Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Придуманный политик в Ульяновске


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты и обозреватели Радио Свобода Вероника Боде, Сергей Гогин, Михаил Соколов, ведущий сотрудник Всероссийского центра изучения общественного мнения Леонид Седов и ведущий программы "Бесплатный сыр" телеканала ТВС Виктор Шендерович.

Петр Вайль: Научно-исследовательский центр "Регион" - пытаясь выяснить, кто из политиков в Ульяновске пользуется наибольшей популярностью - провел в городе социологический опрос. Результаты опроса оказались неожиданными: высокое место в рейтинге популярности занял некий Сергей Соколов. Однако дело в том, что среди ульяновских политиков и чиновников высокого ранга такого человека попросту нет. Это имя социологи внесли в предлагаемые на рассмотрение граждан списки с единственной целью - проверить погрешность своих исследований. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ульяновске Сергей Гогин.

Сергей Гогин: Вымышленный политик Сергей Соколов более симпатичен ульяновцам, чем некоторые реальные фигуры. Такой неожиданный результат дал социологический опрос, проведенный научно исследовательским центром "Регион" среди жителей Ульяновска. Тысячу горожан попросили ответить на вопрос, кто из местных политиков вам нравится? Хотя на провокацию социологов клюнули всего 2 процента опрошенных, тем не менее, этот несуществующий персонаж получил больше голосов, чем главы областного парламента и городской Думы вместе взятые. О феномене квази-политика Соколова говорит руководитель НИЦ "Регион" Елена Омельченко:

Елена Омельченко: Это такая небольшая шутка, я думаю, не слишком опасная. Мы обратили внимание, что у нас очень много птиц большого, высокого полета в политике, у нас есть Орлов, Голубков, Сычев, мы подумали, почему бы нам не сделать еще вот Соколова. Я так думаю - это просто показатель той самой ошибки, которую всегда следует учитывать. Эти 2 процента дают люди, совершенно не разбирающиеся в политике и некомпетентные в фамилиях, но стремящиеся продемонстрировать, что они, в общем в курсе.

Сергей Гогин: Феномен Соколова - скорее курьез, а вот то, что спустя два года после губернаторских выборов 41 процент опрошенных ульяновцев не испытывает симпатий ни к одному местному политику - это уже серьезно. Ранее подобные опросы выявляли в три раза меньше скептиков. Социологи делают такой вывод: ульяновцы не видят в регионе яркого политического лидера, поэтому они, затрудняясь с ответом, отдают голоса политику по имени "Никто". Рейтинг симпатий горожан с 16 процентами голосов возглавляет губернатор Владимир Шаманов, на 4 процента меньше у бывшего главы области Юрия Горячева. Интересно, что полтора года назад, по данным НИЦ "Регион" половина опрошенных была готова вновь проголосовать за Шаманова, если бы выборы состоялись тогда же. Сегодня же он нравится только 16 процентам. Вот что думает по этому поводу Елена Омельченко:

Елена Омельченко: Превращение федеральной фигуры в фигуру местного масштаба означает, что он стал, скажем так, своим, и к нему начинают предъявляться какие-то обычные, повседневные требования. Одно дело - такая звездная фигура генерала Шаманова, которую все знают, и другое дело – повседневность, с электроэнергией, с теплоснабжением, с задолженностью, и так далее. Два года - это не полгода. Эйфории все прошли, и хотят реальных изменений. И дело, может, не в разочаровании. То есть, вот так группа, которая его поддерживала активно, она не изменила своих симпатий, не переметнула к другому, они просто ушли, что называется в "болото", ожидают, смотрят, наблюдают, и не хотят в этой ситуации выносить никаких суждений, ни о нем, но и ни о других.

Сергей Гогин: Альтернатива, Шаманов или "Никто", причем скорее "Никто", чем Шаманов, говорит как о растерянности горожан, так и о кадровом дефиците накануне предстоящих выборов. В этой ситуации неопределенности, считают социологи, есть один плюс: у большинства местных политиков на выборах будут одинаковые стартовые возможности.

Петр Вайль: Слово нашему обозревателю, ведущему и редактору программы "Выборы" Михаилу Соколову:

Михаил Соколов: Ульяновский опрос фиксирует реальность, ставшую известной специалистам ранней осенью: разочарование в ставшими знакомых фигурах и желание узреть новые лица на политической сцене. Исключение - президент Владимир Путин с двумя третями голосов доверия становится в глазах избирателей якорем стабильности. Между ним и остальной тусовкой - пропасть. Второй в федеральном списке популярности - Геннадий Зюганов - собирает лишь 16 процентов.

