Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как решить проблему нехватки донорской крови?


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева, которая беседует с заместителем начальника Управления здравоохранения Екатеринбурга Александром Шастиным.

Арслан Саидов: В Екатеринбурге Управление здравоохранения предложило ввести налог на кровь с коммерческих предприятий города, где не предоставляют льготы донорам. Чиновники таким образом хотят решить проблему острой нехватки донорской крови.

Светлана Толмачева: Гость екатеринбургской студии Радио Свобода Александр Шастин - заместитель начальника Управления здравоохранения Екатеринбурга. Какова сегодня ситуация в Екатеринбурге с донорской кровью?

Александр Шастин: Ситуация с донорской кровью, мы считаем, неблагоприятная и тот кризисный показатель, который у нас был в прошлом и позапрошлом году, когда количество доноров снизилось до 15 тысяч человек, а еще пять лет назад у нас было около сорока тысяч человек, тот уровень 15 тысяч нам удалось как-то стабилизировать. Потому что в этом году, по данным за десять месяцев, мы выходим на конец года на 17200 примерно доноров, несмотря на то, что в связи с принятием Государственной думой закона о федеральном бюджете 2003-го года, отменившем льготы на бесплатный проезд, в первом квартале было катастрофическое падение активности доноров, и в первую очередь доноров, которых мы называем кадровыми, то есть, доноров, для которых сдача крови является постоянной, два, три, четыре раза в год - это наш стратегический ресурс. И такое решение Государственной думы вызвало протестный отказ.

Светлана Толмачева: А что сейчас из льгот осталось у доноров?

Александр Шастин: Все остальные, предусмотренные законом о донорской крови и ее компонентах, принятом в 1993-м году. Это два дополнительных оплачиваемых дня к отпуску, это право на 50-процентную скидку при оплате коммунальных услуг, это право льготного получения санаторно-курортного лечения, а также и иные льготы, включая пособие на оплату питания, которое сегодня в Екатеринбурге составляет сто рублей за одну кровосдачу. В принципе, отменена одна, но очень существенная для жителей льгота - бесплатный проезд. Если мы сегодня говорим о том, что проездной билет на трамвай, троллейбус в месяц стоит 400 рублей, это существенно.

Светлана Толмачева: Мы сделали небольшой опрос случайных прохожих на улице. Вопрос звучал так: если вы считаете, что донорство необходимо, почему вы не сдаете кровь?

"Я за донорство лишь только потому, что сейчас крови не хватает. Я почему кровь не сдаю? Как-то не приходилось. Я не знаю почему".

"Был в студенчестве. Откровенно говоря, это был определенный способ заработка. Нас даже подкармливали и давали день свободный. Согласитесь, для студента это что-то означало. Потом я несколько раз, может, лет 20-30 назад пару раз сдал безвозмездно, но потом не могу сказать, почему прекратил".

"Не сдаю, во-первых, я в это как-то не углублялась, во-вторых, не было времени. Конечно, с удовольствием сдала бы. У меня мама сдает очень часто кровь".

"Не был, потому что я в детстве болел желтухой".

"Вообще-то времени нет, если честно, действительно, льгот нет".

"А как же? Регулярно. Это последние года три я не сдавал, а раньше это было в порядке вещей, это считалось хорошим знаком".

"Нет, это было один раз всего, поскольку другу понадобилось".

"Я считаю, что льготы надо вернуть обязательно. Донором я не был. Видите ли, я в молодости в армии переболел желтухой, у меня кровь не берут".

"Да. Конечно, сдавала. Полтора года назад экстренный случай был на работе, женщине нужна была кровь, я ходила. А регулярно - нет".

Светлана Толмачева: Александр Сергеевич, полуторамиллионному Екатеринбургу сколько доноров необходимо для того, чтобы Центр крови нормально работал?

