Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Герхарда Шредера в Россию


Программу ведет Вероника Остринская. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Аркадий Дубнов, Евгений Бовкун и заместитель главного редактора "Еженедельного журнала" Александр Гольц.

Вероника Остринская: Визит немецкого канцлера Герхарда Шредера в Россию скорее неформальный, но важный. Владимир Путин и Герхард Шредер договорились подписать договор о строительстве Североевропейского газопровода, который пройдет из Западной Сибири в Германию в обход Украины и Белоруссии. Итоги встречи подводит Аркадий Дубнов.

Аркадий Дубнов: Обмен мнениями на российско-германских консультациях оказался неожиданно эмоциональным, если не сказать драматическим. Причем инициатором этого, вольно или невольно, выступила российская сторона. В первую очередь это касалось трудностей, с которыми столкнулась Россия на переговорах о вступлении в ВТО. По словам Владимира Путина, евробюрократы не понимают или делают вид, что не понимают, что предъявление к России требования поднять до уровня мировых внутренних тарифов на энергоносители неприемлемо. "Мы не занимаем тупую позицию по этому вопросу, - сказал Путин, - и будем решать его постепенно, чтобы не подорвать макроэкономическую ситуацию в стране". Путин пояснил, что российская экономика - это производная светской экономики, которая базировалась на низких внутренних ценах на энергоносители. "Переговоры по этому вопросу должны вестись в рамках энерго-диалога Россия-Евросоюз, а отнюдь не в рамках переговоров по вступлению России в ВТО", - заявил Путин, и предложил германским бизнесменам и политикам оказать давление на Брюссель в этом вопросе и помочь России. Немцы ответили благосклонно, не скрывая, что и они сами испытывают немалые трудности с расплодившейся в Евросоюзе бюрократией. Из важных заявлений российского президента следует отметить еще следующее: "Газпром делиться не будет", - сказал Путин твердо. Он дал понять, что Европе в вопросах поставки газа придется иметь дело только с Россией, а не с Туркменией, которая добывает сорок миллиардов кубометров газа ежегодно, продает его одновременно и России, и Украине. Обсуждая политические аспекты российско-германского сотрудничества, Путин и Шредер дали понять, что их позиции по Ираку, в частности, не претерпели изменений. "Однако, - заметил Герхард Шредер, - мы не намерены возвращаться к прошлому (он имел в виду разногласия с США), и думать о мирном будущем для Ирака". А Владимир Путин на закрытой части консультации подробно остановился на новой военной доктрине России. Он откорректировал тезис о возможности нанесения Россией превентивных ударов, заявив, что такое возможно, если это станет практикой в международных отношениях. Неприятных же вопросов относительно ситуации с ЮКОСом представители германской стороны ему не задавали. Как заметил Радио Свобода один из руководителей российского бизнеса: "Это бесполезно - ведь он все равно отвечает красиво и правильно, а ситуация остается напряженной".

Вероника Остринская: За визитом Герхарда Шредера в Россию внимательно следят в Германии. Политические договоренности немцев не очень интересуют, наибольшее количество комментариев в прессе посвящено экономической стороне визита. Немцы выражают заметный энтузиазм по поводу планирующихся для заключения сделок и улучшения инвестиционного климата в России.

