Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cборы руководящего состава Вооруженных сил России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода, который беседует с обозревателем "Комсомольской правды", полковником Виктором Баранцом и первым заместителем руководителя фракции «Союз Правых Сил» в Государственной Думе Борисом Надеждиным.

Андрей Шарый: В Москве сегодня завершились 4-х дневные сборы руководящего состава Вооруженных сил России. В них приняли участие более пятисот военачальников, в том числе командующие военных округов, начальники главных и центральных управлений Минобороны и Генштаба, начальники родов войск, а также депутаты Государственной Думы и члены Совета федерации. Как и ожидалось, наибольшее рвение проявил министр обороны Сергей Иванов. Воспользовавшись присутствием президента России Владимира Путина и членов правительства, он активно лоббировал интересы своего ведомства и хвалил план реформы Минобороны.

Никита Ваулин: Сборы руководящего состава Вооруженных сил России, обычно, проходят раз или два в год. На них подводятся итоги, а также обсуждают широкий круг вопросов, связанных с реформированием армии. В сборах принял участие верховный главнокомандующий - президент Владимир Путин, - однако он не оправдал надежды генералитета, которые надеялись получить больше денег на свои нужды. Слово обозревателю «Комсомольской правды», полковнику Виктору Баранцу.

Виктор Баранец: Я, начиная с 1983-го года и по 97-й год, каждый год участвовал в сборах высшего командного состава, на которых, в частности, присутствовал президент. Так вот эти сборы были первыми, на которых после выступления президента высший генералитет не встретил выступление президента бурными и продолжительными аплодисментами. В сущности, такую ситуацию можно объяснить очень просто: генералы хотели услышать от президента совершенно другое. Они хотели услышать о том, что будут деньги и на боевую подготовку, на полеты, о которых говорил министр обороны, выделяться больше, и что строительство жилья пойдет лучшим образом, о том, что социальная защита будет обеспечиваться синхронно подорожанию жизни россиян. Многое хотели услышать генералы. А услышали они одну лишь главную мысль о том, что надо готовиться к войнам будущего. Мне казалось эта мысль такой же простой, как в преддверье зимы надо готовиться к оледенелым дорожкам и тротуарам.

Никита Ваулин: Что еще стало неожиданностью на сборах – продолжает Виктор Баранец.

Виктор Баранец: Пожалуй, самое неожиданное на этих командных сборах то, что было произнесено министром обороны Ивановым о том, что спецстрой и строительный комплекс Министерства обороны опять вольются в структуру вооруженных сил, что железнодорожные войска будут снова влиты в состав вооруженных сил, и что у министра обороны есть идея вернуть нашим военным училищам название военного училища, сняв с них названия университеты и институты.

Никита Ваулин: Вернемся к спецстрою - это серьезная организация, в нее входит очень много структуру различных, вы не думаете, что это может привести к очередным хищениям бюджетных денег?

Виктор Баранец: Я вам скажу так, что за многие годы работы в Министерстве обороны я уже давно привык к такой простой и священной формуле, что, чем больше денег Министерству обороны дается, тем больше они разворовываются. Я абсолютно не исключаю, что такая тенденция может проявиться. Тем более, недавняя проверка Счетной палаты Российской Федерации показала, что именно в сфере строительства и происходят наиболее крупные оттоки финансовых средств. В недавнем документе, который был подписан Степашиным, называлась цифра в четыре миллиарда рублей. Это четыре миллиарда рублей, которые неизвестно куда уплыли из казны Министерства обороны, которые выделены были для строительство жилья для 170 тысяч бесквартирных офицеров.

Никита Ваулин: Разумеется, участники сборов руководящего состава Вооруженных сил не могли обойти стороной реформу по переводу армии на контрактную основу. Правда, некоторые заявления далеки от реальности. Например, напутствие Владимира Путина о том, что к концу 2007 года страна должна иметь армию, почти на половину укомплектованную контрактниками, и это позволит сократить срок службы по призыву до одного года, не совпадает с официальным планом реформы по Министерству оборону. Согласно этому документу, через четыре года только четверть рядового и сержантского состава Вооруженных Сил будет комплектоваться на контрактной основе», а 75%, как и прежде, - по призыву. «Союз правых сил», подготовивший альтернативный план реформы, считает, что военное ведомство своей реформой фактически делит армию на две неравноценные части. Говорит первый заместитель руководителя фракции «Союз Правых Сил» в Государственной Думе Борис Надеждин.

Борис Надеждин: Принципиально недостатком концепции Минобороны является то, что, во-первых, создается обязательный призыв, причем они даже постоянно пытаются отсрочки отменить для разных категорий населения и так далее, недавно про студентов говорили. Второй принципиальной особенностью концепции является то, что параллельно будут существовать две армии - одна контрактная, разной степени контрактности, а вторая по призыву. Нам кажется, что при этом в той части, которая по призыву, там и солдаты, и офицеры будут намного хуже себя чувствовать, просто зарплата ниже будет, дедовщина там будет. Невозможна армия, в которой половина армии призывной, а половина контрактная. Призыв нужно прекращать и превращать в шестимесячные курсы типа сборов. Нормальная армия она вся контрактная, и есть отдельно существующая от армии система мобилизационной подготовки людей на случай, на дай бог, какой-то глобальной войны. Она крайне маловероятна сегодня. Причем, мы просчитали цену вопроса и абсолютно посильная для бюджета задача, все это можно было начинать делать уже с 2004-го года. В разрезе всей цены вопроса это примерно 35 миллиардов рублей в год, это меньше 10% военных расходов, то есть не так уж дорого. И сюда входит и переоборудование казарм, их улучшение, сюда же входит и зарплата.

Никита Ваулин: Фактически суть так называемой военной реформы, претворяемой в жизнь по плану Министерству обороны, сводится к тому, что будет повышена зарплата кадровым военным, в первую очередь это касается частей, расположенных на Северном Кавказе, которые полностью будут формироваться на контрактной основе. Безусловно, здорово, что в Чечне не будут служить военные, которые вообще не хотели там быть. У властей появится козырь в борьбе с критиками бессмысленного кровопролития в Чечне: кто теперь скажет, что страна не платит взаимностью военнослужащим за их подвиги для сохранения целостности российского государства. Однако, если не брать в расчет патриотические помыслы чиновников, в которые не очень то верится, получается, что государство в очередной раз оплачивает войну генералам, развязавшим конфликт для того, чтобы на нем наживаться, а заодно и подтвердить собственную значимость.

Борис Надеждин: У высшей военной бюрократии есть вполне понятные интересы - сохранить огромные бюджетные потоки, сохранить огромное количество подчиненных. Собственно, на каждого генерала должно быть какое-то количество полковников, на каждого полковника какое-то количество капитанов и так далее. Поэтому они просто объективно заинтересованы в сохранении огромной военной машины.

Никита Ваулин: Срок службы действительно, как пообещал Путин, сократят до одного года. Безусловно, на фоне всего того, что происходит в армии и вокруг нее в последние годы это можно назвать прорывом. Хотя для того, чтобы сломать ребра хватит и года. Всеобщее призывное рабство останется, в армию будут по-прежнему призывать людей с плохим здоровьем, единственных кормильцев, людей, которым оружие просто противопоказано. Дедовщины в связи с реформой меньше не станет, а то и больше. Проблемы с жильем также, скорее всего, решены не будут. Так реформа ли это или только видимость реформы?

XS
SM
MD
LG