Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема уплотнительной застройки крупных городов России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Белоусов.

Татьяна Валович: Уплотнительная застройка стала одной из самых острых проблем крупных городов, в том числе и Петербурга, где почти каждую неделю проходят пикеты горожан, протестующих против того, чтобы на месте сквера строили здания или же возводимое здание смотрело окно в окно уже существующему. В очередной раз ситуацию с уплотнительной застройкой вчера обсуждали в "Агентстве бизнес-новостей", где прошел круглый стол "Реалии уплотнительной застройки: вопросы и ответы".

Татьяна Вольтская: Когда разговор заходит об уплотнительной застройке, прежде всего встает вопрос о терминах - что это такое? Строители настаивают, что если новые дома строятся в жилых кварталах там, где по генплану еще в 70-х годах намечалось строительство, но по разным причинам не было осуществлено, то это нельзя назвать уплотнительной застройкой, также как строительство в центре города, на месте зданий, разрушенных прежде. Только строительство, нигде не запланированное, можно считать уплотнительным, - утверждает директор Петербургского Союза Строительных Компаний Лев Каплан.

Лев Каплан: Инициатива чересчур рьяных застройщиков вызывает наибольшие возражения.

Татьяна Вольтская: Ни в каких градостроительных документах, ни в гражданском, ни в земельном кодексе понятие уплотнительной застройки не существует, что не мешает ей быть, накаляя страсти горожан, возмущенных, что перед их окнами вдруг вырастают новые дома, из-за чего в старых зданиях часто возникают проблемы - появляются трещины, уменьшается напор воды в водопроводе. Должны ли строители возмещать гражданам убытки - этот вопрос участники "круглого стола" предпочли обойти. Они, наоборот, обрушились на протестующих граждан, возмущение которых, по их мнению, используют в своих интересах политические партии. Говорит заместитель генерального директора компании «Окстрой» Виолетта Мельничук.

Виолетта Мельничук: Фактически были организованы пикеты, которые продолжались в течение определенного времени, причем носили достаточно хулиганский характер. Перекрывались не только дороги грузовикам, но и близлежащие проезжие части. В частности, организацией такой - НБП (Национально-большевистская партия).

Татьяна Вольтская: Итак, всю вину строители перекладывают на плечи самих граждан, а также городской администрации, которая, по их словам, слишком долго не готовила новые земельные участки под строительство, так что теперь приходится тесниться на насиженных местах. Кроме того, строители задушены налогами, их вынуждают платить вперед огромные деньги, которых у малых и средних компаний просто нет. В результате, - утверждает Лев Каплан, - строительство в Петербурге в этом году сократилось на 30%, объем инвестиций - на 40. Что будет дальше - никто не знает.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях депутат законодательного собрания Алексей Белоусов. Алексей Игоревич, вы вчера принимали участие в том "круглом столе", где обсуждались вопросы уплотнительной застройки. На ваш взгляд, участники "круглого стола" слышали друг друга? И вообще, такие мероприятия, если не решить проблему уплотнительной застройки, то хотя бы снизить в обществе накал, помогают или нет?



Алексей Белоусов: Во-первых, участники любого "круглого стола" собираются и представляют самые различные, иногда диаметральные интересы: строители думают о том, каким образом осуществить свой бизнес, жители думают о том, как защититься от уплотнительной застройки, ассоциация, которая объединяет строителей, думает о том, как разрешить эту проблему без ущерба для строителей и без проблем для города, соответственно, депутаты тоже думают, каким образом сделать так, чтобы защитить своих избирателей от произвола строительных компаний, которые иногда нарушают все возможные требования, в том числе законные.

Что касается вашего второго вопроса, можно ли защититься от подобного рода деяний на территории Санкт-Петербурга, то я считаю, конечно, можно, и для этого достаточно много делается в нашем город. В частности, я могу сказать, что тот закон, который приняло законодательное собрание об общественных обсуждениях, позволяет по ряду случаев (я могу назвать несколько адресов) не просто приостановить, но и отменить действующее распоряжение администрации Санкт-Петербурга, губернатора Санкт-Петербурга в том случае, когда были осуществлены нарушения норм и правил при осуществлении строительных работ.

Татьяна Валович: На вчерашнем "круглом столе" звучали такие заявления, что строительные компании Петербурга считают общественные слушания перед началом строительства бесполезными. Как тогда быть? Закон об общественных слушаниях есть, а строители его игнорируют, говорят, что это только тормозит процесс введения в строй жилья и ведет к удорожанию. Как найти здесь консенсус?

