Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что московский издатель Захаров должен выплатить 825 тысяч рублей вдове писателя Довлатова?


Ведет программу Петр Вайль. Принимает участие корреспондент радио Свобода Вероника Боде, которая беседует с дочерью Сергея Довлатова Екатериной.

Петр Вайль: Пресненский муниципальный суд Москвы в среду удовлетворил иск Елены Довлатовой – вдовы писателя Сергея Довлатова - к издателю Игорю Захарову, который без ее согласия в 2001-ом году выпустил тиражом в 15 тысяч экземпляров книгу «Сергей Довлатов. Эпистолярный роман с Игорем Ефимовым», куда вошла более чем десятилетняя переписка двух писателей и друзей Довлатова и Ефимова во время эмиграции в США. Елена Довлатова посчитала, что Захаров не только нарушил ее права на интеллектуальную собственность, но и посягнул на тайну переписки. Суд постановил не изымать книгу из продажи и не уничтожать уже изданные экземпляры, как того требовала вдова писателя, однако запретил переиздавать переписку и обязал Игоря Захаров выплатить денежную компенсацию морального ущерба - 825 тысяч рублей.

Дочь Сергея Довлатова – Екатерина – сейчас находится в Москве. Она пришла в московскую редакцию, где с ней побеседовала наш корреспондент Вероника Боде.

Вероника Боде: Катя, расскажите, пожалуйста, как вы узнали, что Захаров без разрешения издал переписку вашего отца?

Екатерина Довлатова: Наверное, тогда, когда она появилась в магазинах. Было интервью с Захаровым, что он спрашивал Елену Довлатову о возможности этой публикации и она ему не ответила. Это неправда, потому что он не пытался связываться с Леной, то есть, по-моему, мы узнали об этом, когда она вышла. Ефимов пытался связаться, даже есть какие-то письма от Ефимова. Он связался с Леной, Лена ему категорически отказала в разрешении на опубликование этих писем и поэтому он, по-моему, и не опубликовал их в Америке, потому что Лена ему грозила адвокатами, и он не стал этого делать и сделал это в России.

Вероника Боде: А как вы думаете, почему ваша мама отказала Ефимову в издании этих писем?

Екатерина Довлатова: Во-первых, потому что сам отец был против публикации этих писем, особенно в таком объеме и почему-то составленных как роман, написанный Довлатовым с Ефимовым. Потому что это не было написано как роман или как произведение, как книга Довлатова, это просто письма, которые Ефимов накопил за эти годы, и свои собственные письма он писал под копирку и поэтому существует две стороны переписки. Вторая то, что люди, которые упоминаются в письмах, они живы и не хочется никого живущего, живого обижать. Мне кажется, что даже если действительно эти письма представляют какой-то интерес как литературное наследие, то все-таки надо иметь совесть и подождать, чтобы не обидеть живущих людей, то есть какой-то срок должен пройти. Папа все-таки с юмором был, но он мог довольно обидеть человека, мог быть злословным. То есть это частная переписка, в которой он свободно излагает свои чувства. Пришлось подать судебный иск.

Вероника Боде: Суд удовлетворил все ваши требования или были какие-то еще, которые не удовлетворены?

Екатерина Довлатова: Не все. Мы просили конфисковать книги, которые сейчас уже распространены по магазинам. Но, я думаю, что это формальность, это не из-за того, что только частично удовлетворили наш иск, а просто физически очень тяжело сделать суду, судебным исполнителям. И, наверное, из этих соображений судья решил такого постановления не выпускать. Запретили тиражирование, распространение, публикации, издание, то есть все запрещено, и сумма, которую мы требовали, тоже должна быть сполна нам выплачена. Я думаю, что мы ее не получим, потому что, скорее всего, издатель подаст на апелляцию, это затянется на многие годы. Я думаю, что есть какие-нибудь трюки, которые он может предпринять. Не из-за денег это все устраивалось. Я лично рада, что остановлена эта публикация и что нам присудили эту сумму, потому что подтверждает фактически решением судьи, что мы правы и что мы выиграли. Мне не верилось, что мы выиграем, честно говоря, просто потому что случаи, когда правая сторона вдруг выигрывает, это как-то очень неожиданно. По-моему, это прецедент какой-то в истории российских авторских прав. Я просто не надеялась ни на что и на большее надеяться не хочу и для меня это не из-за денег было и для мамы тоже. То есть выплатят – отлично, а не выплатят – все равно мы победили в нравственном каком-то соображении.

Вероника Боде: Захаров считает, я слышала, что не напечатать такую блестящую книгу это большое преступление перед читателем. То есть приписывает себе вполне благородные цели.

Екатерина Довлатова: Я думаю, что он мотивировался не этим. Во-первых, это коммерческий проект, он издатель, он хотел заработать деньги. То есть ничего в этом страшного нет, но пусть не прикрывается какими-то благородными намерениями. Другие издания отказались из уважения к нашим чувствам и к закону. Но нельзя же сказать, что Захаров единственный, кто любит и ценит литературу, а все остальные издательства, а их много, нет.

Вероника Боде: А что вы можете сказать о реакции публики на всю эту историю, в частности, российской прессы?

Екатерина Довлатова: мне не понравилась, даже удивила реакция газеты. Которая называется "Газета" сегодняшняя по решению суда, где цитата идет, что "Елена Довлатова разорила издателя Игоря Захарова". Такая трактовка меня удивляет. Предоставлена информация после разговора с юристом издателя и вот они даже нам не позвонили и не спросили про нашу сторону, мне это непонятно. Я хотела добавить только одну вещь, что суд судом, а в какой-то момент этот процесс принял очень личный характер и были нападения личного характера против моей мамы. Было когда интервью с Захаровым, с представителем его агентства, женщина какая-то, они говорили вещи, как: вот не везло же русским писателям на жен, и вдова мотивировала все это только корыстными целями, лучше бы сразу сказала, что деньги хочу. И вообще я сначала относился к ней с уважением, а зря, она непристойно себя ведет. Вот такие вещи. И это очень расстраивает, обижает и оскорбляет. Потому что, во-первых, не она решает все, а она является распорядителем с юридической стороны. Но решаем мы это вместе, нас трое. Это очень обижает меня, ее расстраивает. И надо помнить, мы люди – это те, которых любил Сергей Довлатов и ему было бы это очень неприятно узнать все, что происходит и все, что написано, ему было бы очень больно от этого. Поэтому люди, которые прикрываются тем, что они любят Сергея Довлатова, обидно, что они так себя ведут, то есть они оскорбляют его, в конечном счете.

XS
SM
MD
LG