Факт: кроме всегда игнорирующих выборы есть мощный слой до 25 процентов, регулярно голосующих "против всех". Желание заполнить вакуум объективно. В Думе столетней давности не были вполне представлены интересы "серых зипунов" - крестьянской России. К чему это искажение парламентаризма привело - известно. Сегодня перекос иной: влиятельный крупный капитал и бюрократия, слева раздаются голоса в защиту наемного труда и потребителей государственной помощи, потребителей пенсий и пособий, а вот интересы мелкого и мельчайшего бизнесов, в котором крутится на разных ролях значительная часть населения - до трети, несмотря на обещания СПС и "Яблока" его защитить - не представлен. Для этого слоя нынешнее государство выглядит как опасная сила - сборщик легальных податей и источник опасности, существования милицейских, налоговых и прочих "крыш", которые хуже бандитов доят предпринимателей.

Провинциальные бизнесмены средней руки не раз жаловались мне, что ни не видят пользы от уплаты налогов. Местная власть ограблена Москвой и с недавнего времени фактически не способна решать простейшие проблемы. Такая ситуация может повлиять на исход многих кампаний, и региональных, и выборов в Государственную Думу. На новую силу надеются антиподы русской политики. Глеб Павловский вместе с коллегами заговорил о необходимости новой партии, которая заменит разложившиеся СПС и "Яблоко". А близкий к главе Фонда эффективной политики депутат Вячеслав Игрунов даже выел на арену "СЛОН" - Союз людей образования и науки. А Борис Березовский заметался между коммунистами и либералами, желая перебросить между ними мостик просвещенного национализма. Похоже, Березовский идейно все же ближе к тому слою, который не представлен в органах власти. Многие там тоскуют по величию державы, особому пути, сильной руке, которая умерит произвол, желая европейских или американских стандартов потребления, системно, в силу практики жизни, провинциальные бизнесмены настроены антизападно. Кстати, в Интернет-чатах, заметьте, самые кондовые патриоты и ненавистники либерализма - молодые ученые, переселившиеся на Запад. Мне кажется, что увлечь эти круги под общее знамя сейчас не удастся, но своих людей смогут провести в Думу, как, кстати, прогнозирует и Павловский, иные уже появившиеся региональные течения, выступая на том же, что и КПРФ поле патриотизма и социальной озабоченности, они могут стать конкурентами коммунистов. И мы увидим и в Думе, и во главе иных регионов и городов новые молодые лица, которые соберутся под патриотическим, но уже не красным знаменем.

Петр Вайль: Прокомментировать результаты социологического опроса, проведенного в Ульяновской области, моя коллега Вероника Боде попросила ведущего сотрудника Всероссийского центра изучения общественного мнения Леонида Седова:

Вероника Боде: Леонид Александрович, чем бы вы объяснили тот факт, что у вымышленного политика Сергея Соколова, которого социологи включили в список в порядке шутки, оказался более высокий рейтинг, чем у некоторых реальных ульяновских политиков?

Леонид Седов: Вы знаете, ведь интерес к выборам, к кандидатам у нас нельзя сказать, чтобы прямо такой уж обостренный. Поэтому некоторые люди отвечают небрежно, или, не знаю, понравилась фамилия. Надо понимать, с какого рода людьми мы имеем дело.

Вероника Боде: Можно ли сказать, что речь здесь идет о безответственности тех людей, которые отвечают на вопросы социологов?

Леонид Седов: Скорее - о пониженном уровне интереса, скажем, к жизни в области, к тому, какие там политические фигуры есть. Вполне естественно, что очень большое количество обывателей находится на таком пониженном уровне интереса. Но все-таки некоторые проявляют какую-то осведомленность, а другие вовсе не проявляют.

Вероника Боде: Еще, кстати, интересный факт: 41 процент опрошенных не испытывают симпатии ни к одному местному политику.

Леонид Седов: Ну что ж, вполне возможен такой вариант, особенно, если дела в области идут плохо, и насчет выборов и выборности у нас, как известно, не все обстоит благополучно, выборы все больше теряют авторитет, поскольку проходят часто в обстановке всяких фальсификаций, соответственно, люди теряют интерес, охлаждаются, и политиков в чести не держат. Даже на федеральном уровне нам отвечают, что нет таких политиков, которые вызвали бы у меня доверие - примерно 18 процентов. И еще 8 процентов говорят о том, что они не интересуются политикой и политиками.

Вероника Боде: А чем бы вы объяснили падение популярности губернатора Ульяновской области Владимира Шаманова?

Леонид Седов: Он пришел на пост губернатора в ореоле, так сказать, чеченской славы, вот тогда его с энтузиазмом и выбрали в надежде, что он в области что-то сумеет наладить, но, по-видимому, в области не очень наладилось. Это одна из самых отстающих во многих отношениях областей, и людей, в первую очередь, интересуют, конечно, материальные аспекты их жизни. Он не показал себя умелым губернатором.

