Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генеральная прокуратура России удовлетворена решением суда оставить Михаила Ходорковского под стражей


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Соколов, Иван Трефилов, Виктор Резунков, который беседует с петербургским правозащитником Леонидом Романковым, и политолог Андрей Пионтковский.

Владимир Бабурин: Басманный суд Москвы в среду удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры России о продлении срока содержания под стражей сотрудника компании "ЮКОС" Алексея Пичугина на три месяца - до 19 февраля. Пичугин был задержан в Москве 15 июня, а 25 июня Басманный суд санкционировал его арест. В настоящее время Пичугин содержится под стражей в следственном изоляторе в Лефортово. А накануне Московский городской суд оставил под стражей и бывшего главу нефтяной компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского. Генеральная прокуратура, судя по словам заместителя Генерального прокурора Владимира Колесникова, решениями суда довольна.

Михаил Соколов: Заместитель Генерального прокурора России Владимир Колесников, выступая на "Круглом столе" в Государственной думе, убеждал, что приоритетом Генпрокуратуры является борьба с коррупцией. В своем докладе Колесников четко заявил, что его ведомство рассчитывает разбираться и с периодом 90-х годов, как он сказал, "с негативными явлениями в период становления правового государства". Прокурор высказал крайнее недовольство тем, что санкцию на арест нужно получать в суде. Зато решение Мосгорсуда, отказавшего Михаилу Ходорковскому в выходе из тюрьмы под поручительство, залог или подписку о невыезде, зам. Генерального прокурора России Владимир Колесников одобрил.

Владимир Колесников: Решение принято, оно основывается на Уголовно-процессуальном кодексе России. Я считаю, что оно оптимально на сегодняшний день.

Михаил Соколов: Зам. Генерального прокурора не исключает, что могут выявиться какие-то новые факты, на базе которых следствие может в обозримом будущем предъявить бизнесмену новые обвинения.

Владимир Колесников: Я считаю, что дело должно быть расследовано в оптимальные сроки, все должно предстать перед судебной системой России. Оптимальные сроки - это два месяца, но если объем работ масштабный, то можем продлевать до 12 месяцев содержания под стражей, а если из ряда вон выходящий - то до двух лет.

Михаил Соколов: Владимир Колесников доволен опытными следователями, которые ведут дело "ЮКОСа".

Владимир Колесников: Дело в том, что экономические дела не очень сложны. Схемы, которые предпринимаются для хищения, бывают очень закрученные, сложно разобраться с ними на начальном этапе, но практически методы у всех одни и те же. Поэтому набили руку.

Михаил Соколов: По мнению заместителя Генерального прокурора Владимира Колесникова, арестованный Михаил Ходорковский не демонстрирует понимаемого в сталинском духе деятельного сотрудничества со следствием, которое могло бы изменить меру пресечения.

Владимир Колесников: Следователь приходит к выводу, что данное лицо осознало содеянное, искренне раскаивается, активно способствует установлению истины по делу, и следователь вправе изменить меру пресечения на более мягкую. Поверьте мне, мы не кровожадные, я это искренне говорю.

Михаил Соколов: На замечание о том, что мера пресечения Ходорковскому могла бы быть изменена под залог или под поручительство депутатов, Колесников ответил абсолютно демагогической речью. Необходимость содержания Ходорковского под стражей зам Генерального прокурора обосновал странной логикой: мол, стоит посмотреть, как живет большинство населения России в условиях, когда незначительная часть имеет сверхдоходы. В духе коммунистов Владимир Колесников предложил миллиард долларов, якобы похищенных Ходорковским, разложить на рубли и сделал вывод: месячные минимальные зарплаты не получили 18 миллионов человек, а пенсии - 47. В общем, зам Генерального прокурора показал вполне политический подход к делу. Владимир Колесников объявил: "Больше десяти лет Ходорковскому, к сожалению, дать не можем". К тому же зам Генерального прокуратора России выступил и как шоумен, обрушившись на прессу, которая якобы неправильно показывает элитно-властные группировки, с которыми прокуратура, оказывается, борется.

Владимир Колесников: А красиво выглядят, на них посмотришь - ну такие все гладкие, при галстуках, а с ним рядом стоять нельзя. Ну, как мы красиво их рисуем в средствах массовой информации, прямо агнцы Божии.

