Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы по созданию в России независимой Федеральной службы расследования


Программу ведет Арслан Саидов. Участвует корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин, а Виктор Резунков беседует с председателем российского комитета "Адвокаты в защиту прав человека" Юрием Шмидтом.

Арслан Саидов: Депутат Государственной думы Игорь Артемьев в пятницу заявил в Санкт-Петербурге, что партия "Яблоко" поддерживает предложение первого заместителя главы администрации президента Дмитрия Козака о создании системы независимого следствия - Федеральной службы расследования, подчиненной непосредственно президенту. Сегодня же премьер-министр России Михаил Касьянов заявил, что он не исключает возможности слияния Генеральной прокуратуры с Министерством юстиции. Эти важнейшие заявления сегодня в Петербургском бюро Радио Свобода мой коллега Виктор Резунков обсуждает с председателем российского комитета "Адвокаты в защиту прав человека" Юрием Шмидтом. Виктор, добрый вечер, я приветствую вашего гостя и передаю вам линию прямого эфира:

Виктор Резунков: Я бы хотел немножко прояснить ситуацию и предлагаю нашим слушателем репортаж нашего корреспондента Дмитрия Казнина:

Дмитрий Казнин: Депутат Государственной думы от фракции "Яблоко" Игорь Артемьев заявил, что его партия предлагает создать систему независимого следствия, что соответствует заявлению первого замглавы президентской администрации Дмитрия Козака о создании подобной службы. По словам Игоря Артемьева, эти предложения - ключевое звено реформы следствия в России:

Игорь Артемьев: Идея Дмитрия Козака о том, чтобы передать общий надзор за правом от прокуратуры в Минюст, правильная. Соответственно, прокуратура должна заниматься только обвинительными заключениями и представлением интересов в суде, а еще более правильной является передача следствия в единые руки. Пока речь идет о следственном комитете МВД, но на второй стадии нужно переподчинять его прямо президенту России и выводить из МВД. Тогда эта служба будет более независимой и права граждан будут более надежно защищены.

Дмитрий Казнин: Еще год назад заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак заявил, что принципиальное решение о создании Федеральной службы расследований принято. Таким образом, предварительное следствие станет независимым от ведомств, что позволит, по замыслу идеологов реформы, сделать следствие более беспристрастным, ускорит процедуру следствия, разгрузит суды, уменьшит расходы государства на расследование преступлений. Кроме того, в рамках административной реформы возможно слияние Генеральной прокуратуры и Министерства юстиции. Об этом сегодня заявил глава правительства России Михаил Касьянов. Сегодня же президент России Владимир Путин пообещал, что административная реформа будет доведена до конца в соответствии с теми принципами, которые были заявлены ранее.

Виктор Резунков: Итак, у нас в гостях председатель российского комитета "Адвокаты в защиту прав человека" Юрий Шмидт. Юрий Маркович, первый вопрос: как вы относитесь к идее заместителя главы администрации президента Дмитрия Козака о необходимости передачи функций следствия из прокуратуры в следственный комитет МВД и создания Федеральной службы расследования?

Юрий Шмидт: К этой идее я отношусь положительно. Надо сказать, что она не нова. Фактически она была выдвинута еще в 1991-м году и утверждена как составляющая часть концепции судебной реформы. С тех пор прошло 12 лет, воз и ныне там, но вы знаете, какие политические и экономические события переживала Россия, поэтому судебная реформа, так хорошо задуманная когда-то, очень сильно замедлилась и начала набирать обороты только за последние 3-4 года. Оценивая в целом идею весьма положительно, я боюсь двух основных препятствий, которые всегда встречают реформы в России. Помнится, был анекдот, когда наше военное производство перестраивали на гражданские рельсы и решили вместо пулеметов делать мясорубки, почему-то получалось, что в конце производственного цикла все равно выходили пулеметы.

Второе - опасение вызывает инертность российской, унаследовавшей много от советской, системы, ее внутреннее сопротивление. И еще одно опасение, о котором необходимо сказать: важно выдержать необходимый темп, чтобы реформа, с одной стороны, не затягивалась, с другой - осуществлялась достаточно постепенно и продуманно, комплексно.

Во-первых, единая следственная служба уменьшит разобщенность ведомств, дублирование в их работе. Когда все производство предварительного расследования будет сосредоточено в руках одной службы, не будет постоянных споров между прокуратурой и МВД, между МВД и ФСБ. Во-вторых, и это главное - такая служба, если она будет выведена из ведомственного подчинения МВД, обеспечит большую независимость следствия. Тогда каждая из служб будет заниматься своим делом. МВД будет заниматься оперативно-розыскными мероприятиями, ФСБ будет тоже заниматься такими мероприятиями в рамках своей компетенции, а служба расследования будет единой, и не будет зависеть от руководителей этих ведомств, что, безусловно, важно.

Виктор Резунков: Скажите пожалуйста, Юрий Маркович, заявление премьер-министра Михаила Касьянова о том, что роль прокуратуры может быть изменена, и в частности, может произойти слияние Генпрокуратуры с Министерством юстиции - как вы относитесь к этой идее?

Юрий Шмидт: То, что функции Генеральной прокуратуры и вообще функции прокуратуры в обществе надо менять - стало среди юристов общим местом. Безусловно, это так. Прокуратура сегодня несет ношу абсолютно неподъемную. Передо мной лежит закон о прокуратуре, готовясь к передаче я взял его с собой. Если посмотреть количество функций, которые выполняет прокуратура, то становится страшно, не говоря уже о том, что некоторые функции просто противоречат одна другой, и как это совмещать в одном органе - совершенно непонятно. Но здесь тоже нужна, безусловно, определенная постепенность, потому что опять-таки, я боюсь, что мы впадем в крайность, и передав очень большое количество функций Министерству юстиции, которому мы, кстати, уже передали целый ряд серьезных функций, мы создадим на месте одного монстра другого и будем думать как его реформировать. Поэтому этот вопрос, с одной стороны, я считаю актуальным и чрезвычайно важным, но поскольку я не вижу пока никакого законопроекта, я боюсь давать более обстоятельные комментарии, потому что необходимы сбалансированность и разумная постепенность. Я готов прийти к вам, когда будет что комментировать, буквально по пунктам, с большим удовольствием это сделаю.

Виктор Резунков: О том, что положение в обществе Генеральной прокуратуры надо менять, говорил еще покойный Анатолий Собчак, еще со времен, когда его преследовали представители Генеральной прокуратуры. Последний вопрос: как вы считаете, с какой стороны можно ожидать противодействия? Например, ФСБ может противодействовать передаче следственных функций непосредственно Федеральной службе расследования?

Юрий Шмидт: Может. Вообще, сопротивления нужно ждать со стороны Генеральной прокуратуры и со стороны ФСБ. Дело в том, что ФСБ однажды таким образом уже реформировали, но это было действительно очень поспешно и очень неквалифицированно. Тогда они стали жаловаться, что наиболее квалифицированные следователи от них ушли - это было действительно так. Понимаете, общество - очень сложный организм, и рубить сплеча, как это любил наш первый президент и многие люди в его окружении, называвшие себя демократами, нельзя. Если реформирование будет проведено без ущерба сотрудникам ФСБ, а там работают в том числе и квалифицированные сотрудники, если это не скажется на заслуженных выслугой льготах, и так далее, я думаю, это не встретит плотного сопротивления. Главное - чтобы все было сделано с умом.

XS
SM
MD
LG