Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Венчание гомосексуалистов


Программу ведет Вероника Остринская. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Яков Кротов и Джованни Бенси.

Вероника Остринская: Православный священник Владимир Энарт лишен сана решением Священного синода Русской православной церкви. Владимир Энарт с соблюдением традиционного православного обряда обвенчал первого сентября пару гомосексуалистов. Венчание, состоявшееся в одной из церквей Нижнего Новгорода, признано Синодом незаконным. К делу причастен еще один священник - отец Михаил Кабанов, в храме которого проходила церемония. Ему запрещено священнослужение. По словам епископа Нижегородского и Арзамасского Георгия, к отцу Михаилу Кабанову с просьбой дать ключи от храма первого сентября обратились девушка и молодой человек. Их родители якобы были против того, чтобы молодые люди обвенчались, а посему венчание должно было быть тайным. Обвенчать их должен был отец Владимир Энарт. Как выяснилось потом, венчание было совершено между двумя мужчинами, а девушка оказалась журналистской, которая впоследствии написала о церемонии статью и снабдила ее соответствующими фотографиями. И сейчас на прямой связи с Радио Свобода в Москве находится наш обозреватель Яков Кротов и в Риме - Джованни Бенси.

Первый вопрос я бы хотела адресовать Якову Кротову. Вы, как представитель православной церкви, как вы рассматриваете подобные браки? Если молодые люди действительно любят друг друга, почему церковь считает такой брак незаконным?

Яков Кротов: Я думаю, что ни о какой любви речи, конечно, не было, а это был предвыборный ход одного из молодых людей, который выдвигал свою кандидатуру на выборах и хотел, пускай ценой скандала, раскрутиться. Конечно, если бы любовь настоящая была, люди могли бы обойтись и без венчания. Я знаю много людей, любящих друг друга, живут без таинства, потому что именно крепко любят. Не думаю, что люди, пошедшие на подобные приключения, думали о любви. И, конечно, факта венчания, таинства здесь не было, потому что не было ни любви, ни веры.

Вероника Остринская: Яков, но если эти двое людей православные верующие, для них действительно важен обряд венчания в церкви?

Яков Кротов: Еще раз повторюсь: они, видимо, не православные и обряд венчания для них неважен. И вот по какой причине скорее всего не православные: потому что православные люди, даже если они имеют такую нетрадиционную сексуальную ориентацию, им в голову не придет что-либо подобное совершать. Православный - это не просто человек с корнями, как у нас сейчас говорит митрополит Смоленский Кирилл, православные корни у этих молодых людей были, с кроной и с листвой проблемы. Поэтому, если человек православный, он ходит в храм регулярно, он знает молитвы, он знает заповеди, у него, как правило, есть духовник. И прежде, чем идти венчаться, не к первому попавшемуся батюшке идут, а идут к духовному отцу. В общем, действительно у христианина, в том числе у православного, подобная ситуация так же невозможна, как у автомобилиста не стоит вопрос о том, как поддавать теплый воздух в воздушный шар - это разные способы движения по жизни.

Вероника Остринская: Яков, а почему, на ваш взгляд, православный священник Владимир Энарт согласился провести обряд венчания?

Яков Кротов: Я подозреваю, здесь очень мало информации, к сожалению, подозреваю, во-первых, до сих пор неизвестно, кто этот отец Владимир Энарт - он штатный клирик Нижегородской епархии или нет. Подозреваю, что это так называемые крестцовые попы - было такое выражение в 17-м веке, то есть внештатный, какой-то приблудный, которому терять уже нечего. По телевизору его показывали - это достаточно пожилой человек, пенсионного возраста. И, видимо, кроме 500 долларов, о которых писала журналистка "Комсомолки", ему дали что-то еще. Человек знал, на что он идет, он знал, чем это кончится, и понимал, что об этом будет в газетах. Все было просчитано заранее, человек сознательно предпочел подзаработать с готовностью уйти за пределы церкви. Что делать? Он сделал свой выбор и выбор, конечно, антихристианский.

Вероника Остринская: Джованни, у меня вопрос к вам: скажите, как католическая церковь относится к однополым бракам, и были ли прецеденты заключения подобных браков?

