Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сможет ли Алу Алханов изменить сложившуюся на сегодняшний день в Чечне расстановку сил во властных структурах?


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Пару месяцев назад, когда имя Алу Алханова только стало известно широкой публике в качестве кандидата на пост президента Чечни, мне попалось интервью с ним в одном московском еженедельнике. Генерал по сути не ответил ни один вопрос журналиста. Он либо отговаривался общими фразами, либо говорил, что еще не пришло время говорить о содержании его политики. Чем объясняется такая осторожность? Какие силы стоят за президентом-генералом? У микрофона Свободы - мой коллега Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Может ли Алу Алханов, будучи ведом тщеславием или желанием получить в свои руки максимальный объем власти, изменить сложившуюся на сегодняшний день в Чечне расстановку сил во властных структурах? Предвыборная кампания показала: те, кто посадил Алханова в президентское кресло, были уверены в том, что он не сможет и не захочет вести самостоятельную политическую игру. Если бы речь шла о сильной фигуре с серьезными амбициями и собственной программой внутренних политических реформ, то Рамзан Кадыров, уверенный в том, что он является единственным правопреемником своего отца, никогда бы не рискнул выдвинуть кандидатуру Алу Алханова на президентскую должность. Но существует прецедент Владимира Путина, который был в свое время послан в Кремль для защиты интересов команды Бориса Ельцина и очень скоро начал действовать вопреки этим интересам. Есть ли опасность, что и Алханов реализует именно такую модель политического поведения? Многие аналитики считают, что этот вариант маловероятен.

И дело даже не в том, желает ли Алханов выйти из-под опеки Кадырова-младшего. Проблема в том, что ни он сам, ни кто-то другой в Чечне не в состоянии всерьез корректировать стратегическую линию Кремля на Северном Кавказе. Нынешняя конфигурация власти в республике, сформированная Ахмадом Кадыровым, отвечает интересам силовой политики федерального центра, поскольку ее база - это репрессивный аппарат, предназначенный для борьбы с вооруженным подпольем. Именно эта задача считается основной на сегодняшний день, и именно поэтому Москве важно сохранить в неизменном виде все, что было создано, - и службу президентской охраны, и иные силовые подразделения, которые также задействованы в вооруженном конфликте. Согласно некоторым источникам, условия избрания Алханова были достаточно жестко определены еще до выборов, и статус-кво с сохранением ведущей роли силовых структур под руководством Кадырова-младшего был едва ли не главным пунктом соглашения, предложенного Кремлем будущему президенту.

Сложно судить, насколько комфортно Алханову становиться техническим лидером, заполняющим паузу между отцом и сыном (после смерти одного второму необходимо три года, чтобы занять президентское кресло). Судя по тому, что Алханов, будучи министром внутренних дел, в обязанности которого входит, между прочим, и контроль за соблюдением прав граждан, мирился со всяческим произволом при старшем Кадырове, с младшим, за которым стоит Кремль, он тоже не станет ссориться. Но даже если предположить между двумя главными лицами в промосковской Чечне серьезные разногласия, сейчас или в будущем, никто из них не сможет одержать победу без консультаций с федеральной властью, которая претендует на абсолютное право двигать фигуры на чеченской шахматной доске.

XS
SM
MD
LG