Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет назад был убит Дмитрий Холодов


Программу ведет Виктор Нехезин. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода в Московской области Вера Володина.

Виктор Нехезин: В подмосковном городе Климовске, в школе имени Дмитрия Холодова сегодня прошел час памяти журналиста, убитого 10 лет назад.

Вера Володина: Час памяти Дмитрия Холодова в климовской школе номер пять, носящей его имя, начался сегодня ровно в полдень. Сюда, так же, как и на могилу на Троекуровском кладбище, приходят многие из тех, кто знал Диму. Протоирей Дмитрий Мельник в числе нескольких священников отпевал Дмитрия в 1994 году, и все эти годы 17 октября служит панихиду на его могиле. Своего тезку помнит с тех дней, когда климовчане восстанавливали Храм Святой Троицы в соседнем селе Коледино, работал там и будущий журналист Холодов.

Дмитрий Мельник: Он с самого начала храма приходил в храм помогать. Я еще помню, как он говорит: "Мне надо что-нибудь посерьезнее. Что здесь мусор выносить? Мне камни какие-нибудь двигать, а то в полсилы работаю". Так с душой ходил.

Вера Володина: Запомнил его священник и по редким тогда еще службам в восстанавливаемом храме, помнит и несколько бесед с Дмитрием.

Дмитрий Мельник: Журналисты бывают всякие. Кто-то скандальненько подносит, кто-то все вынимает, кто-то правду ищет просто по чистоте своей, кто-то - по честолюбию, по разным вещам. А я его бы назвал так: родник, чистый родник. Лицемерия в нем не было, карьеризма - не думаю, тем более в нездоровом смысле. Открытые глаза, и вопросы такие же - открытые, понятные. И вопросы были не каверзные, не с подвохом, а чистые, открытые: вот что-то говорится и уточняется. И уточнить как-то так он мог, что мне в моем ответе даже самому что-то новое было. И так легко - снова к слову "родник" вернемся.

Вера Володина: Вместе с отцом Димитрием в этом году панихиду на могиле Холодова служили два ученика воскресной школы при храме - Андрей и Юрий. Ребята хорошо знают семью Холодовых, прихожан того же храма.

Андрей: Хотелось послужить. Мне нравится служить Богу, помогать батюшке в службе. Зоя Александровна очень добрая, очень отзывчивая. Если что нужно по школе, все поможет. Юрий Викторович по технике может помочь, давление измерить или еще что-нибудь.

Вера Володина: Жизнь Дмитрия священнослужитель называет бескорыстным подвигом во имя людей и без изучения материалов суда и следствия дает свою простую оценку тому, что произошло 10 лет назад.

Дмитрий Мельник: Есть такие люди, которым за державу обидно, за малых, то есть за меньших людей державы, на которых как раз и держится все. Потому что "сильные мира сего", которые при власти, - что за них переживать? Они сами за себя хорошо переживают. И он как раз не генералов защищал, а простых, обычных офицеров, которым должны были жилье дать. И куда-то это жилье жулье зажулило, а он нашел что-то или почти нашел. Думаю, что нашел, потому что их преступления как раз находит тот, кто будет применять их не как компромат, а на защиту слабых.

Вера Володина: Священника беспокоит, что никак не наказаны преступники, - это плодит зло и угрожает простым людям.

Дмитрий Мельник: На таких должны быть рычаги закона. Они обязаны делать что-то, чтобы такого не случалось. Потому что сегодня борец за правду убит, а завтра будет убит тот, кого он защищал, будет убита правда. То есть будет убит простой, маленький, обычный человек, который в общем и целом, в глобальном, ни от чего не защищен.

Ему обидно было за тех людей, которые знать не знали, что их грабят. Они надеялись, они шли из Германии - думали, что здесь их жилье ждет, нормальная жизнь, а их здесь ждала нищета и забвение. Прозябают - это полбеды. Погибают, спиваются и опускаются, и еще хуже, тем более лет 6-8 назад, - на нечестный путь встают. Озлобление есть, но до тех, кто их обманул, они не доберутся - сил не хватит. Будут грабить таких же, как они сами. Чем они могут защищены, как не законом? И закон обязан наводить порядок, иначе он не закон. По крайней мере, если бы нашли не только исполнителей, которые мало что значат, хоть какое-то порицание им было, то другим было бы не так повадно. Вседозволенность - страшная вещь.

Вера Володина: Дмитрия Холодова протоирей называет по-настоящему свободным человеком.

Дмитрий Мельник: Вот как раз Дима был свободным, он был свободен в своем выборе. Он выбрал и шел, не боялся. А те, кто убил Диму и не наказан, ту свободу, которую в 90-е годы пришла, использовали в своем понимании. Получилась вседозволенность, а это не свобода. Потому что свобода - это когда самый слабый в государстве человек, простой, может свободно ходить и знать, что никто просто так никого не тронет, потому что есть сильные мира сегодня, которые не грабят, как в данном случае случилось, а которые думают о меньших.

Вера Володина: Дмитрий Холодов живет теперь в истории России. Формально нет его имени в учебниках по истории, но в его школе сегодня знают: он был за простых людей, но убивших его власть не наказала.

XS
SM
MD
LG