Джованни Бенси: Знаете, тут между православной церковью и католической церковью в оценке гомосексуальных отношений, а, тем более, гомосексуальных браков никакой разницы нет, это доктрина одна и та же и основывается на ветхозаветной и новозаветной традиции, на традиции Священного писания. Таких прецедентов на Западе было много, особенно в некоторых странах как, скажем, Голландия, в Нидерландах. Но интересно, что как раз недавно, в начале августа Ватикан, в частности, конгрегация по вероучению, которую возглавляет кардинал Раффингер опубликовала документ по этому поводу. Документ, в котором говорится, что католики не должны поддерживать при любых обстоятельствах предложения, которые выдвигаются в парламентах некоторых стран узаконить однополые браки. В этом документе есть пассаж, который я коротко цитирую: "нет никаких оснований провести даже самую приблизительную аналогию между однополыми формами совместно го проживания и божьим замыслом о браке и семье. Брак является святым, а гомосексуальные отношения нарушают естественный нравственный закон. Однополые отношения не проистекают из подлинной потребности в половом взаимодополнении и ни в коем случае не могут быть одобрены". Вот таково положение католической церкви. На самом деле тут, как я говорил, никакой разницы с православной нет. Конечно, можно спорить, но католическое учение основано, как и православное, на Священном писании и ничего нельзя сделать. Есть тут долгая традиция, которая восходит к прежним временам и не только в догматике церковной, но и в литературе. Напомним, что великий поэт итальянский Данте Алигери в "Божественной комедии" положил в ад одного из своих учителей, которого он очень ценил как ученого, но который был гомосексуалистом. Поэтому никаких скидок нет в этой области, по мнению Данте, он заслуживает ада.

Вероника Остринская: Джованни, в традиции протестантской церкви есть ли подобные случаи?

Джованни Бенси: В протестантской церкви такого бескомпромиссного отношения нет. В протестантской церкви есть люди, которые говорят, что осуждение гомосексуализма - это исторически обусловлено, потому что в старых древних обществах были такие отношения, был такой менталитет, такой склад ума, а сегодня дела меняются. И, между прочим, сегодня есть другой вопрос, по которому между католиками и православными, с одной стороны, и протестантами, с другой стороны, есть расхождения. Например, это рукоположение в священники женщин. Католики и православные решительно против этого, женщина не может стать священником, а протестанты это допускают. В протестантской, в лютеранской церкви, в Германии, например, и в других странах есть даже женщины-епископы. Потому что они говорят, что исключение женщины из священного сана - это как раз обусловлено исторически. Две тысячи лет назад было такое отношение к женщине, сегодня это изменилось, поэтому нет никакой причины дальше придерживаться старых устоев. То же самые, некоторые говорят, относятся к гомосексуалистам. Но как раз в такой православной стране как Россия или в такой католической стране как Италия вряд ли это получит одобрение церковной иерархии.

Вероника Остринская: И еще у меня к вам такой вопрос, Яков: вот сейчас в обществе происходят изменения по отношению к однополой любви. Скажите, предвидится какое-то изменение отношения со стороны церкви или это раз и навсегда, основываясь на Святом писании? Если люди любят друг друга, никому не делают ничего плохого, общество в принципе принимает уже, относится к этому факту более спокойно. Церковь когда-нибудь будет смотреть на это по-другому или нет?

Яков Кротов: Церковь должна смотреть на это с огорчением, с сочувствием, с состраданием, с любовью. Но дело в том, уже сейчас в чем некоторое паскудство сложившейся ситуации и этого происшествия - налицо ведь двойной стандарт. Хорошо известно, что в Русской православной церкви, как и в любой другой религиозной конфессии, среди иерархов, среди духовенства есть люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Самый яркий пример - епископ Никон Воробьев, которого никто не отлучил от сана, никто не свергнул из священного сана в отличие от Энарта, а просто отправили на покаяние, а потом уже вернули, сделали настоятелем храма, насколько я знаю, одного из московских. И в Москве есть люди, о которых прекрасно известно, что этот священник такой-то, его не наказывают. Их не наказывают, потому что тайна, потому что шито-крыто. И в этом отношении то, как поступили с Энартом, конечно, несправедливо. Отлучать от церкви надо этих молодых людей, но этого почему-то не сделано. Почему-то запретили священнослужение и признали соучастником святотатства отца Михаила Кабанова, который дал ключи, но без суда, без следствия, без канонического разбирательства дела, без права на защиту. В этом смысле, я бы сказал, не проблемы однополых браков самые важные на сегодняшний день в России, а проблемы правового сознания.

XS
SM
MD
LG