Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокатская палата Москвы протестует против действий Генеральной прокуратуры


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Владимир Бабурин: Адвокатская палата Москвы выступила с резким протестом против действий Генеральной прокуратуры России при проведении обыска в офисе сотрудника нефтяной компании ЮКОС юриста Антона Дреля. Об этом в пятницу на пресс-конференции заявил президент Палаты Генри Резник.

Марьяна Торочешникова: Следственная бригада Генеральной прокуратуры посетила офис одного из адвокатов акционера компании ЮКОС Платона Лебедева Антона Дреля в четверг утром и заявила о намерении провести обыск. В нарушение уголовно-процессуального законодательства никто из адвокатов, включая самого хозяина офиса, к процедуре обыска опущен не был, и только поздним вечером адвокат Антон Дрель попал в свой кабинет.

Антон Дрель: В 22.30, когда я попал в помещение, я смог увидеть абсолютно разрушенный офис, вскрытые металлические шкафы, унесенный компьютер, унесенные ряд конфиденциальных файлов, как по делу Лебедева, так, кстати, и по делу других клиентов, вообще никак не связанных ни с группой Менатеп, ни с господином Лебедевым. На все мои вопросы следователям, что здесь происходит и есть ли у них санкции суда, было сказано, что санкция суда им не нужна, ее у них и не было, судя по всему, а обыск они проводят, как они считают, на законном основании. В этой связи, я считаю, что, во-первых, Генеральная прокуратура препятствует мне в осуществлении моего права заниматься адвокатской деятельностью и оказывать юридическую помощь Лебедеву. Во-вторых, я считаю, что у Генпрокуратуры настолько нет доказательств вины Лебедева, а срок следствия, как известно, заканчивается 30 октября, что они пытаются хоть что-то найти.

Марьяна Торочешникова: Следователи Генпрокуратуры в ходе обыска из кабинета адвоката изъяли компьютер, папки с документами и материалами, в том числе и финансовую переписку. В кабинете адвоката также было обнаружено досье по делу Платона Лебедева, при этом в Генпрокуратуре отметили, что досье не осматривалось и не изымалось.

Антон Дрель: Во-первых, я возмущен. Во-вторых, все, что у меня изъято, изъято с нарушением закона, поэтому это использовано не может быть ни против кого. В-третьих, кроме того, что я возмущен, и в-четвертых, я хочу сказать, что даже то, что изъято, не является чем-то таким опасным или незаконным. Аудиторские отчеты компании ЮКОС заверены "Прайс-Ватерхаус". Все документы, которые у меня изъяли, они все являются конфиденциальными адвокатскими файлами, других документов я у себя в сейфе не храню. Еще был у меня на столе экземпляр Конституции Российской Федерации, следователи не взяли, очень жаль, они хоть бы почитали.

Марьяна Торочешникова: Адвокат Дрель склонен полагать, что действия следственной бригады вышли из плоскости профессиональных отношений с адвокатом их обвиняемого Платона Лебедева.

Антон Дрель: Я, как и ряд моих коллег-адвокатов, по делу Лебедева заявлял отводы следователю Каримову и всей следственной бригаде. Я могу расценивать вчерашние действия, как некую личную месть со стороны следователей Генпрокуратуры.

Марьяна Торочешникова: Напротив того, президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник углядел в действиях следователей Генеральной прокуратуры, проводивших в четверг обыск, посягательства на святая-святых адвокатской деятельности - адвокатскую тайну.

Генри Резник: Уничтожение адвокатской тайны будут означать ликвидацию нашей профессии. У нас единственная профессия, не считая священнослужителей, которая защищена абсолютной адвокатской тайной. Абсолютная адвокатская тайна закреплена в целом ряде документов. Поэтому я, как президент Адвокатской палаты города Москвы, естественно, буду на это реагировать таким образом, каким сочту возможным, будем обращаться и ставить в известность международное сообщество об этом. Я хочу предупредить власть, что если Генеральная прокуратура намерена осуществить атаку на адвокатское сообщество, то адвокатское сообщество способно себя защитить. И заранее могу вам сказать, что в этом противостоянии потерпит ущерб авторитет Генеральной прокуратуры и косвенно авторитет власти.

Марьяна Торочешникова: Кроме того Генри Резник заявил, что следователи не смогут использовать документы, найденные в ходе этого обыска.

Генри Резник: Должен сказать, что вся информация, которая собрана в результате незаконных действий, она в силу закона является юридически ничтожной, она, соответственно, является недопустимой в качестве доказательственной по делу. И вот тогда, когда будет попытка использовать хоть что-то, что, как Генеральная прокуратура посчитает имеет в отношении дела, изъятое из этих обысков, тут же адвокаты это обжалуют. И суд, если это суд, обязан будет в соответствии с уголовно-процессуальным законом признать всю информацию, которая собрана была в ходе вчерашних обысков, недопустимой.

Марьяна Торочешникова: Адвокат Дрель, в отличие от своего коллеги, не ищет поддержки заграничных сообществ, считая, что ее можно и нужно искать в России.

Антон Дрель: В силу того, что те следователи, которые проводили вчера незаконный обыск в моем помещении, изымали мои конфиденциальные файлы по клиентам, находятся в прямом подчинении Генерального прокурора Устинова, я думаю, что единственный путь обращения, который может быть сейчас избран, у меня, по крайней мере, как у адвоката - это только обращение к органу, который утверждает Генерального прокурора, а это Совет Федерации, и к тому, кто представляет на должность Генерального прокурора - это президент Российской Федерации. Безусловно, то, что вчера было, не может вызывать доверие к прокурору и Генеральной прокуратуре.

Марьяна Торочешникова: Сегодня же руководитель правового управления нефтяной компании ЮКОС Василия Алексанян заявил: "То, что началось как уголовное дело Лебедева, последнее время приобретает характер дела ЮКОСа. У адвоката Дреля изъято множество личных файлов, это досье его клиентов, и Михаила Ходорковского, и акционеров компании ЮКОС. Напрашивается вывод, что следствие хочет выйти на ЮКОС, если можно так выразиться, каким угодно образом. Они в отчаянии и надеются, что могут найти нечто, что позволит им потом оправдать подобное попрание законности, что-то, с чем они могут выйти в суд. Но это не произойдет, потому что этого просто нет".

XS
SM
MD
LG