия относительные. Я бы усматривала большую угрозу для демократии в том, как ведет себя Чубайс в последние дни, когда его коллега Ходорковский сидит в тюрьме, а, например, Сванидзе спрашивает Чубайса, уверен ли он в чистоте Ходорковского перед законом, а Чубайс очень бодро отвечает: "Нет, конечно же, я не уверен, и вообще, не надо идеализировать Ходорковского". Мне кажется, сейчас не лучшая ситуация для таких высказываний, и не самая хорошая ситуация проявлять Анатолию Борисовичу Чубайсу свой природный конформизм. Мне кажется, все его заявления должны были быть гораздо жестче, а не быть нацеленными на то, что он желает, чтобы с ним встретился президент и, может быть, насчитал лишние очки "СПС" в Думе.

Владимир Бабурин: Вы принесли вашу книгу "Записки кремлевского диггера", я с вашего позволения ее процитирую. Вы пишете: "Самый эффективный антикризисный управленец Кремля всех времен и народов Александр Волошин возник, как джинн из бутылки. Во время юмашевского правления о существовании Волошина не знал ровным счетом ни один кремлевский журналист... Я тут же разузнала, что Волошин был по бизнесу связан с Березовским, и что с 1995-го по 1997-й год возглавлял некое АО "Федеральная фондовая корпорация", но это примерно то же самое, что "Закрытое акционерное общество Российская Федерация" - весело пояснили мне коллеги из отдела бизнеса". Вот две фамилии я назвал, Волошин и Березовский. Связана ли, по-вашему, как-то отставка Волошина с тем, что когда-то он был связан с Березовским?

Елена Трегубова: Я думаю, что отставка Волошина связана с его личным желанием, а желание это связано с тем, что он перестал контролировать столь же эффективно, как он контролировал в последние годы, всю ситуацию. Он перестал быть самым главным "разводящим". Главным "разводящим" на сегодняшний момент стал Путин. Впрочем, еще остаются такие фигуры, как Абрамович, роль которого в происходящем вокруг Ходорковского тоже пока не вполне ясна.

Владимир Бабурин: Можно ли говорить о том, что сейчас изменилась схема отношений между президентом и его администрацией, если при Александре Волошине это было какое-то, по крайней мере, подобие партнерских отношений, то теперь это чисто военное, или гебешное, как хотите - начальник и подчиненный?

Елена Трегубова: Я бы сказала, что прежде, "при Волошине", Волошин все-таки оставался главным лицом в стране. Потому что именно Волошин держит в руках все рычаги власти и обладает тем багажом - и интеллектуальным, и волевым - который позволял "разводить" все процессы в стране. А сейчас Медведев будет даже не придатоком, а такой ватой, которой будут заполнять пустоты в кремлевской администрации.

Владимир Бабурин: Вот вы назвали Волошина самым эффективным антикризисным управленцем, и Путин идет на такой шаг, убирая антикризисную фигуру, хотя сейчас антикризисный управленец очень нужен, или им будет сам Путин теперь?

Елена Трегубова: Мне кажется, что он попробует. Но, опять же, повторяю, около него остается в непосредственной близости такая фигура, как Абрамович, и Абрамовича пока никто не арестовывал. Как видите, очень показательный фактор.

Владимир Бабурин: Но не может же Абрамович ни в коей мере заменить Александра Волошина?

Елена Трегубова: Я думаю, нет, но серьезно влиять может, и бизнес, который по-прежнему остается приближенным к Кремлю, может влиять на политику Кремля.

Владимир Бабурин: То есть, если сейчас задать вам тот вопрос, который задают все без исключения газеты - вы исключаете, что следующий может быть Роман Абрамович?

Елена Трегубова: Честно говоря, судя по логике развития событий, следующим должен быть Чубайс. Кто больше всех трусит заявлять о происходящем в стране, тот и будет следующим.

Владимир Бабурин: Вот фигура Дмитрия Медведева, насколько она для всех приемлема? Может показаться, что это не самый худший вариант, потому что либералы в окружении Путина очень боялись усиления группировки, которая представляет силовиков. Как вы полагаете, назначив Дмитрия Медведева, показал ли Путин силовикам, что ,пока, по крайней мере, он их к власти не допустит?

Елена Трегубова: Нет, это он показал нам с вами, что он якобы не допускает силовиков к власти.

Владимир Бабурин: Вы назвали фамилию Анатолия Чубайса, Чубайс уже предложил Александру Волошину работу. Как вы думаете, насколько это серьезно?