Михаил Соколов: Выступление Владимира Колесникова, который в должности заместителя Генерального прокурора России фактически работает главным пиарщиком прокуратуры, показывает обеспокоенность честью мундира этого ведомства, избирательно применяющего закон - и в политических целях, и в интересах отдельных финансово-промышленных групп. Генеральная прокуратура также ищет поддержки в парламенте с тем, чтобы добиться ужесточения и так репрессивного российского уголовного законодательства.

Владимир Бабурин: И сейчас на прямой связи по телефону со студией Радио Свобода эксперт, известный политолог Андрей Пионтковский. Как Вы оцениваете цифры, которые назвал заместитель Генерального прокурора: предварительное заключение - 12 месяцев, а в особых случаях и до двух лет; возможный срок лишения свободы по инкриминированным Ходорковскому преступлениям - до десяти лет. Зам генпрокурора цитирует Уголовный кодекс, или высказывает пожелания Генпрокуратуры?

Андрей Пионтковский: Мы не можем проникнуть во внутренний духовный мир заместителя Генерального прокурора. В данном случае он правильно процитировал Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Мы уже привыкли к такому публицистическому темпераменту Владимира Ивановича, он снова его проявил, пояснил нам, сколько миллионов наших сограждан являются жертвами ограбления века, совершенного Ходорковским. Меня настораживает другое в рассуждениях заместителя генерального прокурора - когда он позволяет себе негативно комментировать закон, служителем которого он является. Это все равно, что для военнослужащего комментировать действия главнокомандующего, таким главнокомандующим является закон. А он позволил себе это, по крайней мере, трижды. Один раз, выразив сожаление о том, что норма Уголовного кодекса не позволяет посадить Ходорковского на срок более десяти лет, затем (это уже стало традиционным для наших прокуроров), выразив крайнее недовольство нормами Уголовно-процессуального кодекса о том, что меру пресечения должен определять суд. И, наконец, очень странное рассуждение по поводу того, что мера пресечения определяется готовностью сотрудничать со следствием и глубиной раскаяния. Для меня это юридическая новинка. По существу он косвенно признает, что прокуратура использует содержание под стражей как меру давления на обвиняемого в процессе следствия.

Владимир Бабурин: У Вас не создалось впечатления, особенно после вчерашнего суда (суд был объявлен закрытым ввиду того, что в зале могут быть возможные сообщники Михаила Ходорковского), что власти очень бы хотели и были бы готовы выпустить Ходорковского на свободу при непременном условии, что он немедленно нарушит подписку о невыезде и скроется за границей?

Андрей Пионтковский: Нет, возможность уехать у него была достаточно долго. У меня было такое впечатление, что все эти полгода между арестом Лебедева и арестом Ходорковского власти по существу сознательно выталкивали Ходорковского за границу. Это было бы лучшим решением. Потому что доказать обвинения, которые выдвинуты, в открытом, состязательном процессе, при наличии квалифицированных адвокатов, будет очень трудно.

Владимир Бабурин: Международное рейтинговое агентство "Moody's" не намерено пересматривать кредитный рейтинг России ни в сторону повышения, ни в сторону понижения, и оценивает его как стабильный, об этом заявил вице-президент агентства Джонатан Шиффер, курирующий Российскую Федерацию. По словам Шиффера, он рассматривает дело "ЮКОСа" как изолированный случай, который не является началом атаки на право собственности. Рядом со мной в студии наш экономический обозреватель Иван Трефилов. Насколько важно это заявление уважаемого, но не единственного рейтингового агентства в мире, или его тоже можно считать, используя терминологию господина Шиффера, изолированным случаем?

Иван Трефилов: Дело в том, что когда состоялось решение агентства "Moody's", многие эксперты говорили, что все-таки это аванс российским властям, что российская экономика пока не может претендовать на звание обладающей хорошим инвестиционным климатом. Сейчас агентство защищает свою позицию, и логика в их словах есть. Дело в том, что их решение означает лишь то, что Россия способна расплачиваться по своим внешним долговым обязательствам. То есть, у России сейчас есть финансы, чтобы оплачивать запросы кредиторов, ни о чем большем это решение не говорит. Но они все-таки признают, что в России есть проблемы, что утечка капиталов существует, и они готовы пересматривать, может быть, рейтинг через несколько лет, если эта утечка будет стабильно продолжаться.

Владимир Бабурин: Как правительство России намерено развивать национальные финансовые рынки и привлекать в экономику России деньги частных инвесторов, хотя пока остановить отток капиталов из России не получается.

