Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные последствия расследования теракта в Беслане для российской политики


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров и Лиля Пальвелева.

Кирилл Кобрин: Главная российская тема этого часа - расследование теракта в Беслане и возможные последствия этого расследования для российской политики.

Первым на заявление президента России Владимира Путина о пересмотре системы безопасности в стране после теракта в Беслане отреагировал министр внутренних дел Рашид Нургалиев. На сегодняшней встрече в Кремле глава МВД сообщил о создании на Северном Кавказе специальной группы по борьбе с терроризмом.

Мумин Шакиров: На юге России, в 13-ти субъектах Северного Кавказа уже созданы группы оперативного управления, которые возглавляют сотрудники МВД, ФСБ, МЧС и Минобороны России. Указанные офицеры будут координировать свою работу в качестве первых заместителей председателей антитеррористических комиссий. Как правило, эти комиссии возглавляют первые лица субъектов Федерации.

С момента развала Советского Союза правоохранительные органы реформировались более 10 раз, только 4 раза - при нынешнем президенте России. Военный обозреватель, бывший пресс-секретарь министра обороны России Виктор Баранец подверг жесткой критике последние решения главы МВД Рашида Нургалиева.

Виктор Баранец: Типичная реакция этапа позднего "совкизма", как бы я сказал: как только что-то случится, мы сразу бросаемся к бумагам и плодим какие-то новые структуры. Да, некоторые из них надо создавать. У нас совершенно оказалось провалено агентурное звено. Мы погубили 20 офицеров ФСБ и ГРУ, прежде чем попыталась добраться до Дудаева. Мы погубили там 15 человек, прежде чем добрались до Хаттаба. О чем это говорит? У нас нет даже агентов с кавказской внешностью. Извините, я вообще считаю, что это глупость, но вы понимаете, о чем я говорю. И вдруг какие-то структуры!

Террористы нам визитных карточек не оставляют, они работают скрытно. И ни гудением стратегических бомбардировщиков, ни созданием этих нургалиевских новых структур шахидок мы не напугаем. Они сегодня едут в поездах, летят в самолетах, едут в метро, едут в автобусах и так далее. Мы должны насквозь их видеть. Вот как мы наблюдаем за рыбками в аквариуме, так мы точно должны за террористическими структурами наблюдать.

Мумин Шакиров: С иной инициативой выступил депутат Государственной Думы, член Комитета по безопасности нижней палаты Геннадий Гудков. Парламентарий предложил сократить на 200 тысяч численность сотрудников МВД, а тем, кто останется в органах, поднять зарплату. Всего, по его данным, штат Министерства внутренних дел России насчитывает порядка полутора миллионов человек. Виктор Баранец, напротив, предлагает на борьбу с преступностью и терроризмом привлечь еще большие силы.

Виктор Баранец: В тех условиях, когда в России в 30 раз возросла преступность, и когда нам не хватает милиционеров, которые жадно пишут объявления, в том числе в "Комсомольской правде", что им не хватает людей для борьбы не то что с терроризмом, а с элементарной преступностью, о каком сокращении силовых структур может идти речь? Когда страна больна преступностью, то государство неминуемо стоит перед необходимостью удвоения, утроения, если хотите, удесятерения своих карательных и правоохранительных структур.

Мумин Шакиров: Президент Ассоциации ветеранов группы «Альфа», депутат Московской городской Думы Сергей Гончаров считает, что в недрах силовых структур должен быть создан единый центр по борьбе с терроризмом.

Сергей Гончаров: Все службы или, по крайней мере, все, что есть в спецслужбах и МВД, определится в одном кулаке или в едином центре, который будет заниматься только проблемой борьбы с терроризмом. Этот вариант лично меня бы устроил, потому что другого пути в этой ситуации просто для России нет.

Мумин Шакиров: На фоне трагедии в Беслане с критикой в адрес спецслужб выступил экс-президент СССР Михаил Горбачев. По его мнению, чеченскую проблему нельзя решить только силовыми методами и необходимо начать переговоры.

