Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гуманитарная ситуация в Беслане


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Беклемищева.

Кирилл Кобрин: Главная тема этого часа программы «Время Свободы» - гуманитарная ситуация в Беслане.

Ольга Беклемищева: По количеству раненых, нуждающихся в единовременной помощи теракт в Беслане оказался уникальным. Врачи Центра медицины катастроф Минздрава России, работавшие на землетрясениях в Стамбуле, вспышках чумы во Вьетнаме, на Дубровке в Москве, впервые принимали более полутысячи человек в течение 4 часов. Директор Центра Сергей Гончаров рассказывает...

Сергей Гончаров: Наш личный состав многопрофильного госпиталя вместе со специалистами МЧС развернули полевой госпиталь в районе больницы. Непосредственно врачи Центра медицины катастроф работали на "скорой помощи". Отработана схема: расставили все "скорые помощи" по местам возможного выхода пострадавших, определили плечо эвакуации до больницы, проинструктировали, провели занятия с водителями, со всем личным составом бесланской больницы, прибывшими сюда врачами бригад Центра медицины катастроф Кабардино-Балкарии, Ставропольского края.

Ольга Беклемищева: Это было до начала штурма?

Сергей Гончаров: Это было в ночь со второго на третье сентября.

Ольга Беклемищева: И вот в этом организационном усилии сказывался опыт Дубровки?

Сергей Гончаров: Естественно. Поэтому мы планировали другие пути эвакуации, поставили блокпосты, чтобы машины не мешали и так далее. Первые выстрелы - в 13:05, в 13:15 первые раненые начали поступать на "скорой помощи" к нам, в больницу и госпиталь, это одно и то же было, на одной площадке работали совместно. Сквозная сортировка, чтобы на одного раненого не больше, чем 30 секунд, чтобы определить - доедет до Владикавказа или нет. И в первый же час при поступлении сразу подготовили к эвакуации тех, кто мог ехать до Владикавказа, были отправлены 10-20 машин, считайте, первые 50 пострадавших уехали сразу во Владикавказ. А затем за 4 часа было отправлено 556.

Ольга Беклемищева: Пострадавших более 700 человек, вот вы приняли 550, остальные 150 не нуждались в помощи?

Сергей Гончаров: Мы отсекали сразу легкораненых. Кому - попить водички, кому - успокаивающего и так далее... То есть на него не заводилось документации. Это порядка 200-300 могло быть человек.

Мы готовились к различным вариантам. Могли применить и отравляющие вещества, но те уже имели с собой противогазы, они же тоже готовились, и разбили все окна в спортзале, трудно было создать концентрацию, которая могла бы их вывести из состояния. Менее был вариант такой приемлемый, но мы готовились к нему. Готовились, что пойдут навстречу бандиты и отпустят большую часть людей, что это будут выходить люди обессиленные, осложнения сахарного диабета, вы слышали, многие без инсулина там. У детей инфекции могли начаться. Готовились к тому, что огнестрельный огонь будет. И готовились к самому плохому варианту - что будет обрушение крыши.

Ольга Беклемищева: Он и случился.

Сергей Гончаров: К сожалению, случился самый тяжелый вариант - и огнестрельный, и отсюда столько потерь, и обрушение крыши. И плюс еще пожар - термическое воздействие.

Ольга Беклемищева: А главный врач мобильного госпиталя этого центра, анестезиолог Валерий Шабанов, добавил...

Валерий Шабанов: Нужно учесть, что никогда до этого такого массового поступления в такой короткий срок не было, никогда и ни у кого. Чисто физически возможно ли подать сразу 600 автомобилей для того, чтобы загрузить раненых? Мы разбивали санитарный транспорт, делали два кольца: один - который собирал с санитарных постов вокруг школы, учтите, там везде шла стрельба, второй - который не соприкасался, поток автомобилей шел от больницы. На нормальный наметанный взгляд видно было, что, по-моему, единственные, кто в этом хаосе работал целенаправленно, это спасатели и медики. Другой вопрос, нас могли предупредить, что будет там заложников значительно больше. Странно, где они считали, 900 человек куда пропали из этого города маленького?