Иван Трефилов: Подготовка к заседанию правительства, на котором планировалось рассмотреть ситуацию на внутреннем финансовом рынке, совпала с радостной для российских властей новостью: агентство "Moody's" повысило рейтинг страны. Чиновники уже начали делать прогнозы - когда же в Россию придут реальные иностранные деньги? Тут же появились предостережения, мол, финансовый рынок пока принять такие инвестиции не готов. Первый заместитель председателя Центрального банка Олег Вьюгин утверждал, что у России остается не больше года, чтобы подготовиться к наплыву капиталов. Однако события, связанные с уголовным преследованием акционеров нефтяной компании "ЮКОС", ситуацию быстро изменили. Теперь ни один правительственный чиновник уже не берется говорить о грядущем инвестиционном буме. Более того, они признают, что и внутренних резервов у страны не так много, а слабое развитие финансового сектора фактически блокирует реализацию правительственной программы по диверсификации российской экономики. Поставлена задача: развивать не только сырьевые отрасли, но и перерабатывающий сектор. Но частные инвесторы пока не спешат вкладывать деньги в эти предприятия. Правительство рассчитывает, что активным кредитованием реального производства займутся частные российские банки. Последствия финансового кризиса они уже преодолели, более того, объем вкладов населения увеличивается из года в год. Однако, как предполагает президент Ассоциации национальных банков России Александр Мурычев, эти деньги никогда не будут вложены в долгосрочные проекты.

Александр Мурычев: Сегодня возможности коммерческих банков по привлечению ресурсов со стороны населения тоже подошли к определенной опасной черте. Больше нести, конечно, можно, но здесь уже наступают определенные риски для самих коммерческих банков. Они не могут, извините, провернуть те средства, которые коммерческим банкам несет население, так как коммерческий банк тоже работает в условиях нормативной базы, минимизирует собственные риски, действует под надзором регулятора - Центрального банка.

Иван Трефилов: Между тем, так называемые "длинные деньги" в России сегодня все-таки есть. Это, прежде всего, капиталы инвестиционные компаний и пенсионных фондов. Но действующее законодательство страны запрещает банковским организациям работать с этими финансовыми ресурсами.

Александр Мурычев: Использование средств инвесторов - это главное, что сейчас необходимо всем предпринять для того, чтобы вовлечь коммерческие банки на финансовый рынок более активно. К сожалению, правительство сейчас все делает для того, чтобы не допустить коммерческие банки на этот финансовый рынок, тем самым не позволить им привлечь пассивную базу, этот долгосрочный ресурс. Надо создавать законодательство, как это делается во всем мире, и допускать банки и до инвестиционных фондов, и до негосударственных пенсионных фондов, и прочих ресурсов, которые являются по своей природе долгосрочными.

Иван Трефилов: Западные инвесторы прекрасно осведомлены о правилах игры на российском финансовом рынке. Поэтому лишь немногие из них готовы рискнуть и напрямую вложить свои деньги в наиболее надежные и прибыльные проекты. Другие же требуют дополнительных гарантий. Среди них глава представительства "Фата групп" Джованни Росси. Этот итальянский концерн занимается в России в том числе и агропромышленным бизнесом.

Джованни Росси: Для восстановления и нормального развития производственного потенциала в ближайшие годы, по оценкам экспертов, потребуется вложить десятки миллиардов долларов. Поэтому без привлечения иностранных инвестиций в аграрный сектор сложно обойтись. В последние три года уровень иностранных инвестиций различного происхождения составлял примерно 1,1-1,4 миллиарда долларов. Зарубежные инвесторы предпочитают работать в первую очередь с теми инициаторами проектов, которые могут получить гарантии ведущих российских банков. К сожалению, таким образом, для основной массы сельхозпроизводителей получение иностранных инвестиций напрямую невозможно или очень сложно.

Иван Трефилов: Существует еще одна причина прохладного отношения банковского сектора к российским предприятиям - многие из них вряд ли могут претендовать на получение необходимых кредитов. До сих пор их производство организовано по старым, еще советским схемам, переходить на новые стандарты финансовой отчетности российский бизнес не спешит. Президент Ассоциации региональных банков Александр Мурычев советует им поторопиться.

