Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рабский труд солдат в российской армии


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют: военный обозреватель "Еженедельного журнала" Александр Гольц, член комиссии при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Марина Федулова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова, корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский и Юрий Багров.

Арслан Саидов: Военная реформа окончена, призыв в рабство продолжается. Так считает Союз комитетов солдатских матерей России, которые собирают все новые и новые сведения о нарушении прав военнослужащих срочной службы. Кроме неискорененной дедовщины остается практика использования солдат в качестве бесплатной рабочей силы. Подобное происходит повсеместно и, по данным комитетов солдатских матерей, приобретает все более широкие масштабы. Слово нашему корреспонденту Максиму Ярошевскому:

Максим Ярошевский: Сложно подсчитать, как часто и в каких регионах России больше всего используют солдат как рабов. По словам членов Союза комитетов солдатских матерей это происходит везде - и на юге, где офицеры сдают солдат на работы местному населению, в центральных и северных регионах страны, где их посылают на стройки. О том, как возникло рабство в российской армии, и что стало причиной его возникновения, рассказывает военный обозреватель, заместитель главного редактора "Еженедельного журнала" Александр Гольц:

Александр Гольц: Начинается это всякий раз довольно невинно. Известно, что в российской армии большие сложности с материальным обеспечением жизнедеятельности войск. Даже сейчас, когда оно более-менее наладилось. А в середине и конце 90-х годов дела были совсем плохи. Офицерам просто было нечем кормить свои воинские части. Чтобы решить эту проблему, командиры частей использовали то, чем располагали, а именно - бесплатный солдатский труд. И солдат за хлеб, грубо говоря, за то, чтобы кто-то потом купил картошки, хлеба, продуктов для воинской части, отдавали трудиться на ближайший кирпичный заводик, ферму, на хлебозавод, туда, где требовался неквалифицированный труд, на стройку ту же. Штука в том, что поначалу действовали по необходимости и не получая лично для себя доходов, но это все равно было преступлением. Рано или поздно командир спрашивал себя: а почему я рискую за общественное благо? - можно положить немножко денег себе в карман, ведь наказание будет то же самое.

Максим Ярошевский: Что такое рабство в вооруженных силах? Рассказывает член комиссии при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Марина Федулова:

Марина Федулова: Рабство - если люди выполняют тяжелую работу, и за это ничего не получают, а за них кто-то получает. Очень часто ребят отправляют на заводы. Работают они, как правило, в две и в три смены. Говорят, вы работаете, а деньги идут в часть. Но питание у ребят не становится лучше, форму они не получают чаще. Куда уходят деньги - никто не знает. К нам обращались ребята, работающие на заводе железобетонных изделий. Работа тяжелая, пыльная и опасная. Она не только наносит вред здоровью, но и легко можно получить травму. Рабство - когда ребят отправляют на стройки каких-то домов, гаражей и дач. Ребята даже сами не знают толком куда. Их отвезли, они отработали, им оставили сухой паек, сказав, что приедут через два-три дня, а о них забывают иногда и до месяца.

Максим Ярошевский: Свое определение работорговли в вооруженных силах дает

Александр Гольц:

Александр Гольц: Прежде всего следует иметь в виду, что работорговля, преследуемая по новым или уточненным статьям Уголовного кодекса, это, собственно говоря, некий частный случай узаконенного государственного использования рабского труда военнослужащих. Следует отдавать себе отчет, что добрая половина военных и полувоенных ведомств, например, железнодорожные войска, строительные войска нескольких специализированных государственных управлений и войска Госстроя - существуют за счет узаконенного рабского труда. Людей призывают в вооруженные силы не для того, чтобы обеспечивать безопасность родины, а чтобы использовать их бесплатный рабский труд.

Максим Ярошевский: Чаще всего солдат, попавший в рабство или в приказном порядке высланный на работу, получает за свой труд еду, сигареты и ночлег. Деньги за проделанную работу попадают в карманы офицеров. О двух случаях работорговли, по которым уже поступили заявления от пострадавших военнослужащих, рассказывает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова:

Валентина Мельникова: Во Пскове сейчас рядом с военкоматом строится дом. На стройплощадке постоянно солдаты, по 6-10 человек. Дом строится частный, ребята просят, чтобы про них не говорили, поэтому ни часть, ничего не упоминаем. У нас была жалоба очень интересная из Таманской дивизии, когда ребята-старослужащие работали на пилораме. Это была частная пилорама. Деньги за эту работу забирали офицеры. Когда ребята вернулись в часть увольняться, с них еще захотели получить 3,5 тысячи рублей за якобы украденную запчасть грузовика.