Алексей Белоусов: Это не совсем так, дело заключается в том, что любые общественные слушания дают определенные пожелания со стороны жителей, которые на самом деле на протяжении всего периода строительства сталкиваются с трудностями. Это движение большегрузных автомобилей, которые везут строительные материалы, это работа на строительной площадке, это грязь. На самом деле для того, чтобы нормально осуществлять строительство, и чтобы не было никаких выступлений со стороны жителей, строители должны, конечно, делать все, чтобы компенсировать подобного рода неудобства. Разговор, конечно, идет не о тех случаях, когда нарушаются нормы и правила, когда нарушаются определенные инсталляционные условия или иные условия, связанные с уплотнительной застройкой. Вот в этом случае, когда на законных основаниях происходит строительство, конечно, пожелания жителей связаны с тем, что после, а очень часто бывает, что до начала строительства жители выдвигают требования, чтобы построили спортивную площадку, благоустроили соседний двор, обеспечили звукоизоляцию или условия, чтобы мог подходить транспорт.

Татьяна Валович: Но вот происходит так, что жители узнают о том, что будет тут что-то строиться только когда уже забор ставится, потому что сообщения о том, что вот это пятно будет задействовано под такое-то строительство печатается или очень маленьким штрифтом или в такой районной газетке, которая не до каждого жителя-то и доходит.

Алексей Белоусов: Да, вот это одна из больших проблем, о которой нужно было поговорить. К сожалению, не существует четких определений, где нужно печатать это объявление, каким тиражом должна выйти эта газета, каким образом должны быть проинформированы жители. В законе написано: информирует граждан, территориальное управление проводит общественные слушания вместе с муниципальными советами. Я, например, знаю случаи, когда на общественные обсуждения приходят заранее подготовленные люди, именно строителями, и именно они свои выступления в протокол заносят и свое мнение: что строительство нас устраивает, все идет хорошо, все законно. На самом деле, об этих слушаниях большинство жителей близлежащих домов даже и не знают.

Татьяна Валович: Очень многие говорили, что за теми бабушками, которые выходят на пикеты, стоят какие-то политические силы. Но ведь это касается каждого гражданина. К вам обращались в вашем округе с такими проблемами, я знаю, Петроградский район ваш, там серьезные проблемы со скверами. Был принят закон об охране зеленых насаждений. А вы, кстати, являетесь членом экологической комиссии?

Алексей Белоусов: По экономике собственности.

Татьяна Валович: С другой стороны, говорят, что нет четких границ скверов, потому что не проведена еще какая-то кадастровая съемка и этим пользуются строители, вырубаются последние в центре города зеленые насаждения. Жителям заявляют: да что вы волнуетесь, здесь дом не помешает, подумаешь, не будет 3-4 дерева. А ведь экология, здоровье горожан должны как-то учитываться?

Алексей Белоусов: Конечно, когда начинал строиться город, 300 лет назад, никто не предполагал, что в этом месте будут жить около 5 миллионов человек. Многие архитектурные решения принимались, исходя из ограниченности тех освоенных участков земли, которые возникали на начальных этапах строительства города. Время вносит свои коррективы и когда разговор идет очень часто, что в центре города было здание, оно было разрушено в результате попадания снаряда или в результате ветхости, и поэтому нужно воссоздать здание на месте уже сложившегося сквера или садика, или детской спортивной площадки, то здесь возникает очень много вопросов, и большинство трений, которые возникают в ходе общественных обсуждений, как раз упирается в то, что частные строительные компания застраивают те участки, которые ранее занимали здания. Но это было 100 лет тому назад. Сейчас ситуация изменилась, сейчас каждое дерево в центре города - это тот небольшой глоток воздуха, без которого горожане жить не могут. У меня на Островском 28/32 такое «пятно», которое предполагали строители застроить еще четыре года назад. Вот мы четыре года уже в судах, но, слава богу, там ничего не строят и, я надеюсь, не будет строиться никогда.

Татьяна Валович: Вы упомянули свой адрес, по которому вам удается пока отстоять "пятна" от застройки. Насколько остро в вашем округе стоит эта проблема, как часто к вам обращаются граждане, и насколько обоснованы бывают эти обращения?

Алексей Белоусов: Как правило, по любому объекту в любом районе города существует несколько человек, которые непримиримы, не готовы согласиться ни на какое строительство. Надо сказать, что в большинстве случае на общественных обсуждениях находятся компромиссы, и большинство жителей, если там нет серьезных нарушений строительных норм, правил, соглашаются на определенных условиях со строительством и со строителями.

Слушатель: Здравствуйте! Николай Николаевич, город Ленинград. К тем недостаткам от уплотнительной застройки я хочу добавить то, что этой уплотнительной застройкой коренные жители Ленинграда не пользуются, их вытесняют в буквальном смысле на кладбище и, причем, очень интенсивно. Уплотнительной застройкой пользуются приезжие, в большей степени представители Кавказа.

