Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политики и эксперты анализируют последствия террористического акта на Дубровке

  • Сергей Данилочкин

Ведет программу Сергей Данилочкин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров, Марина Катыс и Олег Кусов.

Сергей Данилочкин: Прошла неделя после трагедии заложников в Москве. В нашей программе мы попытаемся поставить вопросы, которые представляются ключевыми и относятся ко всем трем периодам:

Как удалось группе Бараева беспрепятственно доставить в Театральный центр на Дубровке такое количество взрывчатки, и почему террористы не привели взрывные устройства в действие?

Почему четверо суток скрывался состав примененного газа и были ли в достаточной степени подготовлены к этой ситуации московские больницы?

Осуществлял ли общее руководство группой Бараева Аслан Масхадов, и какова теперь судьба мирного урегулирования в Чечне?

Мумин Шакиров: О том, как террористической группе Бараева удалось беспрепятственно попасть в Москву, принести с собой десятки стволов оружия и более ста килограммов взрывчатых веществ в театральный центр на Дубровке, ответа пока нет. Официальные власти смещают акценты трагедии и рассказывают пока о том, как успешно группа "Альфа" уничтожила террористов и спасла сотни человеческих жизней. На последней пресс-конференции представитель ФСБ, эксперт из института криминалистики Владимир Еремин продемонстрировал публике арсеналы чеченских боевиков.

Владимир Еремин: 89 самодельных ручных гранат, которые были изготовлены на базе штатных военных изделий, был обнаружен также самодельный гранатомет. С целью определения возможных последствий, которые могли произойти в результате взрыва вот этого огромного количества взрывных устройств, получается так, что при взрыве только устройства самой большой мощности, это около 20-ти килограмм в тротиловом эквиваленте, произошло за счет осколочного потока от этих снарядов абсолютного поражения людей в зале. В результате фугасного действия этих снарядов произошло бы обрушение балконов, перекрытий, потолка, здание было бы практически полностью разрушено.

Мумин Шакиров: Однако эти вещественные доказательства и комментарии специалистов не удовлетворили специалистов. До сих пор неясно, почему террористы, почувствовав запах газа, не привели взрывные устройства в действие. Были ли готовы погибнуть вместе с заложниками террористы, именующие себя камикадзе? Журналист "Новой газеты" Анна Политковская, очевидец событий, участник переговоров с главарями террористов, ее ответ однозначен.

Анна Политковская: На момент вечера 25-го никакие переговоры об их личной судьбе были невозможны, с каких сторон я не подъезжала, ничего. Знаете, что они мне говорили? Даже не старайтесь, мы пришли умереть, и нас личная судьба уже не волнует. Со стороны Бараева бравада потому что он был мало адекватен, а со стороны других, ведь я разговаривала и с его заместителем, и с другими бойцами, и с женщинами, этого не было бравада. Все-таки чувствуешь.

Мумин Шакиров: Действия спецслужб, применивших несмертельные отравляющие вещества, вызывают острые дискуссии среди инспекторов. Большинство из них считают, что группа "Альфа", применив газ, приняла единственно правильное решение, иные считают, что за убитых террористов заплачена слишком высокая цена. Сотрудник научно-технического центра "Взрывоустойчивость" независимый эксперт Адольф Мишуев оправдывает применение спецсредств во время штурма театрального комплекса на Дубровке.

Адольф Мишуев: Если бы хоть один произошел взрыв, то ли женщина, которая была обмотана, достаточно два с половиной килограмма по тротиловому эквиваленту, поверьте, что у них это было действительно типа пластита, то есть достаточно высокая энергетически или близкой к тротиловым характеристикам, как уже сосредоточенные люди, которые сидели в одном зале, у них бы наступила мгновенная смерть от этой воздушной ударной волны. А так как, извините, общее количество соизмеримо не с десятками килограммов, а с сотнями, то при этом последовало бы разрушение строительных конструкций, а потому не только ущерб зданию, но падающие конструкции усугубляют эти поражающие факторы. Вот такое решение. Да, жалко, эти люди погибли, но другого пути не было.

Мумин Шакиров: Спустя несколько часов после окончания операции на российских телеканалах появились кадры с убитыми террористами. О задержанных боевиках или оставшихся в живых вооруженных людях известно мало. Власть постоянно информирует общественность о том, как правоохранительные органы задерживают на улицах Москвы людей, якобы причастных к трагическим событиям на Дубровке, но свидетельских показаний пока нет. Удалось ли схватить во время штурма кого-то из боевиков, кто оказывал сопротивление группе "Альфа"? Ветеран этого спецподразделения, бывший офицер ФСБ России Сергей Гончаров считает, что отдельные террористы схвачены во время операции и они могут раскрыть картину подготовки теракта.