Александр Мурычев: Я призываю активно подвигать промышленные предприятия, чтобы они становились более прозрачными, более понятными для коммерческих банков. Почему не расширяется круг и перечень этих учреждений, предприятий, им не выдается кредит? Да по простой причине: коммерческие банки располагают не своими средствами, а средствами нашего населения, расположенного в регионах России, средствами предприятий. И поэтому то, что они не рискуют выдавать деньги непрозрачным предприятиям - благо для экономики, это завоевание тех 15 лет, когда до дефолта выдавали направо и налево, и по звонкам из чиновничьих кабинетов. Слава богу, что этого сейчас не происходит.

Иван Трефилов: Непрозрачность российского бизнеса пугает и потенциальных западных инвесторов. Но больше всего они опасаются непредсказуемости российских властей. Тем более, что события вокруг "ЮКОСа" вновь заставили их усомниться в незыблемости права на частную собственность.

Джованни Росси: Отдельные зарубежные инвесторы готовы инвестировать свой капитал в аграрный сектор России. К сожалению, ситуация такова, что сегодня в аграрном секторе нет хороших ликвидных залогов, под которые можно было бы выдавать кредиты или давать оборудование в лизинг. Неправильное ведение бухгалтерских отчетов, которые во многих случаях отсутствуют и из-за которого для иностранного инвестора невозможно просто ознакомиться с основными характеристиками данного хозяйства или предприятия. Кроме того, правительству России необходимо предпринять меры по законодательному обеспечению инвестиционного процесса и по установлению четкой политики государства в области инвестиционной деятельности. Иностранные инвесторы должны иметь гарантии прав собственности и их защиты.

Иван Трефилов: Ситуацию на финансовых рынках правительство все же обсудило. Опять обещаны снижение затрат, оптимизация налогообложения и сокращение административных барьеров. Но никаких решений чиновники принять не смогли. Российские власти сейчас, похоже, уверены в том, что времени у них достаточно. По крайней мере, благосклонное к ним агентство "Moody's" оценку экономической ситуации менять не собирается, об этом сообщил вице-президент компании Джонатан Шиффер.

Джонатан Шиффер: За последние годы среднегодовой объем утечки капиталов составил больше двадцати миллиардов долларов. Несмотря на это, Россия сейчас повышает свою способность, желание и готовность платить по своим долговым обязательствам. И нам кажется, что эта способность сохранится, независимо от утечки капиталов. Наши рейтинги не могут зависеть от каких-то кратковременных проблем, включая утечку капитала в течение двух-трех кварталов. Мы присваиваем рейтинги, исходя из взглядов на перспективу. Но если в течение продолжительного времени - трех, четырех, пяти лет подряд утечка капиталов будет составлять 20-25 миллиардов долларов в год - это уже другой вопрос.

Иван Трефилов: Тем временем инвесторы не готовы ждать несколько лет, пока российское правительство изменит к ним свое отношение. Официальная статистика свидетельствует, что отток капиталов из России увеличивается с каждым днем.

Владимир Бабурин: Профессор Пионтковский, я знаю, что эксперты "Moody's" встречались с вами, когда давали свой первый прогноз. Какие вопросы они вам задавали?

Андрей Пионтковский: Действительно, я беседовал с ними, это было, по-моему, около месяца назад. Они интересовались самым широким спектром вопросов по состоянию российской экономики, устойчивости темпов роста, корпоративного управления. Я уже тогда рассказывал об этом нашим слушателям, сегодня это напомнили Иван Трефилов и сам господин Шиффер: несмотря на их самый широкий интерес к проблемам российской экономики, оценку они дают только по одному очень специальному параметру - готовности и надежности России в отношении выплаты своих суверенных долгов. И какие бы структурные проблемы, или такого политически-прокурорского характера, как в случае "ЮКОСа", ни испытывала российская экономика, в этой способности России никто не сомневается. При сегодняшних резервах государственного банка, при сегодняшнем профиците внешней торговли они совершено обоснованно дали такую оценку.

Владимир Бабурин: Андрей, я вас попрошу о таком уточнении: обеспечивая рост рентабельности и своей капитализации, "ЮКОС" раскрыл информацию о структуре собственности своих акционеров, стал прозрачным. Именно этими сведениями Генпрокуратура и воспользовалась. Таким образом, рынок получил сигнал - прозрачность преждевременна. Предложение главы Минприроды господина Артюхова по превентивному отзыву лицензий у "ЮКОСа" наглядно свидетельствует о том, что любой бизнес в России может быть разрушен административными методами. То есть такие конкретные частные случи западных экспертов, в частности, экспертов "Moody's", я как понимаю, не слишком интересуют?