Елена Трегубова: Уже вчера появились сообщения о том, что на РАО ЕЭС тоже пришли люди.

Владимир Бабурин: То есть вы полагаете, что Чубайс действительно может стать второй фигурой, которая последует?

Елена Трегубова: Если он попробует сопротивляться, то да, но, насколько я знаю о сути происходящего, сейчас в "СПС" все-таки люди склоняются к тому, чтобы сохранять с Кремлем конформистские отношения, дабы Кремль не перерезал им все выходы на телеэкран и все-таки пропустил милостиво с какими-то там 5,1 процента в следующую Госдуму.

Владимир Бабурин: Была информация, правда, пока никем не подтвержденная, что руководителям "Первого" и "Второго" телеканалов дана если не рекомендация, то такая настоятельная просьба, в которой трудно отказать: не предоставлять эфирное время ни Чубайсу, ни Явлинскому?

Елена Трегубова: Обязательное, равное для всех эфирное время, естественно, им предоставлять будут... А так - совершенно реальная информация. В этом случае совершенно непонятно, чего еще высиживает Анатолий Борисович, и чего еще он ждет от Кремля, каких еще милостей от природы.

Владимир Бабурин: А что тогда высиживает Михаил Борисович? После отставки Волошина у Ходорковского намного меньше шансов выйти из тюрьмы?

Елена Трегубова: Нет, я надеюсь... Все-таки Михаил Борисович человек молодой, поэтому шансы выйти из тюрьмы у него есть. Именно поэтому я считаю решение Путина посадить, я подчеркиваю, решение именно Путина, не надо говорить, что кто-то его науськал или дезинформировал, решение Путина посадить Ходорковского очень неосмотрительное, потому что они оба - нестарые люди, они еще сочтутся.

Владимир Бабурин: Ну, давайте вернемся к самой громкой отставке, о которой, правда, говорили уже дня 3-4. Пожалуй, все комментарии были уже сказаны, написаны до того, как официально был снят Александр Волошин. Вот вы достаточно тепло о нем в своей книге пишете, а чем уж так хорош был Александр Стальевич Волошин? Ведь действительно - кстати, это ваши слова - когда он сменил на посту главы президентской администрации Валентина Юмашева, казалось, что это закат российской демократии. Собственно, именно при Волошине произошло и удушение "НТВ", и конец "ТВ-6", и "ТВС", и много чего произошло. А теперь о Волошине сожалеют. Буквально получается как по русской поговорке - о мертвом или хорошо, или ничего, в данном случае о политическом трупе. А все-таки, чем же так был хорош Александр Волошин?

Елена Трегубова: Видите ли, это ошибка считать, что я тепло писала в своей книжке об Александре Волошине. Я постаралась максимально честно написать об Александре Волошине. Он лично мне как человек был гораздо интереснее, чем большая часть кремлевских обитателей. Он не мелкий, он не серенький в сравнении с теми же фигурами, как Юмашев, в сравнении тем более с появившейся теперь фигурой Медведева, который ничем не прославился за все годы своего пребывания в Кремле после прихода к власти Путина. Ну, где-то там обретался, непонятно чем занимался. Я помню, как про предвыборный путинский штаб, который формально возглавлял Медведев, Волошин - есть эпизод в моей книжке - сказал: "А черт его знает, чем он там занимается, этот предвыборный штаб". Это очень точно, потому что действительно, черт его знает, чем там занимался этот Медведев. Мы с вами его даже не знаем как человека. Он никакой. Ну, пусть проявит себя как-то... Нет, я на самом деле всегда говорила и честно признавалась, что Александр Стальевич Волошин интереснее, чем многие вокруг него. Именно потому, что он - личность.

Владимир Бабурин: Вы сказали, мы с вами не знаем, кто такой Медведев. Мы тут на Радио Свобода не слишком хорошо знаем и кто такой Волошин, потому что именно при Волошине корреспонденты Радио Свобода удалены из кремлевского пула - официально нас никто не исключал, нас просто перестали приглашать куда-то и пускать...

Елена Трегубова: А я официально была выгнана из кремлевского пула. При этом, надо отдать должное Александру Стальевичу Волошину, он никогда не опускался до такой мелочности характера и ни разу не порвал со мной отношений, после ни одной из моих критических статей о нем. Это был единственный человек, который все это время, даже после моего изгнания из кремлевского пула, продолжал со мной встречаться и даже обсуждать все проблемы, которые стояли тогда перед Кремлем.