Сергей Гончаров: По моей информации, уничтожены были террористы, которые находились в камуфляже, оказали вооруженное сопротивление и женщины-шахиды. Есть данные о том, что несколько этих боевиков успели, постарались смешаться с толпой. Сейчас они задержаны и по ним ведутся следственные действия.

Мумин Шакиров: На вопрос, кто в первую очередь должен нести ответственность за кровавую трагедию в Москве, Сергей Гончаров ответил следующее.

Сергей Гончаров: Главное обвинение нужно предъявить тем людям, которые обеспечивают безопасность данного района, в первую очередь как сотрудникам милиции, которые обеспечивают безопасность района, так и, наверное, сотрудникам спецслужб, которые обеспечивают безопасность этого района. А как могли пронести? Давайте быть откровенными, мне кажется, что в какой-то мере участвовала чеченская диаспора или те чеченцы, которые находятся в Москве и имеют легальную прописку. И второй вариант, надо честно сказать, нечистоплотные работники милиции и правоохранительных органов, имея какие-то финансовые заинтересованности, сделали вид, что не замечают, что творится. Следствие точно ответят на каждый вопрос, и найдет тех людей, которые не предотвратили или способствовали тому, что произошло в Москве.

Мумин Шакиров: Исполнительная власть намерена самостоятельно провести расследование этой трагедии. Попытка отдельных депутатов из правых фракций Государственной Думы России вмешаться в этот процесс закончилась безуспешно. Пропрезидентское большинство в нижней палате федерального собрания отказалось поддержать идею создания парламентской комиссии по расследованию теракта в Москве.

Марина Катыс: Вопрос о том, какой газ был применен при штурме Театрального центра, где в заложники были захвачены зрители мюзикла "Норд-Ост", обсуждается уже неделю, и до сих пор власти не дали ответа, какое именно несмертельное отравляющее вещество, если говорить языком военных химиков, было использовано. Член штаба по освобождению заложников генерал Александр Зданович завил в четверг, что был применен газ, состоящий из компонентов фентомила. Это спецсредство, по словам Здановича, было выбрано именно из-за высокой скорости воздействия на организм человека, и этот препарат не мог привести к летальному исходу. Старший врач московской Службы спасения Ольга Сарпова участвовала в эвакуации заложников из Театрального центра.

Ольга Сарпова: Люди в основном сидели в креслах, кто-то лежал на полу, кто-то уже перед выходом был, все были в бессознательном состоянии. Мы смотрели, есть ли пульс, есть ли минимальные признаки дыхания и сразу тут же эвакуация. Даже тем, которым помогали передвигаться, они были настолько в таком состоянии затуманенном, что даже имя спросить было невозможно. Были люди, которые уже не подавали признаков жизни.

Марина Катыс: Лев Федоров, доктор химических наук и президент Союза "За химическую безопасность", полагает, что сообщения западных средств массовой информации о возможном применении в ходе операции по освобождению заложников газа би-зет не имеют под собой почвы. Этот газ входит в списки запрещенных веществ, и правительство России никогда бы не пошло на такой шаг - считает Лев Федоров.

Лев Федоров: С точки зрения химии и отравляющих веществ есть целая группа отравляющих веществ несмертельного действия, их называют инкапаситанты, как раз би-зет это один из них. Но он единственный, который внесен в запретительные списки, все остальные разрешены.

Марина Катыс: И хотя Александр Зданович уверен, что использованный газ не мог привести к летальному исходу, сейчас уже очевидно, что именно применение спецсредств привело к гибели части заложников. Причиной этого могла стать простая передозировка отравляющего вещества.

Лев Федоров: Доза, безусловно, была очень велика для многих людей, сидящих в зале, особенно из группы риска, но ведь само применение химии в данном случае исходило, к сожалению, самых здоровых людей, то есть тех, против кого она направлялась - против террористов, это были здоровые вполне люди.

Марина Катыс: По мнению Льва Федорова, газ, использованный при штурме Театрального центра, относится к группе инкапаситантов, и был разработан советскими военными химиками в 70-х годах прошлого века.

Лев Федоров: Я исхожу из задумки тех, кто создавал это отравляющее вещество несмертельное. Задумка была такая: на время выключать человека, как снотворное, как наркоз, но без последствий. Были проверки, тестирования на людях в 70-х годах. Были проценты, военные немножко жестокие люди, поэтому они мылят не людьми, а процентами. Они исходили из того, что большинство людей будет иметь такую-то реакцию, а то, что могут на краях быть и те, кто имели слишком сильную реакцию или наоборот слишком малую, это бывает, к сожалению.

