Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему профсоюзы Свердловской области теряют былое влияние?


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец, которая беседует с заместителем федерации профсоюзов Свердловской области Андреем Ветлужских.

Арслан Саидов: В эфире традиционная рубрика, в которой мы предоставляем слово нашим коллегам из региональных бюро, сегодня это Екатеринбург. Я приветствую Евгению Назарец и ее гостя - заместителя федерации профсоюзов Свердловской области Андрея Ветлужских. Свердловские профсоюзы, недовольные тем, что работодатели все больше и больше игнорируют их мнение, намерены кардинальным образом изменить свою политику.

Евгения Назарец: Местные средства массовой информации подают проблему следующим образом: по меньшей мере треть профсоюзов Свердловской области недовольны результатами, которых добились их профсоюзные комитеты, особенно уровнем заработной платы, и профсоюзных лидеров беспокоит потеря влияния и авторитета. В то же время, аналитики предлагают новые методы массированного давления на работодателей. Вот об этом мы и собирались говорить. Верно ли мы обрисовали проблему?

Андрей Ветлужских: В целом проблема верна: есть недовольство работников получаемой заработной платой. Причины этого понятны - заработная плата у 23% работающих ниже прожиточного минимума. Понятно, что профсоюзы являются главной действующей силой, отстаивающей интересы работников о повышении заработной платы. Есть неудовлетворенность результатами работы, и это наверное правильно. Важно взаимное повышение ответственности и об этом мы говорили на нашем совете. Важно повышение спроса с профсоюзных работников за их организационную, материальную, пропагандистскую поддержку, переговорный процесс. Важно и повышение ответственности самих членов профсоюза за активные массовые действия, которые нужны для продвижения любых перемен в переговорах с работодателями.

Евгения Назарец: Что больше беспокоит в сложившейся ситуации - потеря влияния внутри профсоюзов их лидеров, то, что не удается поднять людей на какие-то акции, или потеря авторитета профсоюзов в принципе?

Андрей Ветлужских: Самое важное, чтобы у профсоюзов действительно было влияние - это нас и беспокоит. Влияние на работодателей, влияние на власти. Схема единой переговорной кампании, которую мы обсуждали на нашем форуме - это одна из форм, апробированная на Западе и внедряемая в России. Суть ее в единых требованиях, единых действих в единые сроки в рамках переговорной кампании.

Евгения Назарец: На недавно состоявшемся совете Федерации независимых профсоюзов Свердловской области предлагалась именно единая договорная кампания как метод массированного давления на работодателя. Почему аналитики уверены, что это поможет?

Андрей Ветлужских: Сейчас трехсторонние отраслевые и областные соглашения и коллективные договора заключаются часто в разные сроки, и это не дает возможности синхронизировать те или иные требования. Например, для того, чтобы договориться об уровне минимальной заработной платы в автомобильной или металлургической отрасли, средняя зарплата должна быть соответствующей. Об этом надо договариваться на отраслевом уровне, с одной стороны, и с другой стороны, надо, чтобы на предприятиях все договорные конференции проходили примерно в одно и то же время, чтобы также идеологически, организационно при необходимости забастовочно поддержать требования на всех предприятиях и продвинуть в договора, в важнейший документ то, что достигнуто на высоком уровне. Единое продвижение. Предприятия могут сказать: у нас в бюджете много внимания уделяется социальной сфере и мы не можем просто поднять зарплаты. Поэтому важно в эти же сроки поднять вопрос о территориальных соглашениях, где прописать, чтобы власти взяли на себя расходы по социальной сфере. В это же время принимается бюджет, в который эти расходы необходимо заложить. Именно сквозное заключение соглашений позволит более эффективно добиваться главных требований профсоюзов - повышения заработной платы, занятости и так далее.

Евгения Назарец: А что еще кроме повышения заработной платы ждут от профсоюзов рядовые работники?

Андрей Ветлужских: Заработная плата, конечно, главное. Дальше - вопросы охраны труда и занятости. Сокращения сейчас, особенно при вступлении в ВТО, ожидаются очень большие. Важно заложить механизм переобучения, создания новых рабочих мест и так далее. Я не говорю про вопросы жилья и так далее.

