Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отказ руководства московского Киноцентра на Красной Пресне от проведения фестиваля документальных фильмов "Чечня"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: директор музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров, и директор "Международной Хельсинкской федерации за права человека" Аарон Роудс – с ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шарый: Фестиваль документальных фильмов "Чечня" пройдет только в зале музея Андрея Сахарова в Москве. Этот зал вмещает не более 100 человек. Руководители московского Киноцентра на Красной Пресне, который уже включил в свою программу этот фестиваль, в последний момент отказались показать некоторые фильмы. Как заявил директор киноцентра Владимир Медведев, к российским картинам претензий нет, в то время как зарубежные фильмы, по его мнению, имеют антироссийскую направленность и неприемлемы для показа в киноцентре. Медведев назвал, в частности, фильмы "Покушение на Россию" и "Правдивые рассказы – война Андрея Бабицкого". Этот неожиданный отказ в интервью нашему корреспонденту Никите Татарскому прокомментировал один из организаторов фестиваля документальных фильмов "Чечня", директор музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров:

Юрий Самодуров: Вчера в течение всего дня я неоднократно, я звонил и мне звонили дирекция киноцентра, и их беспокоило, не являются ли эти фильмы направленными против политики российского правительства. Задавался вопрос, согласован ли показ этот, фестиваля, с главой администрации Сурковым, почему-то. Я говорю - мы посылали приглашение, но почему мы должны согласовывать? Я как бы убеждал их, что нельзя говорить о фестивале, в оргкомитет которого входят такие уважаемые организации, как "Московская Хельсинская группа", "Фонд защиты гласности", "Мемориал", и так далее, о том, что они занимаются какой-то антироссийской пропагандой, антироссийской деятельностью, что это просто смешно. В программе нашего фестиваля два блока фильмов. 6 фильмов, которые показывались в Нью-Йорке и Вашингтоне, и 12 фильмов, которые предложены как бы членами оргкомитета в Москве. И речь шла в этих переговорах только о фильмах, которые показывались в Нью-Йорке и Вашингтоне. Сначала был вопрос о фильме "Покушение на Россию" - "тот ли это фильм Березовского?! Я говорю - не знаю, его презентация была у нас в музее, и надо сказать, что он довольно длинный и, может, даже скучный, и там нет ничего антироссийского, он сделан на основе документальных кадров, которые у нас проходили по телевидению, плюс есть интервью с Фельштинским, который предполагает, что к взрывам причастна ФСБ. Я сказал, что это просто очень маленький элемент этого фильма, и его значение совершенно не в том, а в том, что в нем действительно становится очевидной ложь, и совершенно непонятно для чего как бы эта ложь, и по каким она причинам, совершенно разного уровня, высокопоставленных российских чиновников о том, что произошло в Рязани, допустим.

Я - член комиссии по расследованию взрывов, членами этой комиссии Юшенков был, Щекочихин, Ковалев сейчас, и комиссия не имеет данных о причастности ФСБ, но комиссия имеет массу данных о лжи. И в этом фильме эта ложь как бы наглядно показана. Другой фильм, который вызвал у них серьезное напряжение и вопросы, который они просили снять, кстати, мы были согласны снять фильм "Покушение на Россию", заменить его другим, просто потому что этот фильм в программу фестиваля был представлен Фондом гражданских свобод, и они были согласны на это, если они согласны, мы не стали упираться... После этого встал вопрос о том, что надо снять филь "Террор" в Москве, фильм из Великобритании, фильм о трагедии в "Норд-Осте", и там уникальные материалы, которых никто не видел, в том числе видеозапись, которую вел один из боевиков в зале, непосредственно, что происходило, интервью с участниками - это очень важно. Третий фильм, который нас попросили снять из программы – "Правдивые рассказы, война Бабицкого".

Поскольку каждый из этих фильмов как бы критикует деятельность ФСБ, и довольно обоснованно, я просто делаю логический вывод, что на киноцентр как бы оказывает сильное давление ФСБ, но это мой личный вывод. Это первое. Второе: мне известно о давнем и затяжном конфликте между руководством Союза кинематографистов, Сергей Михалков там сейчас, и киноцентром. И Михалков как бы хочет получить киноцентр в свою собственность, собственность союза, и я предполагаю, что он был готов и мог бы воспользоваться ситуацией показа так называемых "антиправительственных", "антироссийских" фильмов, а для чиновников это могло быть и так, для того, чтобы достичь своих целей, то, что называется "спор хозяйствующих субъектов", сейчас.

Андрей Шарый: В Нью-Йорке и других городах мира фестиваль документальных фильмов о войне в Чечне прошел с большим успехом. Наш нью-йоркски й корреспондент Ян Рунов попросил прокомментировать ситуацию директора "Международной Хельсинкской федерации за права человека" Аарона Роудса:

Аарон Роудс: Сейчас не вполне ясно, вовлечено ли государственное руководство в это решение запретить фестиваль. Естественно, проблема Чечни очень болезненна для России, как для низов, так и для верхов. Но не известно пока, было ли оказано давление правительства на владельцев кинозала, где должен был проходить фестиваль. Другими словами, они сами испугались, или их испугали. У нас нет доказательств, что давление сверху было оказано. Хотя я не удивлюсь, если давление все же было. И если было, это достойно сожаления, потому что это явится еще одним нарушением свободы слова и самовыражения в России. Россияне имеют право выслушивать разные мнения и сами делать выводы. Это особенно важно в таком вопросе как война в Чечне, вопросе, который оказывает колоссальное влияние на жизнь всего российского общества и на отношение России с международным сообществом.

Ян Рунов: Мистер Роудс, некоторые критики фестиваля обвиняют его организаторов в одностороннем отборе фильмов, в показе слез исключительно чеченских матерей, но не российских, дети которых стали жертвами чеченских террористов...

Аарон Роудс: Я не видел все фильмы фестиваля, но всегда, когда кому-то что-то не нравится, говорят: "Это односторонний взгляд". Кинофестиваль документальных фильмов о Чечне не ставил задачу показать все стороны проблемы. Задача не в том, чтобы встать на чью-то сторону, чтобы защитить право чеченцев на сопротивление, а в том, чтобы показать, что война в Чечне - трагедия обоих народов, и чеченского, и российского.

Ян Рунов: Критики фестиваля указывают также на то, что в Москве и в других городах России политики и предприниматели чеченского происхождения занимают большое положение и обладают крупным капиталом, то есть они не подвергаются никакой дискриминации, но при этом, видимо, мало способствуют прекращению войны...

Аарон Роудс: Есть чеченцы, которые занимают влиятельное место в жизни Российской Федерации, это несомненно. Но гораздо важнее то, что чеченский народ в целом, а не отдельные привилегированные его представители, является жертвой расистских настроений и дискриминации в России.

Ян Рунов: Как прошел кинофестиваль документальных фильмов о Чечне в Нью-Йорке?

Аарон Роудс: Я считаю, что фестиваль прошел в Америке с большим успехом. Зрительный зал не смог вместить всех желающих. Американцы очень заинтересовано следили за показанным на экране, а при обсуждении задавали много вопросов. Они продемонстрировали озабоченность проблемой Чечни, но при этом не было никакой предвзятости в отношении России. Кампания против чеченской войны ни в коей мере не является антироссийской кампанией. Это протест против политики российского руководства, той политики, которая не работает и наносит ущерб и российскому народу.

XS
SM
MD
LG