Владимир Бабурин: То есть, работа журналистов, которые остаются в кремлевском пуле, будет еще более неинтересной? Или хотя бы, может, закрытые брифинги, которые были при Волошине, будут продолжаться, а если да, то будет на них хоть какая-то интересная информация для журналистов, или это превратится просто в политтусовку?

Елена Трегубова: Видите ли, будет журналистам скучно, или нет - это не самое трагическое и драматическое, что происходит в нашей стране. Происходят очень глобальные процессы. Мне кажется, огромная ошибка Александра Стальевича Волошина в том, что он не смог свою сокрушительную энергию направить в мирных целях после прихода Путина к власти. Как вы правильно сказали, он уничтожил в стране СМИ и он показал Путину, своему политическому ученику, так уж вышло, развращающе легкий способ сворачивать головы оппозиции и свободным СМИ. Теперь с помощью этого же способа самого Волошина отстранили от власти.

Андрей Шарый: Прокомментировать ситуацию, возникшую в России в связи с отставкой Александра Волошина и делом "ЮКОСа" корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила известного британского внешнеполитического аналитика, дипломатического редактора газеты "Таймс" Майкла Биньона.

Майкл Биньон: Бесспорно, что в России назревает политический кризис, возникают его предпосылки. Президент делает все возможное, чтобы разрядить обстановку. На это была направлена и встреча Путина с крупными бизнесменами и инвесторами, на которой он пытался убедить их, что дело "ЮКОСа" – это единичный случай. Но, на мой взгляд, это дело выходит далеко за рамки интересов одной нефтяной компании. Это показатель борьбы старой и новой группировок в окружении Путина, напряженной борьбы за политическое влияние.

Дело "ЮКОСа" окажет серьезное влияние на инвестиционный климат в России. Ирония судьбы состоит еще и в том, что "ЮКОС" за последние годы превратился в ведущую компанию страны по внедрению современной деловой этики и передовых западных методов ведения бизнеса, добиваясь прозрачности своей деятельности, внедряя западные формы отчетности, приглашая на работу западных специалистов, спонсируя социальные и образовательные программы. Короче говоря, "ЮКОС" работает, как и положено крупной современной западной компании. И он первым в России начал так работать. И если именно такая компания преследуется за прошлые грехи, то у многих возникает подозрение, что гонения на "ЮКОС" могли быть вызваны только политическими причинами. Именно это вызывает беспокойство, это означает, что многие инвесторы боятся вкладывать деньги в российские предприятия из опасения, что и их может настигнуть политическая месть Кремля.

Наталья Голицына: Насколько отставка Александра Волошина вписывается в эту картину?

Майкл Биньон: Это как раз показатель того, кто борется за влияние в Кремле. С одной стороны - так называемая "питерская группировка", многие представители которой в прошлом, как и президент, служили в КГБ, с другой – это советники и администраторы, назначенные еще во времена президента Ельцина. Думаю, что не только бывший глава администрации президента, но и премьер-министр Михаил Касьянов – человек ельцинской эпохи.

Наталья Голицына: Значит ли все это, что в России намечается смена политического курса?

Майкл Биньон: Возникает серьезное беспокойство: политические инстинкты людей, занимающих сейчас в России руководящие позиции - это старые советские инстинкты. Особенно в том, что касается контроля за всем происходящим в стране. Эти силы не терпят никаких форм политического плюрализма, требуя абсолютной власти для президента. Они отвергают любую форму подлинной оппозиции – особенно оппозиции, пользующейся влиянием. По всей видимости, эти люди крайне обеспокоены той экономической властью, которую приобрели ведущие российские бизнесмены.

Наталья Голицына: Может ли дело "ЮКОСа" оказать влияние и на международные отношения России, в частности, повлиять на ее отношения с европейскими странами?

Майкл Биньон: Конечно, этим отношениям будет нанесен ущерб. Это отразится и на экономическом доверии Запада. Многие на Западе утратят доверие к обещаниям Путина утвердить в стране "диктатуру закона" и руководствоваться принципами справедливости в отношении бизнеса. Ведь если он утверждает, что закон – это сфера, в которую он не может вмешиваться, где у него нет власти, то в таком случае столь важные решения, принятые на столь высоком уровне, не имеют ничего общего с самим президентом. Думаю, что мнение европейцев о господине Путине во многом будет зависеть от его поведения в этом деле.