Кирилл Кобрин: Трагедия в Беслане - это результат системных ошибок российских органов безопасности, их необходимо реорганизовывать, утверждает лидер "Народной партии", депутат Государственной Думы Геннадия Гудков.

Лиля Пальвелева: Геннадий Гудков отдает должное мужеству тех, кто принял непосредственное участие в операции по освобождению заложников в Беслане.

Геннадий Гудков: У них есть боевые потери, они рисковали жизнью. Они шли в школу - в здание, начиненное взрывчаткой.

Лиля Пальвелева: И все-таки события могли бы развиваться по куда более благоприятному сценарию, если бы не целый ряд ошибок, допущенных силовыми структурами.

Геннадий Гудков: Я взял с собой Закон о борьбе с терроризмом и могу вам сказать, что не все его положения были выполнены. В частности, зона проведения террористической операции - в этой зоне было слишком много посторонних людей. Эта зона была оцеплена, но если, допустим, мы бы изучили английский опыт, у них в случае захвата заложников выставляется три кольца оцепления с разными задачами, разные кадры, разное качество кадров.

Я считаю, что неправильно совершенно было не готовить штурм. Да, штурм не планировался, и это правильно, потому что, конечно, приоритет должен отдавать жизни и здоровью захваченных. Но никто не знал, как пойдут события. А если бы там начались массовые расстрелы? Силы сдерживания, которыми являются и группа "Альфа", и группа "Вымпел", и другие подразделения специального назначения, они должны были готовиться к штурму на случай такой вот непредвиденной трагедии. Они должны были определить сектора обстрела, снайперов разместить, и штурмовые подразделения, и кто за кем идет, и систему связи, и прочее, прочее, прочее. Всегда нужно готовиться к худшему варианту. К сожалению, этого не произошло.

Лиля Пальвелева: По мнению Геннадия Гудкова, и в органах безопасности, и в милиции для того, чтобы они стали более эффективными, следует в первую очередь увеличить заработную плату.

Геннадий Гудков: Прекрасно понимаю, что сказать легче, чем сделать. Прекрасно понимаю, что МВД - огромная структура, и давайте увеличим зарплату, но сколько это будет стоить? Я вообще считаю, что, допустим, по МВД нужно проводить сокращение. Я абсолютно убежден, что если мы тысяч 200 сократим, но в 2,5 раза увеличим зарплату всем остальным, мы только выиграем. Нельзя воевать с опытным, коварным, оснащенным, подготовленным врагом числом, с ним можно воевать только уменьем. Зачем мы сегодня кормим 1,5 миллиона милиционеров, которые не могут выполнить свою задачу? У нас сегодня и бытовая преступность, уголовная, не уменьшается, я уж не говорю про теракты.

Лиля Пальвелева: Геннадий Гудков настаивает на том, чтобы в бюджете страны на 2005 год было предусмотрено увеличение расходов на обеспечение безопасности.

Геннадий Гудков: Я много раз был сам участником заседаний Комитета безопасности, посвященных этим проблемам, и членом комиссий по закрытым статьям бюджета. Совершенно очевидно, что бюджеты правоохранительных органов, спецслужб должны обсуждаться достаточно долго, тщательно и коллегиально на профильных комитетах. И не только бюджеты, а и их исполнение. Потому что у нас, к сожалению, увлекается наше правительство тем, что, увеличивая расходы на безопасность, увеличивая расходы на правоохранительную деятельность, в первую очередь увеличивает затраты на материально-техническое обеспечение. Безусловно, это важно - машины, спецсредства, специальные типы оружия и так далее. Это очень важно. Но надо понимать, что без субъекта, кому адресована вся эта материально-техническая помощь, построить правоохранительную деятельность и госбезопасность невозможно.

Лиля Пальвелева: Еще - утверждает руководитель "Народной партии" - нужно воссоздать школу разведки и контрразведки для подготовки специалистов, способных предвидеть и предупреждать действия террористов.

XS
SM
MD
LG