Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День памяти жертв политических репрессий и новая книга Геннадия Зюганова "Святая Русь и Кащеево царство"


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский и Лиля Пальвелева.

Владимир Бабурин: 30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. В Москве на Лубянской площади состоялся традиционный митинг Объединения жертв политических репрессий, правозащитников, политиков и простых людей. Митинг традиционный, но с нетрадиционным для этого дня скандалом. Рассказывает Максим Ярошевский:

Максим Ярошевский: Бывшие политзаключенные со всей Москвы начали собираться у Соловецкого камня с самого утра. К 12 часам весь сквер напротив монумента заполнили люди с плакатами, цветами и табличками с названиями районов города - Зязиково, Выхино, Пресня, Преображенский, Останкино. Собравшиеся не только вспоминали репрессии и лагеря, но и говорили о нынешнем бедственном положении бывших политзаключенных, и конкретно - о государственных льготах. О них напомнил один из участников митинга, правозащитник, депутат Государственной Думы России Сергей Ковалев:

Сергей Ковалев: Я хотел бы в связи с действующим законопроектом и попытками хоть немного его улучшить отметить следующие вещи. Первое: льготы, которые получает депутат - это льготы. Льготы, которые предоставлены бывшим узникам или членам их семей, извините меня, это вовсе не льготы, а это жалкие крохи из той компенсации, которую должны были бы получить эти люди. Поэтому посягать на эти льготы попросту бессовестно. Если уж государство не может предоставить настоящей компенсации, то тогда давайте оставим хотя бы это.

Максим Ярошевский: К полудню к Соловецкому камню приехали известные политики: глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс и лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский. Ведущий митинга Евгений Бунимович тут же заявил: "У нас не политический митинг, а митинг памяти, и речи политиков здесь неуместны". Анатолия Чубайса на трибуну не пустили. Журналистам он сказал следующее:

Анатолий Чубайс: Пока милиция не убрала по указанию московского руководства, я скажу два слова: сегодня день памяти. К сожалению, мы видим, что эта память очень сегодня актуальная для всех. Все, что происходит здесь сегодня, еще раз об этом напоминает. Я хотел сказать только об одном: главное, что нам нужно - единство, единство всей цивилизованной части политического спектра, всех тех, кто должен добиться, чтобы в стране больше никогда не пришлось возводить новые памятники жертвам политических репрессий.

Максим Ярошевский: После того, как слова лишили Анатолия Чубайса, группа молодежи с флагами "СПС" начала скандировать: "Позор, Позор". Лидер "Яблока" Григорий Явлинский, наблюдавший за происходящим вместе с Сергеем Ковалевым и заместителем председателя "Яблока" Сергеем Иваненко, предпочел отказаться от своей запланированной речи. Ответить на вопрос прессы он согласился только после окончания митинга и возложения памятных венков.

Григорий Явлинский: Главной задачей сегодня является десталинизация очень многих областей жизни в России, десталинизация российского государства. В России многие элементы репрессивного характера сохранились, элементы произвола, элементы выборочного использования закона, запугивания, все это в нашей жизни очень хорошо используется, и в провинции, и в Москве, и против известных людей, и против малоизвестных. Государственный террор - он целенаправленный, он выбирает лучших и уничтожает их. От этого террора наша страна, люди, которые в ней живут, и наша нация пострадала больше, чем от чего-либо другого.

Максим Ярошевский: Цветы к закладному камню памяти жертв политических репрессий возложили не только политики, но и послы многих зарубежных стран.