Андрей Шарый: Теперь несколько сегодняшних новостей из жизни нефтяной компании "ЮКОС". Премьер-министр России Михаил Касьянов глубоко озабочен арестом акций этой компании. "Арест акций, выставляемых на биржи - новая форма воздействия, последствия которой трудно определить", - сказал премьер-министр России. Отвечая на вопрос журналистов об отношении к арестам предпринимателей, Касьянов подтвердил, что его точка зрения осталась прежней. Когда был арестован глава финансового объединения "Менатеп" Платон Лебедев, глава правительства заявил, что считает такую меру чрезмерной.

Генеральная прокуратура России сообщила в пятницу о том, что завершено расследование уголовного дела главы компании "ЮКОС-Москва" Василия Шахновского. Как физическое лицо, Шахновского обвиняют в уклонении от уплаты налогов на сумму в 29 миллионов рублей. Как сообщили агентству "Интерфакс" в Генеральной прокуратуре, Шахновский приступил к ознакомлению с материалами дела.

В пятницу также стало известно о том, что значительная часть акций нефтяной компании "ЮКОС", насколько можно полагать, те акции, что не арестованы, переведены на имя физических лиц, находящихся вне досягаемости российской Генеральной прокуратуры. Переехавший в Тель-Авив член совета директоров нефтяной компании Леонид Невзлин получил израильское гражданство, однако, не может получить израильский заграничный паспорт. Как раз его имя и называют в качестве основного владельца акций "ЮКОСа". На территории Израиля также находится и исключенный из предвыборного списка партии "Единая Россия" депутат Государственной Думы и заместитель председателя бюджетного комитета нижней палаты парламента Владимир Дубов. Он также ждет решения властей страны о предоставлении ему израильского гражданства.

Виктория Мунблит: Как сообщают источники в Министерства финансов Израиля, российский предприниматель, бывший глава Российского еврейского конгресса и ректор Российского государственного университета Леонид Невзлин, находящийся в Израиле с сентября, получил израильское гражданство, однако до сих пор не получил израильский паспорт, дающий возможность перемещения за границей. Министр внутренних дел Израиля Авраам Пораз не намерен выдать Невзлину заграничный паспорт, несмотря на давление, оказываемое на Пораза министром финансов Биньямином Нетаньяху. Пораз не желает отступать от установленной практики, по которой новый гражданин Израиля может получить заграничный паспорт лишь через год беспрерывного пребывания в стране. Проживающей в отеле "Дан Тель-Авив" Леонид Невзлин ведет крайне замкнутый образ жизни и общается лишь с находящимся сейчас в Израиле предпринимателем Владимиром Гусинским, правительственными кругами, близкими к министру финансов, и с самим Биньямином Нетаньяху. Бывший депутат Государственной Думы Владимир Дубов пока израильское гражданство не получил, поскольку его причастность к еврейству еще проверяется.

Андрей Шарый: Как отразились разборки российских властей с "ЮКОСом" на фондовых рынках в России и за ее пределами? Об этом наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов беседует с американским экспертом, содиректором Центра российских исследований при Гарвардском университете Маршаллом Голдманом.

Маршалл Голдман: Некоторые менеджеры совместных фондов после ареста Платона Лебедева говорили, что этот арест не отразится на состоянии рынка ценных бумаг, а если отразится, то лишь на очень короткое время. Так и было. Акции "ЮКОСа" сразу после ареста Лебедева упали, но вскоре стоимость акций стала еще выше. После ареста Ходорковского ситуация оказалась иной. Рынок отреагировал гораздо болезненнее. За одну неделю индекс потерял почти 25% своей стоимости. Это очень много. Последовавшее за встречей Путина с представителями иностранных банков повышение индекса никак не компенсировало предыдущие потери. Особенно напугало фондовые рынки то, что был наложен арест на 44% пакета акций "ЮКОСа", контролируемых, как думалось, Ходорковским. Такие методы выглядят как шаг на пути к национализации крупной частной собственности. Я лично не уверен, что дело зайдет так далеко, но ситуация, складывающаяся в России, может навести на такие мысли. Арест ценных бумаг – нечто новое в российской практике. Путин, конечно, пытается успокоить инвесторов. Он говорит, что проблема частная, касающаяся конкретного лица, конкретной компании. Но мы видим, что дело против Ходорковского - далеко не частный случай, а часть государственной политики вмешательства в частное предпринимательство. В Норильске, например, новый мэр требует, чтобы компания "Норильский Никель" не только платила более высокие налоги, но и увеличила зарплату рабочим. Это указывает на растущий уровень вмешательства властей в дела частных компаний, что неприемлемо для рыночной экономики. Случай в Норильске показывает, что может возникнуть в результате преследования "ЮКОСа". Мое мнение, хотя дело еще только раскручивается, что инвесторы теперь трижды подумают, прежде чем вкладывать свой капитал в российскую экономику, которая вновь стала непредсказуемой. British Petroleum, например, явно нервничает: что будет с их семью миллиардами долларов? И как минимум, пострадает сделка между ExxonMobil и "ЮКОСом".