Марина Катыс: Очевидно одно – организаторы акции по освобождению заложников знали о том, какой газ будет применен, но они не поставили медиков в известность о возможных поражениях заложников именно газом. Не были выданы врачам и необходимые противоядия. Ольга Сарпова, старший врач московской Службы спасения утверждает, что у врачей не было необходимых препаратов.

Ольга Сарпова: Мы узнали об этом только тогда, когда туда прибыли, какой-то набор лекарств у нас с собой был, но потом нам пришлось еще подвозить, потому что просто этого не хватало. Работа медиков не была организована достаточно. То есть в первую очередь надо было самых тяжелых эвакуировать.

Марина Катыс: Более того, команда всем бригадам "скорой помощи" прибыть к захваченному зданию театрального центра поступила в 6.30 утра, то есть через 45 минут после начала операции и применения спецсредств. В результате многим заложникам антидоты общего действия были введены с большим опозданием. Лев Федоров полагает, что главной причиной гибели людей стала плохая организация спасательных работ.

Лев Федоров: Чем быстрее люди получили укол антидота, противоядия, тем легче им потом переносить. Поскольку произошла сильная оттяжка, то есть это не в зале случилось и даже не на улице, а некоторых вкололи в больнице через несколько часов, мне кажется, это важно. И вот тут у меня претензии к военным токсикологам, потому что они должны были зарядить спасателей не на стандартный сценарий, который у них обычно – хватай человека и выноси с места события, и потом оказывай помощь, а чтобы они вкололи еще в зале.

Марина Катыс: В отчете медицинского штаба, работавшего у Театрально центра, утверждается, что умерших при транспортировке не было. Но в больницах, как мы знаем, умерло всего несколько человек. Следовательно, более ста заложников скончалось в Театральном центре от нарушений дыхания, так и не получив необходимой медицинской помощи. Лев Федоров полагает, что основная вина ложится на разработчиков операции штурма.

Лев Федоров: Недоработки, связанные с несвоевременным применением антидота, возможной передозировкой, это связано с квалификацией конкретных исполнителей. Если их не привлекли, скажем, военных токсикологов, не привлекли сразу, тогда вопрос к организаторам. Я думаю, что какое-то количество смертей можно было бы избежать с помощью организационных мер, то есть, думая до того.

Марина Катыс: С другой стороны, врач Ольга Сарпова, эвакуировавшая людей из здания в первые минуты после штурма, считает, что при таком количестве заложников всем оказать своевременную помощь было просто невозможно.

Ольга Сарпова: Это минимальные потери, то есть в основном, конечно, людей спасли.

Марина Катыс: Московские власти и мэр города Юрий лужков отвергают все обвинения в неоперативности или плохой организации операции по спасению заложников. Министр здравоохранения России Юрий Шевченко склонен объяснять столь большое число погибших гипоксией и обезвоживанием и стрессом. Руководство спецслужб отгораживается от неприятных вопросов невозможностью разглашать подробности спецоперации. А в различных городах России на днях прошли похороны те, чью смерть никак не могут правдоподобно объяснить высокопоставленные чиновники.

Олег Кусов: Политики и эксперты в эти дни анализируют последствия террористического акта на Дубровке. Выводы неутешительны, прежде всего для чеченской стороны: среди российских политиков стало гораздо больше противников мирного урегулирования в республике. Создается впечатление, что тон при обсуждении данной проблемы задал помощник президента России Сергей Ястржембский, сообщив, что в отношении всех ключевых фигур чеченского сопротивления – Масхадова, Яндарбиева, Закаева, Нухаева, возбуждено уголовное дело по нескольким статьям Уголовного кодекса. Ичкерийских лидеров обвиняют в участии в вооруженном мятеже, в участии в незаконных вооруженных формированиях и в покушениях на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Надо сказать, что подобные обвинения в отношении этих лиц уже выдвигались в начале второй чеченской войны, портреты чеченских лидеров даже висели на многих вокзалах в стране. Сегодня портреты пообтрепались, а трагический случай в Москве дал новый повод для объявления в розыск. Однако, как считают наблюдатели, за желанием властей арестовать окружение Масхадова стоит четко определенная позиция Кремля – отказ от мирных переговоров в Чечне. Помощник президента России Сергей Ястржембский убежден, что Аслан Масхадов имеет прямое отношение к организации терактов в Москве. Сергей Ястржембский продемонстрировал журналистам свои компрометирующие материалы – запись телефонной беседы Зелимхана Яндарбиева и Мовсара Бараева.

