Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало занятий в школах Беслана снова отложено


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода - Олег Кусов и Ольга Беклемищева.

Андрей Шароградский: Главная тема этого часа - ситуация в Северной Осетии. На линии прямого эфира специальный корреспондент Радио Свобода во Владикавказе Олег Кусов. Олег, известно, что сегодня в большинстве школ Северной Осетии начались учебные занятия, начались с запозданием из-за бесланской трагедии. А в самом Беслане возобновление занятий в школах было отложено, хотя оно и было намечено на сегодня. И известно, что это связано с проблемами безопасности. А почему не удалось подготовить бесланские школы, разумеется, кроме школы номер 1, к началу учебного года?

Олег Кусов: Я думаю, что здесь правоохранительные органы перестраховались, и, очевидно, они сделали это правильно. Поскольку уверенности в том, что повторения инцидента не произойдет, в эти дни нет ни у кого, в том числе и у сотрудников правоохранительных органов. Министерство образования Северной Осетии, в принципе, доложило о том, что школы Беслана готовы, естественно, кроме школы номер 1, для возобновления учебного года. Но вот здесь уже свое мнение высказали правоохранительные органы.

Андрей Шароградский: Олег, вы сейчас находись во Владикавказе. Какова обстановка в столице Северной Осетии?

Олег Кусов: Сегодня ситуация в столице Северной Осетии, конечно, напоминает уже ту, которая здесь была до этого страшного инцидента в Беслане. Такое ощущение, что пора митингов уже здесь миновала. Поскольку сегодня митинг, который должен был собраться на главной площади столицы республики, не произошел. Он не прошел потому, что, как мне объяснили в кругах, близких к правительству Северной Осетии, лидеры оппозиции изменили тактику - тактику борьбы за власть. Дело в том, что предыдущие митинги оппозиция проводила под лозунгом отставки действующего президента Северной Осетии Александра Дзасохова. И вчера после выступления Владимира Путина, который фактически подчеркнул, что выборы в России теперь уже невозможны, лидеры североосетинской оппозиции решили поменять тактику, и уже все свои усилия, видимо, обратить в другую сторону, но уже отказаться от "площадных" методов ведения борьбы.

Андрей Шароградский: Олег, мы много рассказываем о том, что в Северную Осетию поступает гуманитарная помощь, в том числе и из-за рубежа. В больницах Владикавказа находятся многие пострадавшие в результате теракта в Беслане. Чувствуется ли эта международная помощь?

Олег Кусов: Да. Вы знаете, как никогда, вот эта трагедия затронула, наверное, большинство мировых держав, и это особенно чувствуется здесь, в Северной Осетии, когда здесь ежедневно мы читаем сводки о гуманитарной помощи. Помощь идет почти из всех близлежащих стран, Китая, Израиля, Польши, Германии. Помогают медикаментами, медицинским оборудованием. Многие страны пригласили детей бесланской школы номер 1 на отдых.

И, конечно же, отрадно еще и то, что во Владикавказе пытаются создать механизм контроля за гуманитарной помощью. Во-первых, создана правительственная комиссия. Но в то же время и общественная комиссия Правобережного района также пытается контролировать эти процессы.

Андрей Шароградский: Разумеется, пострадавшим в результате бесланской трагедии оказывают помощь не только зарубежные страны, но и россияне. И, в частности, желающих сдать свою кровь для пострадавших, оказалось так много, что Служба крови России испытывает беспокойство, не придется ли утилизовать, говоря проще, выбрасывать избыточную часть тех компонентов крови, которые имеют маленький срок хранения. Слово медицинскому обозревателю Радио Свобода Ольге Беклемищевой.

Ольга Беклемищева: Нужны ли еще доноры? - вопрос не праздный. Ряд компонентов крови имеют очень короткий срок хранения. И получать их у донора, желательно уже зная, какому конкретному больному эта кровь понадобится. О проблемах, которые возникают при хранении компонентов крови, рассказывает директор Гематологического центра Минздрава России профессор Евгений Жибурт.

Евгений Жибурт: Плазму мы замораживаем в Службе крови и храним до двух лет, и переливаем или перерабатываем на препараты, получая из нее ценные белки. Кровяные пластинки - тромбоциты – хранятся: в Америке - до пяти, в России - до трех суток. То есть это компонент, который будет не востребован в первую очередь. Основное количество брака по истечению срока хранения - это красные кровяные тельца, эритроциты. Срок годности у них в зависимости от консерванта составляет от трех до семи недель. И, к сожалению, если они не востребованы, то, ну, фактически их выбрасывают, утилизируют в установленном порядке как медицинские отходы. В целом в России, таким образом, утилизируется порядка 10-12 процентов от заготовленных эритроцитов, что свидетельствует, конечно, о дефиците качественных медицинских технологий, недостаточном плазмоферезе, с одной стороны, а с другой стороны, дефиците качества управления запасами. Вот такой парадокс. С одной стороны, и крови не хватает, с другой стороны, существенная часть ее выбрасывается. В самом деле такая ситуация ведь во всем мире. И точно создать запас коротко живущих эритроцитов невозможно. То есть в той или иной степени истечение срока годности эритроцитов наблюдается везде в Службе крови. Другое дело, что все мы, и специалисты всего мира стремятся к тому, чтобы вот этот брак сократить.

Ольга Беклемищева: И перевозить кровь сейчас во Владикавказ не нужно - она там есть?

Евгений Жибурт: У нас постоянная связь с Северной Осетией. Там достаточно доноров. И запасы крови на сию минуту десятидневные. То есть и в лечебных учреждениях Северной Осетии дефицита крови нет.

Ольга Беклемищева: А чем дольше хранятся эритроциты, тем они хуже. Гематологи в один голос благодарят доноров-добровольцев, но беспокоятся, что нынешний наплыв на донорские пункты обернется затишьем через два месяца, а кровь будет по-прежнему нужна.

Профессор Евгений Жибурт, только что вернувшийся из Санкт-Петербурга, рассказал: "Там такая же ситуация, что и в Москве. Все, кто может, пришли сдавать кровь, а ее самая нежная и нужная часть - эритроцитарная масса - неизбежно испортится через один-два месяца". Евгений Жибурт призывает всех людей доброй воли, как называют доноров в Комиссии ООН...

Евгений Жибурт: Уже сейчас очевидно, что повторилась ситуация, которая, к сожалению, повторяется из одного кризиса в другой. Сейчас в Москве мы наблюдаем первую фазу реакции на призыв к массовому донорству для ликвидации последствий катастрофы. Доноров пришло много, запасы в учреждениях Службы крови большие. И будем надеяться, что общими усилиями нам удастся избежать феномена рикошета, когда через два месяца донорская активность падает ниже средней. То есть кровь нужна постоянно, каждый день. И мы бы просили наших доноров и просто здоровых людей сделать донорство составной частью здорового образа жизни. Пользуйтесь современными средствами связи. Позвоните на донорский пункт и уточните, нужна ли ваша кровь сегодня. Если вы позвоните или отправите электронное письмо или факс в Центр крови Минздрава России, то мы каждому лично ответим и пригласим, согласуем удобное для нас время вашего визита, с тем, чтобы вы комфортно, надежно, полноценно, с высокой эффективностью могли реализовать благородный порыв своей души.

XS
SM
MD
LG