Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему лидеры российских регионов делают выбор в пользу парламентской, а не президентской системы правления?


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Артур Асафьев, Юрий Багров и Михаил Соколов.

Петр Вайль: В Башкирии, где возникла новая инициатива – упразднить должность региональных президентов – ищут новые аргументы в подтверждение того, что лучшей формой правления для субъектов Российской Федерации является парламентская республика. Из Уфы сообщает наш корреспондент Артур Асафьев.

Артур Асафьев: В Башкирии начинают переход от президентской республики к парламентской. Об этом президент Башкирии Муртаза Рахимов объявил 10-го октября на торжественном праздновании очередной годовщины республиканского суверенитета. В скором времени пост президента республики предполагается упразднить, а его функции разделить между парламентом и правительством, которое будет возглавлять всенародно избираемый премьер-министр. Идея перехода к парламентской республике вызрела в окружении Муртазы Рахимова в течение лета, в ходе работы так называемого конституционного совещания. В нынешнем году для многих стало очевидно, что Муртаза Рахимов, если даже и переизберется на третий президентский срок, то с очень большими проблемами. Проблемы эти заключаются прежде всего в резком падении его популярности. Устойчивое большинство граждан, проживающие в регионе, давно уже считают, что Башкирии нужен новый руководитель. К тому же натиск федерального центра на республику в последнее время не только не ослаб, а даже наоборот усилился. Последние осенние протесты российской генпрокуратуры касаются уже персонально президентских полномочий Муртазы Рахимова. В то же время из-под контроля башкирских властей ушли уже целые сферы республиканской экономики и государственного управления. Мощный административный ресурс стал таять буквально на глазах. Видимо, в этих условиях с постом президента республики было решено поступить по принципу – так не доставайся же ты никому. В течение некоторого времени для наблюдателей было неясно, кем теперь предпочтет стать Муртаза Рахимов, чтобы сохранить власть и влияние. Будет ли он спикером нового парламента или же станет премьер-министром, который официально будет считаться высшим должностным лицом республики? Проект новой конституции, внесенный в парламент на прошлой неделе, развеял все сомнения на этот счет. Все основные властные полномочия, которые ранее были и у президента, теперь перейдут Государственному собранию. Парламент будет определять схему управления республикой, решать вопросы финансового и кредитного регулирования, назначать и отзывать ключевых членов правительства, организовывать деятельность местных органов власти. Из своего состава парламент изберет постоянно действующий президиум. Исключительное значение при этом приобретет пост председателя Государственного собрания. Лицо, которое займет этот пост, будет организовывать всю работу парламента и представлять его в отношениях с федеральным центром и всеми другими органами власти. Именно это лицо сосредоточит у себя все реальные властные полномочия, спрятавшись за ширмой коллегиального руководства. Правительство же, вопреки всем заверениям о сохранении сильной исполнительной власти, будет фактически бесправным. И его председатель, несмотря на то, что он избирается всем населением, и ключевые министры будут находиться под постоянной угрозой выражения недоверия со стороны парламента. Такое недоверие повлечет за собой их немедленную отставку. Выборы депутатов нового Государственного собрания Башкирии должны состояться в марте будущего года. Все свои президентские полномочия Муртаза Рахимов планирует сохранить вплоть до начала работы нового парламента. И лишь в декабре одновременно с выборами депутатов Государственной Думы население изберет новое правительство. Остается добавить, что новую конституцию принять не позднее декабря нынешнего года. Принимать ее будет нынешнее Государственное собрание Башкирии. Власти не рискуют выносить новый основной закон на всенародный референдум.

Петр Вайль: Президент Северной Осетии Александр Дзасохов сегодня поддержал инициативу главы Башкирии Муртазы Рахимова об упразднении института президента в республиках, входящих в состав России. Из Владикавказа передает корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Юрий Багров: В Осетии многие считают, что подобное заявление продиктовано желанием североосетинского лидера угодить Кремлю. Поддержка Москвы в нестабильном кавказском регионе многого стоит. В годы правления Александра Дзасохова Северная Осетия уже выступала в роли инициатора прокремлевских идей. Так руководство Осетии первым среди субъектов Российской Федерации стало назначать глав районных администраций, изменив предыдущую выборную систему. Ряд местных политологов считают, что заявления об упразднении института президентства в республиках носят формальный характер. Исходя из опыта соседнего Дагестана, где президента никогда и не было, а лидером республики является глава Госсовета, можно отметить, что это никак не сказывается на расклад внутриполитических сил. Полномочий у главы Дагестана не меньше, чем у президентов других республик. Высказывание Александра Дзасохова вызвало замешательство в рядах местных чиновников. Вот как прокомментировал заявление главы республики государственный советник президента Северной Осетии Теймураз Косов.