Евгения Назарец: Когда и как сегодня отраслевые профсоюзы заключают коллективные договоры с администрацией на предприятиях, трехсторонние соглашения с работодателями, правительством региона? Как это сегодня происходит?

Андрей Ветлужских: Сейчас достаточно много в разных отраслях. Существует уже 27 отраслевых профсоюзных организаций. Коллективные договора на предприятиях заключаются круглый год - в августе, в апреле, в сентябре. Отраслевые соглашения тоже заключаются круглогодично. Предусмотрена следующая схема: отраслевые и территориальные соглашения должны заключаться до октября-ноября, чтобы в бюджеты были внесены соответствующие изменения, а коллективные договора на предприятиях должны заключаться примерно до конца января. Это то, к чему мы должны постепенно перейти в течение двух-трех лет.

Евгения Назарец: Единая договорная кампания, как вы сказали, это не российское ноу-хау, это принято и отработано в других странах. Почему в России к этому приходят только сейчас?

Андрей Ветлужских: В начале перестройки очень многое зависело от договоренности на уровне предприятия, и этого было достаточно. Сейчас, когда выстраивается вертикаль власти, происходит глобализация бизнеса и многие процессы в стране связаны между собой, - очень важно, чтобы были единые сроки. Второе: профсоюзы, так или иначе, выросли из советского времени, и требования зарплаты, занятости и рыночные требования сейчас становятся приоритетными. Раньше были оздоровление, отдых, спорт и так далее. При решении этих вопросов нужно сильное давление на работодателя. Единые действия нужны в единые сроки, потому что бизнес есть бизнес, он не хочет делиться прибылью без угрозы со стороны, скажем так, трудящихся, которые могут путем забастовки лишить его части прибыли. Интересы у людей и у бизнеса разные, и нужны переговоры для синхронизации процессов.

Евгения Назарец: Сегодня коллективные договоры на предприятиях заключаются. Можно ли обозначить в процентах, на каком количестве предприятий они существуют, и насколько четко выполняются уже заключенные соглашения?

Андрей Ветлужских: На большинстве крупных предприятий коллективные договоры заключены. Я думаю, что на 80-90%. Практически ни на каких мелких предприятиях коллективные договоры не заключены, хотя этого сегодня требует закон. Из-за этого существуют серьезные нарушения трудового законодательства на небольших предприятиях: зарплата в конвертах, отсутствие охраны труда, договоров и так далее. Если говорить о выполнении, самое главное, что нас волнует: договорились объединения работодателей, власть и профсоюзы на отраслевом уровне о величине минимальной зарплаты, на территориальном - о том или ином уровне гарантий; а работодатели, придя на свои предприятия, не переносят договоренности в договор. Это недостаток нашего правового сознания и бизнеса, и недостаток давления трудящихся на работодателей с тем, чтобы договоренности, которые достигаются на отраслевом уровне, выполнялись на предприятии.

Евгения Назарец: Вы говорили, что потребуется три-четыре, а то и пять лет на то, чтобы достичь соглашения о единой договорной кампании. Это означает, что у нее есть противники. Каковы их резоны?

Андрей Ветлужских: Любая консолидация действий трудящихся - как на войне, как в борьбе. Консолидация сил на одном участке фронта настораживает неприятеля. Так или иначе бизнес не заинтересован в консолидации трудящихся. Или кто-то привык приурочивать договорную кампанию к собранию акционеров, кто-то - к началу финансового года. Сложились определенные традиции в разных отраслях, и поэтому происходит чисто инерционный процесс.

Евгения Назарец: Последний вопрос: чем не устраивает профсоюзы сегодняшнее содержание договоров с работодателями?

Андрей Ветлужских: Очень часто эти договоры не имеют и не выполняют реальных задач. Мы говорим, что очень важно внести в договоры вопрос об индексации заработной платы, хотя бы на уровне инфляции. Работодатели не соглашаются. Мы говорим, что нормальная ставка первого разряда должна быть не ниже прожиточного минимума - не закладывают, хотя это совершенно естественно. Мы говорим, что на переобучение, на лечение должны выделяться деньги - это принято во всем мире. Но пока не хотят делиться прибылью наши работодатели. Это нас не устраивает.

XS
SM
MD
LG