Евгений Бовкун: Шестая поездка канцлера Шредера в Россию для встречи с президентом Путином комментируется германской печатью в двух аспектах. Внешнеполитические контакты и экономическое сотрудничество: развитие германо-российских отношений в этих двух областях оценивается неоднозначно. В первом случае, по мнению многих германских политологов, канцлер ФРГ расставляет старые декорации антивоенного единства, созданные еще до начала войны в Ираке. Они дополнены тоже старыми намерениями совместно бороться с международным терроризмом. Единственным важным достижением в этой области специалисты считают готовность России пропускать через свою территорию военные грузы НАТО, идущие из Германии в Афганистан. В остальном все остается по-прежнему. НАТО и ЕС не собираются вовлекать Россию в процесс своего расширения на Восток, и Германия не собирается им в этом содействовать. Рукопожатие в Екатеринбурге необходимо канцлеру скорее для поднятия своего международного престижа. Ради этого он предпочел не заводить разговор о Чечне, предоставив такую возможность своему заместителю Йошке Фишеру. Совершенно иначе трактуется тема экономического сотрудничества. Экономические обозреватели подчеркивают успехи России и общее улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации, а также перспективы дальнейшего роста ее экономики. Все это создает новые шансы для крупных и средних фирм ФРГ, которые все более активно начинают добиваться доступа к российскому рынку или расширять на нем свои плацдармы. По прогнозам финансовых аналитиков, прямые зарубежные инвестиции в России увеличатся в этом году на восемь миллиардов долларов по сравнению с прошлым годом. В печати приводятся ссылки на аналитическую сводку Конференции Объединенных Наций по торговле и развитию, где говорится о том, что эта организация включила Россию в число трех ключевых областей по реализации своих проектов, наряду с Соединенными Штатами и Китаем. Реформы Путина произвели впечатление на германских инвесторов, пишет газета «Файнэншл Таймс Дойчланд», отмечая возросшую интенсивность заключения перспективных двусторонних сделок. Один только концерн «Сименс» хочет инвестировать в ближайшие годы в российские проекты сто миллионов евро. Нефтегазовая фирма «Винтерсхал» не только будет участвовать в прокладке газопровода по дну Балтийского моря, но и участвовать в разработке новых газовых месторождений в Сибири. Стоимость последнего проекта – семьсот миллионов евро. Триста миллионов выделяет Германия на уничтожение старых российских атомных подлодок. А общие инвестиции ФРГ в России уже сейчас составляют сумму в 10 миллиардов. Иными словами, внешнеполитические договоренности руководителей ФРГ и России имеют для германских промышленников второстепенное значение.

Вероника Остринская: В числе прочих договоренностей лидеров двух стран - соглашение о транзите немецкого военного имущества и персонала через территорию России в Афганистан. Сейчас в Москве на прямой связи с пражской студией "Свободы" находится заместитель главного редактора "Еженедельного журнала", научный сотрудник Центра международной безопасности и сотрудничества Стэндфордского университета Александр Гольц. Означает ли, на ваш взгляд, заключение Россией подобного соглашения смягчение ее позиций по отношению действий США в Ираке? Ведь известно, что американцы борются с терроризмом как в Ираке, так и в Афганистане.

Александр Гольц: Нет, я думаю, что все-таки эти вещи прямо не связаны. Россия всегда приветствовала операцию Соединенных Штатов в Афганистане, как, впрочем, и Германия. И Россия всегда подчеркивала свое желание оказывать помощь и поддержку именно этой конкретной операции, четко проводя различие между операцией в Ираке и в Афганистане, что, собственно, делает и Германия. Здесь, на мой взгляд, в этом соглашении отразилось другое, гораздо более важное - некий психологический сдвиг в российском сознании. Я вспоминаю в 91-м году, когда американцы осуществляли так называемую операцию "Надежда" и привозили гуманитарную помощь в Россию, которая, по их представлениям, голодала, у нас тогда было плохо с продуктами. Я сидел на взлетном поле и ждал прилета этих американских самолетов с продуктами для России, и военные обсуждали, что не просто так американцы летают, они фиксируют зоны подлета и возможность атаковать наши аэродромы и так далее. Вот какова была всего десять лет назад степень недоверия. А теперь представьте: со всей долгой историей российско-германских отношений Россия спокойно совершенно позволяет бундесверу передвигаться по своей территории или над своей территорией. Это очень важные изменения в психологии, по-моему, и, конечно, позитивные, на мой взгляд.

Вероника Остринская: Александр Матвеевич, не считаете ли вы, что у военных все еще существует опасения такого рода, о которых вы сейчас говорили?

Александр Гольц: На самом деле тот самый документ, который в закрытом режиме комментировал Владимир Владимирович Путин, он создает впечатление, что написан двумя совершенно разными людьми или, скажем так, умным полковником и дураком генералом, который этого полковника правит. Вот, скажем, существует революционное положение о том, что Америка не только не является нашим противником, но является политическим партнером, и буквально на той же странице рядом говорится, что если НАТО не изменит своей наступательной концепции, то Россия будет пересматривать свою ядерную стратегию. Это как будто взято из каких-то очень замшелых советских документов. Какая ядерная стратегия НАТО? НАТО - блок, который сейчас находится в кризисе. Где они обнаружили у него стратегию - понять невозможно. Но, тем не менее, единого мнения у военных на этот счет не существует. И каждый раз в каждом конкретном случае существует какое-то противоборство мнений.

XS
SM
MD
LG