Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политика Кремля по умиротворению в Чечне ужесточается. Ситуация с оказанием помощи пострадавшим заложникам - на грани преступления


Программу ведет Петр Вайль. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров и Владимир Абаринов.

Петр Вайль: После трагедии заложников в Москве, политика Кремля в Чечне ужесточилась. Помощник президента России Сергей Ястрежембский категорически отвергает возможность переговоров с кем-либо из чеченских сепаратистов. По его мнению, лидеры чеченских формирований, представляющие вооруженную оппозицию, - напрямую причастны к теракту в Москве. Генеральная прокуратура России сегодня объявила в международный розыск чеченского лидера Аслана Масхадова. Слово Мумину Шакирову.

Мумин Шакиров: Брифинг в здании пресс-центра МИДа начался с демонстрации вещественных доказательств, собранных в доме культуры после уничтожения террористов и освобождения заложников. Сотрудники спецслужб сообщили о том, что самодельные взрывчатые устройства, размещенные в здании театрального комплекса, были изготовлены высокими профессионалами. Чеченские боевики и их пособники рассчитывали на максимальное количество жертв среди зрителей и артистов шоу "Норд-Ост" - об этом журналистам заявил заместитель начальника института криминалистики ФСБ России Владимир Еремин:

Владимир Еремин: Тротиловый эквивалент взрывчатого вещества во всех изъятых устройствах составляет порядка 110-120 килограммов.

Мумин Шакиров: Действия спецслужб, применивших несмертельные отравляющие вещества, вызывают острые дискуссии среди разных экспертов. Большинство из них считают, что группа "Альфа", применив газ, приняла единственно правильное решение. Иные считают, что за убитых террористов заплачена слишком высокая цена. Свою точку зрения на эту проблему излагает сотрудник научно-технического центра "Взрывоустойчивость", независимый эксперт Адольф Мишуев.

Адольф Мишуев: Если бы хоть один произошел взрыв, то ли женщина, которая обмотана была, достаточно два с половиной килограмма по тротиловому эквиваленту, поверьте, что у них это было действительно типа пластида, то есть достаточно высокая энергетически, или близкая к тротиловым характеристикам, как уже сосредоточенные люди, которые сидели в одном зале, у них бы наступила мгновенная смерть от этой воздушной ударной волны. А так как, извините, общее количество соизмеримо не с десятками килограммов, а с сотнями, то при этом последовало бы разрушение строительных конструкций, а потому не только ущерб зданию, но падающие конструкции усугубляют эти поражающие факторы. Вот такое решение. Да, жалко эти люди погибли, но другого пути не было.

Мумин Шакиров: На прошедшей пресс-конференции представители спецслужб подробно рассказали о взрывных устройствах и арсенале оружия, которое находилось в руках у террористов. Однако сотрудник ФСБ Владимир Еремин затруднился ответить на вопрос, почему чеченские боевики, почувствовав запах газа в помещении театрального комплекса, не сумели привести в действие взрывные устройства, которые были доступны не только им, но и женщинам-камикадзе. Эксперт также отметил, что не располагает информацией о том, когда были завезены взрывчатые вещество во Дворец культуры на Дубровке, заблаговременно, или в день спектакля, во время захвата заложников. На брифинге Помощник президента России Сергей Ястржембский также обозначил политические взгляды своего руководства на чеченскую проблему после кровавых событий в российской столице: Москва не намерена вести мирные переговоры с сепаратистами, так как, по мнению официальных властей, лидер вооруженной оппозиции Аслан Масхадов напрямую причастен к теракту в Москве. В качестве доказательства кремлевский чиновник продемонстрировал фрагмент записи переговоров террориста Мовсара Бараева с бывшим вице-президентом Чечни Зелимханом Яндарбиеваым.

"Шамиль там присутствовал. У Шамиля нет ничего. Шамиль выполнял указания Аслана. Но эта операция была сверхзасекречена. Чисто с Шамилем, с людьми Шамиля, а исполнители - там были выбраны те люди, которые не думали о возвращении домой".

Сергей Ястржембский: Думаю, что это не единственная запись, имеющаяся в руках следствия. Люди, находившиеся в зале, действовали и с его ведома тоже.