Ян Рунов: Можете ли вы сказать, что история с "ЮКОСом" отразилась не только на российском фондовом рынке?

Маршалл Голдман: Необязательно. В отличие от того, что произошло в 1998-м году, общая экономическая ситуация в России достаточно стабильная. Так что на рынках за пределами России дело "ЮКОСа" не оказало влияния. Цены на нефть, в общем, не отреагировали на арест Ходорковского. Эта история, действительно, пока носит чисто внутрироссийский характер, если говорить именно о фондовых рынках. За пределами России вкладчики не пострадали.

Андрей Шарый: В завершении темы - у микрофона в московской студии Радио Свобода политический обозреватель нашего радио Михаил Соколов:

Михаил Соколов: Конституционная президентская российская монархия медленно и безгласно превращалась в самодержавную. Но арест Михаила Ходорковского, отъем крупного пакета акций концерна "ЮКОСа", и отставка главы администрации президента Александра Волошина вернули российскую политику на поле публичной борьбы.

Владимир Путин свершил акт личной мести нуворишу, поигравшему в политику, после чего, нет, не отправился по сталинскому завету сладко почивать, а, как и подобает опытному дозировщику, в понедельник рявкнул: "Прекратить истерику!", а в четверг явил западным инвесторам цивильный лик, ласково пожелав, чтобы честные акционеры, в отличие от преступников, не пострадали от излишней ретивости прокурорских…

Но тупая разводка уже не работает. Рынок взбудоражен полицейщиной, отказом в западном понимании права частной собственности, переделом нефтяной ренты, бизнес-элита дрожит осенним листом, за редким исключением - это Анатолий Чубайс.

Для страха иудейского есть ясное основание: негласный пакт о несведении счетов за роковые 90-е надорван президентом как анненские кондиции. Убрав главу кремлевской администрации Александра Волошина, президент Путин еще и показал: разговоры о клановой схватке новых питерских сечиных и старых ельцинских сурковых - не выдумка Глеба Павловского.

Ударный отряд фундаменталистской группировки пробил оборону верховников-космополитов. Но чекистская шляхта не добилась полной победы: придворное ведомство пока что взяли под контроль не выходцы из госбезопасности, а обслуживавшие Смольный в 90-х питерские юристы. Храбрится озабоченный арестом акций премьер Касьянов.

Зато улетучивается дарованная народу свыше иллюзия политического благолепия. Даже Гостелерадио транслирует крамольные речи. Конституционный суд (по согласованию с прежним главой администрации) очень вовремя вынул у прессы предвыборный кляп.

Вышло, что Волошин на прощание подорвал созданную им пиар-машину.

Механизм надувания путинского рейтинга пыжится, а виртуальный облик вождя уже выходит отнюдь не прежний, объемный и многоликий, на все вкусы, а плоский, - нечто вроде иконы, почему-то не являющей с экрана чудес. живают мертвые декорации: сценой борьбы - вокруг фигуры Василия Шахновского - Прокуратура сделала замок политических теней - Совет Федерации.

Враз отупев, "Единая Россия" сама себя высекла, изгнав из своих рядов только за владение акциями "ЮКОСа" зампреда банковского комитета Владимира Дубова и осудив решения Конституционного Суда.

Взбодрились "Яблоко" и "СПС", впервые заговорив языком оппозиционной компартии: если нельзя свалить прокурора - надо валить президента.

Давно известно, что опричные методы и победоносцевские подморозки на вполне обозримой исторической дистанции способны привести Россию к смутам, этак страна, желавшая в XXI веке догонять по уровню жизни Португалию, начнет поспешать за преуспевшей в антиолигархическом хаосе Венесуэлой.

XS
SM
MD
LG