Владимир Бабурин: Лидер коммунистов Геннадий Зюганов в день памяти жертв коммунистических репрессий, который так и не стал днем покаяния в России, говорил о коммунизме и православии. Он представил читателям свою новую книгу, которая начинается обращением, обращением вполне христианским: "Братья и сестры". Правда, это обращение рождает в памяти вовсе не православные ассоциации и вызывает образ одного из предшественников Зюганова на посту главного коммуниста. Сталин была его фамилия, если кто забыл. А называется книга Зюганова: "Святая Русь и Кащеево царство". Рассказывает Елена Фанайлова:

Елена Фанайлова: Кащеево царство по Геннадию Зюганову - это власть денег, а духовность - православие плюс коммунизм. Вот удивились бы, услышав это, классики коммунистического учения, непримиримые борцы с религией, но Геннадий Андреевич прибегает к испытанной аргументации:

Геннадий Зюганов: Я, например, когда изучал и писал одну из научных работ, я очень обстоятельно читал библейские тексты, и для меня было откровением, что половина пословиц, которые я знаю оттуда, что Нагорная проповедь Иисуса Христа почти текстуально совпала с моральным кодексом строителя коммунизма, а главный наш лозунг - кто не работает, тот и не ест - из Послания апостола Павла...

Елена Фанайлова: Есть и другие аргументы в защиту коммунистов в книжке Зюганова. В ней опубликованы цитаты из Ленина, которые свидетельствуют о его снисходительном отношении к церкви, и протокол встречи Сталина с церковными иерархами в 1943-м году:

Геннадий Зюганов: Эта встреча началась с фразы, которую бросил Сталин, из Библии: "Кто старое помянет, тому глаз вон". В ответ иерархи сказали, что вообще-то надо было бы выпустить тех, кто еще томился в тюрьмах, и в ближайшую неделю некоторые священники, которые отбывали в этих учреждениях, были выпущены. По сути дела, уже тогда примирились, попросили извинения, в условиях войны собрали Собор, там обсудили все проблемы, связанные с восстановлением свободы совести и слова.

Елена Фанайлова: Ответственный редактор газеты "НГ-Религия" Марк Смирнов комментирует позицию Геннадия Зюганова:

Марк Смирнов: Во-первых, кажется, что Геннадий Андреевич путает коммунизм времен Ленина и национал-большевизм эпохи Сталина. В задачу Сталина входило создать мощную империю, где уже избавились от тех товарищей-партийцев, которые были ярыми атеистами, тогда даже уже был закрыт "Союз воинствующих безбожников". Во время войны, когда надо было объединить нацию, но все это уже было на других скрепах, не коммунистической идеологии, а национал-большевизма, вот тогда церковь понадобилась. Церковь здесь оказалась просто нужным инструментом внутренней и внешней политики. Поэтому понадобилась Сталину встреча с иерархами Русской Православной Церкви. В 1943-м году за 8 дней был подготовлен по его указанию Архиерейский собор, который избрал первого Патриарха советского периода - Сергия. Но это не надо так в одну кучу валить, как мне кажется, потому что политика ленинская отличалась большим гораздо радикализмом. Давайте вспомним его закрытое письмо членам ЦК по поводу волнений, которые проходили в стране в связи с изъятием церковного имущества, когда он требовал всех наказать, вплоть до расстрела.

Давайте вспомним, наконец, то, что сейчас недавно прошла у нас выставка "Философский пароход", где представлены также документы, которые свидетельствуют, что советская власть, предпочла, чтобы люди, которые имеют религиозно-философские взгляды, то есть, не противники советской власти, а только инакомыслящие в плане философской мысли, чтобы они покинули советскую Россию. При этом они были предупреждены: появление на территории советской России означало бы расстрел. Геннадий Андреевич здесь все очень сильно путает и, конечно, это некая намеренность. И, по крайней мере, нельзя отождествлять коммунизм и христианский социализм, это очень разные вещи. Представители нашего религиозно-философского возрождения, такие, как Сергий Булгаков, были представителями такого взгляда, но это был февраль 1917-го года, когда формировалась политическая картина, политические партии создавались в России. Но с приходом к власти большевиков началось просто истребление религии и церкви. В частности, конечно, православная церковь более всех пострадала.

Елена Фанайлова: Геннадий Зюганов знает о потерях русской церкви, однако, в своей брошюре под названием "Святая Русь и Кащеево царство" утверждает, что расстреливали монахов плохие коммунисты, а великую державу строили хорошие. За их наследников и предлагается голосовать православному электорату.

XS
SM
MD
LG