Ольга Беклемищева: А вас не предупреждали, что их будет около 1000?

Валерий Шабанов: Вы знаете, мы тоже также слышали, как вы все, 354 пострадавших. Другой вопрос, что мы набрали оборудования значительно больше. Мы всегда берем многократное увеличение.

Ольга Беклемищева: Запаса медикаментов у медиков хватило на первые часы, а потом стала поступать помощь из других регионов и благотворительность.

Сергей Гончаров: На ближайшие 2-3 недели всем обеспечено здравоохранение Северной Осетии. Очень много гуманитарной помощи, откликнулось более 100 структур, не только международных, но и наших. Там и рынки поставляли воду, постельное белье поставляли различные коммерческие организации. В Дагестан за полторы тысячи километров привезли необходимые медикаменты, растворы, альбумин. Ингушетия рядом выделила очень много, Ставрополье.

Сейчас нужно только внимание и забота. На специализированную помощь вот сейчас ведем эвакуацию, сегодня трое человек реанимобилями в самолете будут доставлены. Когда начинаются осложнения? На 3-5 день. Вот сейчас наступают какие-то осложнения, они даже в больнице наступают. Мы не исключаем еще летальные исходы, не дай Бог. Наиболее тяжелые сейчас - с черепно-мозговой травмой. Подготовили к эвакуации троих взрослых, доставлены в нейрохирургический институт Бурденко к Коновалову Александру, вы знаете, он сам лично их подбирал. Завтра еще реанимобилями троих и 20 человек носилочных, которые и так в самолете полетят. Нужно будет - еще повезем. Там целая комиссия работает, ведущие руководители, академики наших учреждений.

Ольга Беклемищева: Эвакуация раненых в Москву будет продолжаться еще некоторое время. Валерий Шабанов, отвечающий за транспортировку, перечислил доставленных и ожидающих доставки пострадавших.

Вывезли вот этих шестерых детишек на первом самолете?

Валерий Шабанов: Нет, я их только отправлял. Кроме этого, мы в воскресенье привезли 17 человек - 12 детей, 7 взрослых. Сегодня коллеги улетели на трех реанимобилях, тяжелых детей везут в институт Бурденко. Завтра мы готовимся двумя бортами вылетать. Там количество сейчас определяется, сколько раненых мы доставим в Москву, около 35 уже нуждаются. Возможно, что это и не последний отбор больных, которых повезут в другие клиники.

Ольга Беклемищева: А тех, кому уже не помочь, продолжают разыскивать и хоронить родственники. По информации Сергея Гончарова, отвечавшего за медицинскую помощь при теракте...

Сергей Гончаров: На сегодняшний день для исследований поступило 328 трупов. Идентифицировано уже большинство из них. Около 50 - пока не проведены исследования и не опознаны. Трудности опознания связаны с тем, что, во-первых, пожары, обгоревшее тело, во-вторых, раздавление, иногда трудно даже идентифицировать, мужчина или женщина, с первого взгляда, тем более, ребенок или взрослый. Поэтому мы не говорим пока, сколько погибших детей может быть, мы говорим, что исследовано более 100 тел детей. А сколько еще может? 42 фрагмента тел. Тут гистологические исследования потребуются и так далее, судебно-медицинская экспертиза.

Ольга Беклемищева: Так что количеству потерь, которые понесла Россия при этой атаке боевиков, предстоит еще увеличиться. Как сказал врач Шабанов, "3 сентября мы проснулись в другой стране".

Кирилл Кобрин: Я напомню, что сегодня в Беслане продолжаются похороны погибших в результате теракта. По словам генерального прокурора России Владимира Устинова, к сегодняшнему дню подтверждена гибель 326 человек.

Президент Северной Осетии Александр Дзасохов пообещал отправить в отставку правительство республики, выступая на проходящем во Владикавказе митинге протеста против действий властей во время трагедии в Беслане.

XS
SM
MD
LG