Теймураз Косов: Он высказывал раньше такое мнение, я от него такое слышал и не раз слышал, что он не является сторонником. Я не думаю, что это может какие-то негативные последствия иметь. В конце концов дело не в том, как должность называется, он же не против того высказывался, чтобы в регионах, субъектах федерации, чтобы отсутствовала власть. Я не могу вам сейчас сказать, что основную роль будет играть парламент, у него есть свои задачи, у исполнительной власти свои задачи. И никто не думает, в том числе, я уверен в этом, и Александр Сергеевич, чтобы ослабить исполнительную власть. Другое дело, скажем, речь идет скорее всего о том, чтобы парламент имел больше механизмов воздействия. Нужно подготовить соответствующую законодательную базу. Сейчас законодательная база есть и она сформирована под действующую структуру власти. Чтобы ее менять, потребуется достаточно времени.

Юрий Багров: Еще одной причиной, которая вынудила Александра Дзасохова сделать подобное заявление, наблюдатели называют предстоящие президентские выборы. Для победы на минувших выборах Александру Дзасохову пришлось задействовать весь имеющийся административный ресурс, а также заручиться поддержкой Москвы. Несмотря на это, он обошел своего ближайшего конкурента с перевесом лишь в 15% голосов избирателей. Через три года у Александра Дзасохова истечет второй срок президентского правления, а новая предложенная форма может позволить ему продлить пребывание во главе республики.

Петр Вайль: Я обращаюсь к нашему обозревателю Михаилу Соколову. Михаил, мотивы Муртазы Рахимова понятны – он хочет сохранить пост главы республики, поменяв его название. Но в целом, как вы думаете, может ли эта тенденция разрастаться, и каковы могут быть ее последствия?

Михаил Соколов: Действительно, Муртаза Рахимов хочет безболезненно остаться у власти на максимально длительный срок, поскольку его явно беспокоит то, что происходит в Думе. Вновь возникла в качестве реальной угрозы поправка о третьем сроке региональных руководителей, СПС опять вносит ее. И теперь милуют только глав федеральных городов, Москвы и Санкт-Петербурга. Причем администрация президента пока этой инициативе не мешает. Просто переименовать себя в премьера или главу республики без корректировки республиканской конституции невозможно. Кстати, первопроходцами были руководители Тувы, но они выбрали несколько иную модель: сильный премьер, избираемый населением и достаточно слабый парламент. А был у них, кстати, президент, так же как в Башкирии. Сейчас у Рахимова действительно серьезный конфликт с руководством Приволжского федерального округа, с Сергеем Кириенко. И понятно, что ему избираться федеральная власть или, по крайней мере, ее представители в Поволжье безболезненно дать не хотели бы. Понятно, что парламентские выборы Рахимову, имеющему свою структуру управления, легче выиграть, чем президентские в ситуации конфронтации хотя бы с частью федеральной элиты, у которой есть серьезные конкуренты для Рахимова, например, один из бывших руководителей "ЛУКойла" господин Сафин. Создается в Башкирии все-таки не чисто парламентская республика, а полупрезидентская, скажем так условно. Потому что, согласно закону об основах государственной власти в России, чисто парламентская республика может существовать только в Дагестане, тем, где она введена до принятия этого закона. И Рахимов идет на своего рода такой израильский вариант: слабый премьер, избираемый населением, и сильный парламент, который будет формировать правительство. Более того, это очень сильный парламент, где главная фигура – спикер, он же глава постоянно действующего президиума. Понятно, что Рахимов торопится провести выборы до того, как вступит в силу положение об избрании парламента по партийным спискам, что так же угрожает его ситуации. Что касается поддержки инициатив Муртазы Рахимова, конечно, многие главы регионов смотрят на эти маневры с интересом. Получится - некоторые могут попытаться использовать такие же ходы. Чтобы пожизненно оставаться у власти. Но у большинства, по-моему, такой возможности нет, потому что нужно иметь достаточно серьезную административную структуру, опору на значительную часть прежде всего элиты, управляемое население, национальный менталитет, чтобы так под себя кроить основной закон республики. Другое дело, что многие региональные лидеры получили возможность дополнительно изъявить Владимиру Путину верноподданнические чувства. Ведь не только господин Дзасохов похвалил башкирскую инициативу, но и Аман Тулеев, например, Кемеровский губернатор объявил, что в России должен быть президент один и предложил, чтобы от такого звания отказались все главы российских республик, и не только они, но и даже руководители коммерческих компаний. По всей видимости, в нынешней России подобострастие оно региональной элите не вредит.

XS
SM
MD
LG