Александр Шастин: Здесь надо говорить не о количестве доноров, а количестве кровосдач. На сегодняшний день наше текущее потребление - это 25-27 тысяч кровосдач в год, то есть, это 12-14 тонн крови в год. Но сейчас ситуация осложнена тем, что с прошлого года наконец-то муниципальное образование города Екатеринбурга смогло выделить средства на выполнение программы карантинизации крови. С прошлого года, в этом году идут капитальные вложения в нашу службу крови на создание запаса крови в течение шести месяцев, кровь принимается, обследуется. Мы таким образом должны создать двойной объем крови от доноров с тем, чтобы обеспечить и текущую выдачу больницам, и шестимесячный ресурс. Текущее обеспечение мы выдерживаем. Иногда приходится занимать у наших коллег, когда у них проблемы - они занимают у нас. Но нам необходим дополнительный объем для того, чтобы в итоге выдавать абсолютно гарантированную, безопасную кровь.

Светлана Толмачева: На этой неделе на заседании комиссии по социальной политике городской думы Екатеринбурга ваш шеф, глава городского Управления здравоохранения, предложил ввести налог на кровь для предприятий Екатеринбурга. Расскажите, пожалуйста, подробнее, что имелось в виду?

Александр Шастин: Сейчас из опросов мы услышали, одна из жительниц города заявила, что, "я готова сдавать кровь, но мне некогда". Вот это очень больной для нас вопрос - некогда. Если мы говорим об организованных донорах, то есть тех донорах, которые сдавали кровь на предприятиях, то за последнее 8 лет их количество снизилось в три с половиной раза. Нашу службу перестали пускать на предприятия. Мы понимаем - изменения формы собственности, была государственная, муниципальная, стала частная, акционерная собственность. Владельцам невыгодно - это оплата двух дней к отпуску, это не произведенная за эти дни продукция, и из соображений экономических наших специалистов перестали пускать на предприятия для того, чтобы там проводить выездные дни донора. В принципе закон о донорстве крови и ее компонентах 1993-го года гласит черным по белому: никто не вправе препятствовать гражданину в выполнении им донорской функции. И плюс у нас очень много жалоб от доноров, что их работодатели не желают оплачивать выданные службой крови справки на два льготных дня. Насколько подробно можно объяснить наше предложение - затрудняюсь сказать, может быть, это крик души, чем какое-то годами проработанное предложение. Но действительно, это крик души здравоохранения. Если вы не пускаете своих сотрудников, если вы ставите препятствия своим сотрудникам сдавать кровь, возместите какие-либо средства финансовые с тем, чтобы мы могли привлечь кадровых доноров на большее количество кровосдачи. Давайте попытаемся сделать для постоянных доноров какие-то дополнительные льготы.

Светлана Толмачева: То есть в реальности после этого вашего заявления ничего не изменится, и вы не надеетесь, что городская дума каким-то образом отреагирует на ваше предложение? Ведь в компетенции городской думы нет такой функции, как введение новых налогов, новые налоги вводит только Государственная дума. На что вы надеялись после того, как сделали такое заявление?

Александр Шастин: Да, мы понимаем, что существует законодательный процесс, есть Налоговый кодекс, принимаемый на федеральном уровне. Какие-либо дополнительные сборы или налоги устанавливать муниципальное образование вряд ли может. Но если наши земляки-депутаты говорят о том, что они стоят на стороне интересов гражданина, населения, то наверное им надо организовать законодательную инициативу. Потому что когда возникла протестная волна в начале года со стороны доноров в связи с отменой льгот, городская дума обратилась в Государственную, вместе с жителями, 467 подписей было под письмом, адресованном в Государственную думу. Мы обратились к профессору Герасименко, председателю Комитета по охране здоровья и спорта, получили от него ответ на двух страницах - "мы боролись, но нам не удалось собрать достаточное количество голосов, чтобы отстоять эту льготу". Прогноз этого года: пока в проекте бюджета 2004-го года эта льгота возвращена, то есть она не была отменена совсем, действие ее было приостановлено на 2003-й год.

Светлана Толмачева: Вы предлагали депутатам городской думы самим сдать кровь для пополнения запасов Екатеринбурга?

Александр Шастин: Предлагали. Обещают. Может быть, сдадут.

XS
SM
MD
LG