Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые обыски в нефтяной компании "ЮКОС" и офисе адвоката Платона Лебедева Антона Дреля


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Владимир Бабурин: В Москве прошел третий обыск в кабинете сотрудника службы безопасности нефтяной компании "ЮКОС" Алексея Пичугина. Он обвиняется Генпрокуратурой в убийстве. В подмосковной Жуковке прошел также обыск в офисе Антона Дреля, адвоката Платона Лебедева, главы финансовой группы "МЕНАТЕП" и акционера "ЮКОСа". Его Генпрокуратура обвиняет в крупных хищениях. Рассказывает Марьяна Торочешникова:

Марьяна Торочешникова: В четверг утром следственная бригада Генеральной прокуратуры явилась в офис одного из адвокатов главы МФО "Менатеп" Платона Лебедева Антона Дреля. Офис находится в подмосковном поселке Жуковка, а около часа дня начался обыск в помещении службы безопасности нефтяной компании "ЮКОС" в Москве. Адвокат начальника отдела службы безопасности компании Алексея Пичугина, который в настоящее время находится в следственном изоляторе "Лефортово", Татьяна Акинцева не видит смысла в третьем по счету обыске бывшего кабинета ее подзащитного:

Татьяна Акинцева: Вообще необходимость проведения обыска в его кабинете для меня просто нонсенс. Дело в том, что после ареста Пичугина в его кабинете прошел ремонт. Что там искать - мне абсолютно непонятно. В том кабинете, в котором сейчас проходил обыск, его практически никогда не было. Я думаю, что следователям Генеральной прокуратуры, тем более руководителю следственной группы Бортовому Юрию Александровичу, это прекрасно известно. Для нас это очередная попытка оказать психологическое воздействие на нашего подзащитного, просто загнать его в угол, показать ему, что нет иного выхода, как идти на сговор со следствием, как признать себя виновным в тех преступлениях, которые он не совершал, оговорить себя.

Марьяна Торочешникова: Руководитель пресс-службы компании "ЮКОС" Александр Шадрин убежден, что этот обыск лишний раз подтверждает несостоятельность следственной бригады, расследующей дело Пичугина:

Александр Шадрин: Следователи обыскивают его кабинет после его заключения под стражу уже в третий раз. Собственно говоря, логика их действий абсолютно непонятна. Какие улики, подтверждающие вину Алексея Пичугина, они могут там найти? Все это наводит нас на мысль, что следствие за три с половиной месяца так и не смогло доказать вину Алексея Пичугина, и, видимо, пытается уже в поисках улик пойти по третьему кругу.

Марьяна Торочешникова: В это же время Московский городской суд должен был рассматривать кассационную жалобу адвокатов крупного акционера компании "ЮКОС" Платона Лебедева на решение Басманного суда Москвы, продлившего срок его содержания под стражей. Однако, один из его адвокатов Антон Дрель в суд так и не попал:

Антон Дрель: Когда я подъезжал к городскому суду, мне позвонили и сказали, что на ту территорию, где находится мой офис в Подмосковье, в Жуковке, ворвались, другого слова у меня нет, несколько машин Генпрокуратуры в сопровождении спецподразделений с автоматчиками, достаточно жестко начали проведение следственных мероприятиях и обыска. Адвоката, который там находился, они попросили, если можно так сказать, попросили покинуть территорию. Когда я вернулся сюда, позвонил в дверь, вышел некий человек, которого все называли генералом, имя фамилию, отчество воспроизвести не могу, он посмотрел мое удостоверение адвоката, я спросил, почему не могу попасть к себе на работу, он сказал, что, "мы проводим следственные мероприятия". Я говорю: "Вы знаете, что я адвокат и здесь работаю?" "Да, знаю". "У вас есть судебное решение?" "У нас все есть", - сказал он. Я говорю: "Вы будете проводить обыск?" "Мы планируем". "Вы меня тогда пригласите?" "Да, хорошо" "Когда?" "Через 40 минут". И вот уже на протяжении почти 6 часов я хожу рядом с воротами, меня не пускают в мой офис, все телефоны там отключены, и я не могу позвонить сотрудникам. Я не знаю, проводится у меня обыск, не проводится у меня обыск, я не знаю, имеют они санкцию суда на проведение у меня обыска, или не имеют.

Марьяна Торочешникова: А так сегодняшние события прокомментировал главный специалист Управления информации Генеральной прокуратуры Российской Федерации Виктор Потапов:

Виктор Потапов: В рамках расследования уголовного дела, возбужденного по фактам хищений и причинения имущественного ущерба, и уклонения от уплаты налогов, следователи Генеральной прокуратуры проводят обыски в офисах иностранных компаний, подконтрольных "ЮКОСу". Обыски проводятся в офисах на территории подмосковного поселка "Жуковка 88". Необходимость проведения новых обысков связана с данными, полученными в ходе предыдущих обысков. При изучении части полученных материалов были установлены конкретные счета в зарубежных банках, куда, как считает следствие, переводились средства, полученные в результате уклонения от уплаты налогов. Эти средства были переведены на счета банков, которые не находятся в оффшорных зонах.

Марьяна Торочешникова: Адвокат Антон Дрель считает, что действия следственной бригады Генеральной прокуратуры не вполне законны.

Антон Дрель: Безусловно, надо подчеркнуть, что это не просто беспрецедентная вещь, потому что я об этом проинформировал господина Резника, руководителя адвокатской палаты Москвы. Никогда, ни в России, ни в Советском Союзе в самые мрачные годы, не проводились обыски у адвокатов, допущенных защитниками по конкретному делу. Естественно, у меня нет ничего незаконного, но у меня есть мои адвокатские файлы, не только по делу Лебедева, но и других клиентов.

Марьяна Торочешникова: Вы намерены обжаловать действия сотрудников Генеральной прокуратуры?

Антон Дрель: Как только я войду в свой офис и пойму, что там произошло, я приму решение.

Марьяна Торочешникова: В свою очередь, адвокат Алексея Пичугина Татьяна Акинцева утверждает, что все дела, так или иначе связанные с компанией "ЮКОС", давно вышли за рамки правового поля:

Татьяна Акинцева: Политика становится во главу угла. И мы с вами имеем дело конкретно с новым видом рэкета. Рэкета государственного. Когда через рамки уголовного такого дела идет шантаж в отношении крупной компании, в данном случае это нефтяная компания "ЮКОС", конкретно - Михаил Борисович Ходорковский. То есть, всеми силами пытаются провести некие акции устрашения, оказать колоссальное психологическое и даже, сейчас мы видим, силовое давление, как на компанию, так и на моего подзащитного.

Владимир Бабурин: Маленькое дополнение: в законе об адвокатуре записано: "Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности, допускается только на основании судебного решения". О таком судебном решении, по крайней мере, не сообщалось.

XS
SM
MD
LG