Андрей Пионтковский: Нет, конечно, интересуют. Другие агентства не дали такой высокой оценки именно потому, что они оценивают другие параметры, не только способность России выплачивать долги, а инвестиционную способность российских компаний. И тут, как вы правильно подчеркнули, об этом говорили все наши предыдущие участники. Прозрачность компаний - это центральный момент для привлечения инвестиций, иначе ни банки не дают кредита, ни фондовый рынок не может работать, потому что не гарантированы права акционеров. И то, что происходит с "ЮКОСом" - это, конечно, очень сильный отрицательный сигнал для потенциальных иностранных, да и российских инвесторов.

Владимир Бабурин: И в завершении экономической составляющей дела "ЮКОСа" еще одна информация: в Ханты-Мансийском автономном округе в четверг началась проверка соблюдения лицензионных соглашений и природоохранного законодательства самым крупным добывающим предприятием компании "ЮКОС" - "Юганск-Нефтегаз". По данным информационных агентств, совместной проверке Министерства природных ресурсов и Генпрокуратуры будут подвергнуты все объекты "ЮКОСа". И в дополнение к экономической и политической составляющим - составляющая юридическая. Напомним, что на днях Минюст России выступил с предложением внести поправки в Уголовно-процессуальный кодекс - лишить адвокатов неприкосновенности, отобрать у них право не давать показания по делам своих подзащитных. Адвокаты Михаила Ходорковского и адвокаты "ЮКОСа" уже вызывались в прокуратуру. И сегодня наш петербургский корреспондент Виктор Резунков попросил прокомментировать эту идею Министерства юстиции известного петербургского правозащитника Леонида Романкова.

Виктор Резунков: Как вы относитесь к этому предложению Министерства юстиции - лишить адвокатов неприкосновенности, отобрать у них право не давать показания по делам своих подопечных? Как известно, адвокаты Михаила Ходорковского и "ЮКОСа" уже вызывались в прокуратуру.

Леонид Романков: Во-первых, я, прежде всего, резко отрицательно отношусь к предложению лишить адвокатов права не давать показания, это все равно что лишить священника права на тайну исповеди. Ведь какова функция адвоката - понять суть дела и грамотно построить линию защиты, добиться соревновательного, состязательного характера слушания дела в суде. Если же он будет допрошен и вынужден сказать все, что он знает, какой смысл в адвокате? Тогда ни один клиент, неважно, совершил он преступление, или не совершил, не будет видеть никакого смысла в адвокатской функции. Поэтому, я думаю, эта мера, бесспорно, нарушает права человека и просто повлечет за собой ухудшение положения людей в этой стране. Я полагаю, что совершенно правильно поступили адвокаты Ходорковского, когда отказались явиться на допрос, поскольку это противоречит существующему на сегодняшний день законодательству.

Виктор Резунков: Я знаю, петербургский "Мемориал" принял очень жесткое заявление по делу Михаила Ходорковского.

Леонид Романков: У нас проходило большое совещание, правда, мнения во многом разделились. Основной вопрос: является ли он политическим заключенным? Многие говорили, что он не диссидент, поскольку его арестовали не за убеждения. Но все сошлись на том, что этот процесс политический, поскольку он связан с противостоянием власти и превышением ее полномочий по отношению к представителю частного бизнеса и частного человеческого права. Поэтому "Мемориалом" было принято общее заявление о том, что происходит опасность сползания страны, опасный возврат к практике внесудебного и внеправового давления на людей, которая, бесспорно, причинит и причиняет громадный ущерб экономическим и национальным интересам России. Поэтому большинством политзаключенных, которые присутствовали на этом совещании, было подписано письмо президенту с просьбой употребить свое влияние, чтобы остановить неправомерные действия прокуратуры. Понятно, что держать под стражей Ходорковского бессмысленно, это не тот человек, это не убийца, не насильник, не бандит. И поэтому оставлять его в тюрьме, как это сделал Басманный суд, на мой взгляд, абсолютно неправомерно. Вы помните смешные истории о содержании кроликов, свиней - это же смешно для людей, которые пережили доперестроечные порядки. Понятно, что происходит попытка уничтожить всю компанию, а не только отдельного человека. А что за этим кроется? Если бы было больше времени, мы бы могли обсудить, почему, какова подоплека "наезда" власти и прокуратуры на компанию "ЮКОС".

XS
SM
MD
LG