Максим Ярошевский: Солдат используют не только как строителей и дешевую рабсилу для грязной работы. Говорит Марина Федулова

Марина Федулова: Пришел к нам военнослужащий, служил в Волжске, в воинской части 64/322. Его в прошлом году весной направили на дачу к офицеру в Рязанскую область. Из Самарской области в Рязанскую. Спрашиваем: что ты делал? "Я обслуживал офицеров, которые туда приезжали, я по профессии кулинар". Мальчишка готовил, убирался, делал все. Это воинская служба. Заканчивается у него срок службы, он приезжает в часть увольняться. Пришел в строевую часть, спрашивает: а зарплата? Он же эти 9 месяцев не гулял, он выполнял приказ командира, который его направил на дачу. Тут он услышал: "Ты, сочинец, где ты был это время?" Он пошел к замполиту разбираться - как это так, он же ничего не нарушал. Входит лейтенант и в присутствии замполита начинает мальчишку бить. Когда он вернулся в расположение части, ребята-сослуживцы собрали ему деньги, приготовили гражданскую одежду и дали совет: беги, убьют тебя. То есть из-за тысячи рублей за работу на даче лейтенант готов был его убить.

Максим Ярошевский: В южных регионах России можно арендовать солдата для сельскохозяйственных работ, особенно славятся таким сервисом военные заставы Владикавказа, где за день работы военнослужащего офицеры частей просят 50-100 рублей.

Марина Федулова: У нас есть сведения от мальчишек: забирают их пасти скот с чабанами. Солдат ни от чего не может отказаться. Если приказывает офицер, он делает все.

Максим Ярошевский: Более подробно о ситуации во Владикавказе расскажет наш корреспондент Юрий Багров:

Юрий Багров: Этому явлению на всем Северном Кавказе не один год. Это стало активно проявляться со времен первой военной кампании в Чечне 1994-го года. Во Владикавказе есть своеобразный рынок возле воинской части в районе завода ОЗТ, куда ежедневно приезжают люди, которым нужна какая-либо помощь для хозяйственных, подсобных работ, и так далее. Можно договориться напрямую с прапорщиком или младшим офицером о количестве солдат, времени, на сколько ты их забираешь. Этот вопрос не раз поднимался и в местных СМИ, и в центральных, но, к сожалению, пока каких-либо подвижек к лучшему нет. Представители правоохранительных органов появляются, когда происходит пропажа солдат, если солдат не возвращается, а такие случаи нередки. За последние годы их стало чуть меньше, в связи с тем, что уменьшился рынок сбыта рабсилы. Раньше их переправляли в Чечню, а после родителям приходилось выкупать их за баснословные деньги. Сейчас этот рынок, нельзя сказать, что полностью закрыт, но не столь масштабен. Но все равно подобные вещи происходят, пусть не так часто, как в прошлые годы.

Максим Ярошевский: К слову сказать, заниматься любым физическим трудом военнослужащему запрещено законом и в Москве. Говорит

Марина Федулова:

Марина Федулова: Частенько начинают солдаты на каких-то стройках работать. В Москве солдаты элитной части проводили ремонт Дома ученых. Там произошла кража. Обвинили солдата, тот пожаловался, и мы стали разбираться, на каком основании у вас солдаты работают? - И никакой кражи нет, все быстро замяли. К мальчишке сразу никаких претензий. Потому что знают, если мы влезем, будет разборка полетов по полной программе.

Максим Ярошевский: Как решить эту проблему и полностью искоренить рабство в российской армии? По мнению Марины Федуловой, начинать надо с призыва:

Марина Федулова: Мы бы хотели, чтобы действительно прошла реформа армии. Чтобы военкоматы не вылавливали ребят под дулом автомата, отправляли в войска и называли это почетной обязанностью. Чтобы ребята выбирали службу в армии как профессию. Нужна реформа, призыв уже себя изжил. Служба в армии должна быть такой же профессией, как работа инженера, рабочего, какая угодно. Человек, служащий в армии, должен знать, чем ему обязано государство и что он должен взамен отдавать. Потому что контрактника, как правило, нельзя послать строить кому-то гаражи, дачи, нельзя послать работать на заводе неизвестно за что. Контрактник будет четко знать свои обязанности. Конечно, для многих офицеров это будет просто невыгодно. Многие это используют.

Максим Ярошевский: Свое мнение высказывает военный обозреватель "Еженедельного журнала"

Александр Гольц:

Александр Гольц: С этим довольно бессмысленно бороться как с каким-то определенными видом преступления. Это следствие существующей системы комплектования и несения службы в вооруженных силах. Побороть это явление можно одним способом: кардинально изменить существующую систему комплектования вооруженных сил.

XS
SM
MD
LG