"Шамиль там присутствовал. У Шамиля нет ничего. Шамиль выполнял указания Аслана. Но эта операция была сверхзасекречена. Чисто с Шамилем, с людьми Шамиля, а исполнители - там были выбраны те люди, которые не думали о возвращении домой".

Сергей Ястржембский: Думаю, что это не единственная запись, имеющаяся в руках следствия. Люди, находившиеся в зале, действовали и с его ведома тоже.

Олег Кусов: Ареста представителя Масхадова на переговорах Ахмеда Закаева могут добиваться только сторонники войны в коридорах российской власти. Более умеренного и лояльного к Москве лидера в рядах чеченского сопротивления не было, так считает заместитель председателя Евразийской партии России Саламбек Маигов.

Саламбек Маигов: Его арест я расцениваю прежде всего как неприятие возможных политических переговоров. Ахмед Закаев несомненно являлся человеком, который представлял составляющую чеченского сопротивления, человек, который пытался найти точки соприкосновения с Кремлем. Мне думается, что арест Ахмеда Закаева является сигналом свертывания какого-либо политического процесса в Чечне.

Олег Кусов: Возможно, именно умеренный характер Ахмеда Закаева и заставил Масхадова выдвинуть его в качестве переговорщика с Кремлем?

Саламбек Маигов: Несомненно, потому что такого рода контакты, такого рода переговоры они требуют от персоналий, участвующих в этом процессе, гибкости, дипломатии и способности идти на компромиссы. В этом качестве Ахмед Закаев был наиболее приемлемой фигурой среди членов правительства Масхадова.

Олег Кусов: К примеру, Ахмед Закаев будет обвинен и выслан в Россию, есть ли кто-либо еще из сторонников Масхадова, кто бы мог занять его место?

Саламбек Маигов: Руководителем государственной комиссии по урегулированию российско-чеченского кризиса указом президента Масхадова назначен бывший министр внутренних дел Казбек Махашев, одним из главных дипломатов, политических фигурантов, способных участвовать в переговорном процессе, несомненно является также Хож-Ахмед Ериханов. Здесь главное не то, что его арестовали и чеченское сопротивление понесет потерю, а смысл заключается в том, что такого рода шаг со стороны Кремля свидетельствует о том, что в Кремле возобладали силы, которые не хотят никоем образом вовлекать в процесс урегулирования, вести, тем более, переговорный процесс.

Олег Кусов: Отказ от мирного урегулирования в Чечне может только спровоцировать ответные силовые шаги со стороны чеченцев. Так считает сопредседатель движения Союз матерей Санкт-Петербурга Елена Веленская.

Елена Веленская: Это обернется, честно говоря, трагедией, уже непредсказуемым развитием событий. Потому что в Чечне, и об этом говорили участники конгресса, очень много людей вот таких одиночек-камикадзе, у которых убиты целые семьи, замучены, пропали без вести. И за этих людей уже никто не ручается. Что они могут сделать при еще таких "бдительных" наших службах? Это очень опасная ситуация, которая может просто погубить Россию.

Олег Кусов: Сопредседатели движения Союз матерей Санкт-Петербурга Елена Веленская и Элла Полякова приняли участие в работе Всемирного конгресса чеченцев в Дании. По словам Эллы Поляковой, участники конгресса осудили теракт в Москве. Еще большее возмущение у них вызвали заявления из Москвы о том, что лидеры Ичкерии планировали приурочить теракт в Москве на Дубровке к конгрессу.

Элла Полякова: Участники конгресса в своих выступлениях заявили о том, что террористические методы не присущи чеченскому сопротивлению. И очень важно, что Ахмед Закаев и все чеченцы говорили, что они категорически отказываются от террористических методов, это не присуще чеченскому народу. И об этом же заявлено во всех заключительных документах конгресса, и в резолюции конгресса, в обращении к чеченскому народу и в заявлении по поводу московских событий. И диаспора чеченская решила принести цветы к "Норд-Осту", чтобы заявить волю участников конгресса. И было принято отдельное письмо президенту Путину, опять же с предложением о мире.

Олег Кусов: Заявление Шамиля Басаева о своей причастности к терактам в Москве, по всей видимости. У российских политиков особого интереса не вызвало. Им нужны признания на этот счет других ичкерийских лидеров, но Масхадов и Закаев по-прежнему отрицают свое участие в теракте. Очевидно, поэтому российские власти и решили обвинить их в старых грехах. Российским властям политики в Чечне не нужны, им проще сделать из них уголовников, в этом случае войну можно продолжать на Северном Кавказе до бесконечности.

XS
SM
MD
LG