Мумин Шакиров: Москва намерена поставить перед официальными властями государства Катар вопрос о выдаче бывшего ичкерийского лидера Зелимхана Яндарбиева, против которого правоохранительные органы завели несколько уголовных дел. Работу столичных врачей, кто оказывал помощь в спасении и эвакуации заложников, оценил присутствовавший на брифинге мэр Москвы Юрий Лужков. По его оценке, к театральному комплексу было подтянуто более 400 машин скорой помощи и автобусов, созданы все условия для экстренной эвакуации участников шоу "Норд-Ост". Однако до сих пор в связи с гибелью людей возникают неприятные вопросы к руководителям спецоперации, не предоставившим вовремя медперсоналу как точной информации о состоянии заложников после отравления газом, так и необходимых медикаментов. Об организационных просчетах рассказывает старший врач московской службы спасения Ольга Сарпова, принимавшая непосредственное участие в спасении потерпевших.

Ольга Сарпова: Должна быть хоть какая-то минимальная характеристика того вещества, которое собираются пустить. Мне надо названия, мне не надо химических формул, мне хотя б элементарные механизмы его действия, чтобы я знала, каким веществом я смогу потом помочь людям ввести их в нормальное состояние. В этой ситуации что получилось: мы узнали об этом только тогда, когда туда прибыли, какой-то набор лекарств у нас с собой был, но потом нам пришлось его еще подвозить, потому что просто этого не хватало.

Мумин Шакиров: С аналогичной критикой выступил и заместитель начальника отдела группы оперативного реагирования московских спасателей Игорь Лушаев.

Игорь Лушаев: Сами вы слышали, что в ближайшей 13-й больнице скопилось более половины пострадавших, и естественно, что у них там сразу такого количества лекарства не оказалось. Необходимо было разработать маршрут движения автобусов и по тем больницам уже распределить лекарство, распределить медицинский персонал, сократить время оказания помощи каждому человеку. Естественно, может быть получилось бы, что жертв было бы меньше.

Мумин Шакиров: В целом врачи и спасатели положительно оценивают как свою работу, так и действия спецслужб. По их мнению, эвакуация более 700 человек из помещения театрального комплекса на Дубровке прошла быстро и оперативно. На данный момент число погибших заложников после штурма Дома культуры насчитывает 119 человек.

Петр Вайль: Пресс-служба партии "Яблоко" обнародовала выступление Григория Явлинского, одобренное и подтвержденное президиумом партии. Таким образом, оно является позицией "Яблока" по трагедии заложников в Москве. Нам представляется важным мнение партии, которая в течение десятилетия представляет собой единственную последовательную демократическую оппозицию в России.

Позиция Российской демократической партии «ЯБЛОКО» по трагическим событиям в Москве 23-26 октября 2002 г.

(Выступление Г.А. Явлинского на заседании Президиума Бюро партии в понедельник, 28 октября 2002 г. Поддержано членами Президиума.)

- В Москве произошла страшная трагедия. Утраты, понесенные в ходе событий в театральном центре на улице Мельникова, невосполнимы. Мы приносим соболезнования всем, потерявшим в этой трагедии родных и близких.

Мы твердо считаем, что не может быть оправдания терроризму - ни политического, ни религиозного, ни благими целями, ни даже так называемыми «симметричными и ответными мерами», ни какого либо другого. Убийству или угрозе, шантажу убийством ни в чем не повинных беззащитных людей оправданий не бывает. В этом смысле причиной терроризма является не бедность или страдания, и даже не месть (которая направлена на виноватого), а безграничная подлость.

Мы понимаем, что тем, кто практически нес ответственность и осуществлял операцию по освобождению заложников приходилось делать выбор между страшным и самым страшным. Этот выбор могла сделать только власть, и она сделала его так, как она могла.

Правильность этого выбора могут оценить только люди, пережившие трагедию, - заложники, их родственники, москвичи, граждане России, а в конечном счете - история. Оценка сложнейшей трагической ситуации политиками сегодня не может быть полной и объективной.

Являясь сторонниками разрешения подобных кризисов методами, в основе которых лежит использование всех способов, позволяющих освободить максимально возможное число заложников без вреда для них, мы разрабатывали иной вариант действий: постепенно, шаг за шагом вести переговорный процесс, в ходе которого можно было надеяться на поэтапное освобождение заложников или хотя бы их части.

Мы считали, что так называемые «требования», которые сводятся к тем или иным формам переговорного процесса или политическим жестам, уж по крайней мере, обсуждаемы, когда дело касается жизни и здоровья людей.

Наши представления заключаются в том, что решение о применении мощной силовой акции, например, штурма, должно приниматься исключительно по оперативным, а не политическим, личным мотивам или настроениям общественности в данный момент.