Вероника Боде: А если говорить о России в целом, что вообще в наибольшей степени влияет на рейтинг того или иного политика?

Леонид Седов: Да вот, то же самое, о чем я сказал. Вот эти материальные факторы жизненного уровня, всяких неполадок, если они есть. Стихийные бедствия, конечно, сказываются, и нестихийные тоже, отопительный сезон вот сейчас опять будет испытание для местной власти и федеральной власти. Более высокого порядка факторы, идеального или духовного наполнения, они меньше сказываются.

Вероника Боде: Леонид Александрович, кто сегодня из российских политиков наиболее популярен в массах?

Леонид Седов: Это вопрос очевидный. Путин стоит вне конкуренции во всех шкалах измерительных. Это политическая фигура, с которой вот россияне связали свои надежды на установление в стране порядка, ликвидацию чеченского узла конфликтного и, главным образом, на то, что Путин как-то с большим достоинством будет отстаивать интересы России на международной арене. Из названных мной трех сфер он наивысших результатов в глазах россиян достиг в третьей, в том, как он ведет себя на международной арене, и какие здесь имеются успехи и достижения. За ним начинают уже замечать и какие-то экономические достижения. Что касается Чечни, то тут вовсе никаких достижений не отмечается, но при этом он остается президентом надежды, все-таки люди пишут то, что они надеются, что все это ему удастся, в конечном счете. А других просто личностей нет на горизонте, с которыми люди могли бы связать свои надежды. Вот, протестные люди доверяют Зюганову, но тоже все меньше. А за Зюгановым следует у нас Жириновский, и уже на четвертом месте - Явлинский. Молодость, энергичность, относительная интеллигентность нынешнего президента, умение говорить, все это в совокупности дает такой образ, получается, что конкурентов у него на этом поприще пока нет. Но Путин нравится не всем. Вот 20 процентам он не нравится. Значит, они начинают смотреть в другие стороны. Часть из них по привычке выстраивается за коммунистом Зюгановым, кому-то нравится Жириновский, в основном, той части публики, которая любит такую разнузданность и актерские такие способности. А демократы сейчас в растерянности, у них нет сейчас такого лидера, которому они могли бы откровенно отдать голоса, и часть демократически настроенной публики на Путина делает ставку все равно. Люди, не видя демократического лидера достаточно сильного, отдают свои голоса Путину.

Петр Вайль: Вернемся к поводу для всего этого важного разговора - о том, что согласно социологическому опросу высокое место в рейтинг занял политик не существующий, придуманный ради шутки социологами. Что думает об этом Виктор Шендерович, который ведет на телеканале ТВС программу "Бесплатный сыр"? Как значится в подзаголовке, это программа о России и тех, кого она себе выбирает.

Виктор Шендерович: Как я понимаю, 2 процента ульяновцев выбрали себе подпоручика Киже, вообще никого. У нас как бы в прошлой программе, в программе "Итого" был такой персонаж Виктор Семенович Ельцов. Это реальная имя, фамилия, отчество. Это актер из массовки мосфильмовской, которого мы нашли, и вот сочетание удивительное, с одной стороны. Виктор Семенович, почти что Виктор Степанович, с другой стороны – Ельцов, это было в 1997-98-м годах - определило его судьбу. Мы его сделали таким главой выдуманного движения. И он у нас ездил по шахтам, по фермам, по заводам, обнимался с ткачихами, поддерживал отечественного производителя, прыгал с парашютом... И имидж-агентство, политологическое агентство, которое помогало нам работать с этим артистом, сказало: вы знаете, мы вам обещаем, что если мы его можем выдвинуть сейчас на выборах президента России, и полтора-два процента, - это вот их слова, - мы вам гарантируем, что такой человек, совершенно никто, просто выдуманный персонаж, никто, но под своим именем, мы выдвинем, и за него проголосуют, это совершенно рукотворная вещь, это можно сделать. Но я то думал, что это некоторый предел, но оказывается, 2 процента может набрать и человек, которого вообще не существует, а не только подставное лицо. Это, конечно, очень тяжелый показатель для власти. Он, конечно, говорит о некоторой шизофрении, некотором таком распаде в мозгах значительной, некоторой, скажем так, части избирателей, с другой стороны, конечно, о полной духовной нищете политической элиты, которую может опережать выдуманный персонаж, но, на самом деле, это эксперимент очень точный, очень показательный. Молодцы социологи, которые на это пошли. Мне кажется, что это абсолютно социологический эксперимент, очень точный и очень печальный.

XS
SM
MD
LG