Можно ли с уверенностью утверждать, что на предлагаемом нами пути шансы избежать многочисленных жертв были высоки? Таких гарантий не мог дать никто. Но мы считали необходимым использовать весь ресурс такого рода, пока он не будет исчерпан.

Президент принял иное решение: государство не ведет никаких переговоров с террористами. В настоящий момент полностью оценить последствия этого решения еще невозможно. Трудно спорить о том, можно ли было исполнить его по-другому. Только тщательное выяснение всех деталей и факторов позволит выяснить логику принятия решений, возможно, очень тяжкую.

Однако уже сегодня совершенно определенно можно сказать, что ситуация с оказанием медицинской помощи пострадавшим и обращением с их родственниками была и остается на грани преступления. Врачи, спасающие жизни людей, должны иметь как можно более полную информацию о причинах их состояния. Родные пострадавших должны иметь как можно более полную информацию о судьбе своих близких.

В целом, произошедшее 23-26 октября - наше общее поражение, наша общая трагедия. Ни один российский политик, и даже ни один гражданин не может снять с себя ответственность за случившееся.

Проникновение многочисленного отряда террористов в центр Москвы свидетельствует о серьезном провале наших спецслужб, правоохранительной системы в целом. Мы считаем, что ключевой проблемой здесь является колоссальная коррупция. Без поименного определения ответственных и существенных кадровых изменений в высшем звене нормальная работа по обеспечению безопасности граждан невозможна.

Несомненно, вставшие на путь террора должны быть преданы правосудию, либо, если это невозможно, - ликвидированы. Однако происшедшее с новой остротой ставит вопрос об урегулировании вооруженного конфликта в Чечне, о прекращении «зачисток», пыток, исчезновения людей, внесудебных расправ, издевательств, беспредельного физического насилия, - по существу, о прекращении жесточайшей войны по изничтожению целого народа. Требуется многократная активизация всех усилий по поиску политических путей прекращения войны.Из этой трагедии необходимо извлечь все уроки.

Петр Вайль: Международная правозащитная организация "Human Rights Watch" считает, что необходимо независимое расследование того, что произошло в Москве. Говорит наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: "Слишком много вопросов остается без ответов, - заявила в среду Элизабет Андерсен, исполнительный директор Европейского и Центрально-азиатского отделения "Human Rights Watch". - Власти молчат как раз тогда, когда информация - вопрос жизни и смерти". Появляется все больше свидетельств того, что многие заложники скончались вследствие того, что не получили первую медицинскую помощь сразу после спасения, говорится в заявлении правозащитной организации. Телевизионные репортажи показывают, как военнослужащие специальных сил кладут заложников, находящихся в бессознательном состоянии, на голый бетон, где они остаются без какой бы то ни было помощи. "Human Rights Watch" ссылается на собственные надежные источники, которые утверждают, что врачи нескольких международных гуманитарных организаций, находившиеся вблизи места происшествия, пытались помочь заложникам, однако должностные лица спецслужб отказали им в доступе. "Российское правительство, - подчеркнула Элизабет Андерсен, - должно было обеспечить присутствие на месте проведения операции врачей, осведомленных о том, какой именно газ применяется, и имеющих при себе достаточное количество антидота". Андерсен квалифицировала действия российских властей как "непростительное нарушение права на жизнь".

По оценке правозащитников, международное право не запрещает применение потенциально опасных для жизни средств при освобождении заложников, однако требует, чтобы такое применение диктовалось "абсолютной необходимостью" и чтобы при этом были приняты все меры предосторожности как при планировании, так и при проведении операции с тем, чтобы свести к минимуму число жертв.

"Human Rights Watch" призвала Россию учредить независимую комиссию по расследованию обстоятельств штурма театрального здания в Москве. Эта комиссия должна, в частности, обеспечить своевременное и надлежащее судебно-медицинское вскрытие трупов с тем, чтобы важная информация не была утрачена. Она должна также расследовать обстоятельства всех случаев смерти в связи с данными о внесудебных казнях. Сообщения прессы и телевизионные репортажи, отмечает "Human Rights Watch", заставляют предполагать, что некоторые из террористов были убиты в тот момент, когда находились без сознания.

В своем предыдущем заявлении от 24 октября "Human Rights Watch" осудила захват заложников, охарактеризовав его как "отвратительную акцию, которой не может быть оправдания".

XS
SM
MD
LG