Алексей Белоусов: Я готов прокомментировать, потому что я специально занимался исследованием этого вопроса. По данным риэлтеров около 30-40% квартир на вторичном рынке продается не петербуржцам. По данным строительных компаний считается, что порядка 10-15%. Я специально делал запрос в ГБР, который фактически совершает, утверждает и фиксирует эти сделки, так вот, по данным ГБР, за последние несколько лет, среднюю цифру назову, около 20-21% квартиры покупают не ленинградцы.

Татьяна Валович: А в новых домах? Это вы говорили про вторичный рынок.

Алексей Белоусов: Так вот получается, что в новых - еще меньше, потому что в среднем получается чуть больше 20, то есть каждый пятая квартира продается, большая часть продается на вторичном рынке, то есть это из старого фонда, а из нового - где-то около 10-12.

Татьяна Валович: Но проблема-то не в этом. Мы слышали, какая проблема с рабочей силой, и надо, чтобы в город приезжали люди, и работали, и они становятся горожанами, и они также не должны страдать от любой уплотнительной застройки и экологической ситуации. В ноябре, по-моему, в законодательное собрание должен быть внесен новый генплан, депутаты должны его утвердить. Вы его уже видели, обсуждали как-то?

Алексей Белоусов: Это одна из больших проблем, в которой я принимал непосредственное участие. Еще, наверное, года два назад, когда комитет по градостроительству приступил к разработке этого плана, я обращался в те времена к главному архитектору города с просьбой хотя бы частями отдавать в законодательное собрание на обсуждение... Скажем, разработали генплан исторического центра города. Давайте, начнем его обсуждать. Потому что мы должны до конца этого года подготовить и рассмотреть новый закон Санкт-Петербурга о генеральном плане на следующие 20 лет.

Татьяна Валович: То есть опять будет в пожарном порядке?

Алексей Белоусов: И на все обращения тишина: мы работаем сами, мы понимаем, мы это делаем самостоятельно, мы это все организуем. И вот сейчас правительство рассмотрело только некую концепцию генерального плана и в целом генерального плана до сих пор никто не видел. Времени осталось два месяца. Когда мы будем обсуждать? Когда жители города будут знакомиться с ним? Когда они будут высказывать свои пожелания? Когда мы сможем подготовить свои поправки в этот закон? Вопросов больше, чем ответов, к сожалению.

Татьяна Валович: Что же в такой вот ситуации делать? Посмотрите, что происходит. Законодательное собрание принимает законы, которые, по сути, остаются нерабочими.

Алексей Белоусов: Я не сказал, что они не работают.

Татьяна Валович: Ну, трудно выполнить. Посмотрите, закон об охране зеленых насаждений, закон о соблюдении тишины на улицах, который был принят, но как его выполнять, никто до сих пор прокомментировать не может. Получается, что зря работаете? Как защитить в нынешней ситуации права граждан, для чего вас граждане и избирают в законодательное собрание?

Алексей Белоусов: Что касается двух законов, которые вы назвали, они, в первую очередь, не работают, потому что эти органы исполнительной власти, которые обязаны исполнять этот закон, не работают достаточно эффективно. Я имею в виду милицию, которая обязана по первому звонку выезжать и накладывать административное взыскание на нарушителя тишины и спокойствия. То же самое касается зеленых насаждений. Муниципальные советы со своими комиссиями, к сожалению, работают недостаточно эффективно, а они должны смотреть за исполнением этих законов, потому что они отвечают за благоустройство во дворах, за сохранность этих зеленых насаждений. Законы мы принимаем верные. Вот исполняют их недостаточно быстро, недостаточно эффективно и недостаточно корректно, это правда.

Татьяна Валович: Как воздействовать на исполнительную власть? Есть механизм?

Алексей Белоусов: Да, без сомнения. У нас есть возможность обращений, депутатских запросов. У нас есть возможность обращений к прокурору, мы вчера утвердили, он будет следить за исполнением законности. Мы очень надеемся, что подобного рода меры позволят и заставят исполнительную власть работать так, чтобы законы наши, которые мы принимали, работали в городе.

Татьяна Валович: Уплотнительная застройка касается не только каких-то социальных норм жилья петербуржцев, но также исторической части города и зачастую приводит к тому, что перекрывается вид. Сейчас новый главный архитектор города делает попытки изменить высотное регулирование строительства. Я знаю, что вы направляли запрос о строительстве фитнесс-центра "Летучий голландец", который был установлен на Неве и своим видом перекрывал другие исторические виды. Вы получили ответ?

Алексей Белоусов: Да, конечно. Но помимо того, что этот фитнесс-центр был установлен в нарушение, по крайней мере, 5 или 7 действующих норм закона, я получил ответы от губернатора Санкт-Петербурга, что в течение года данный объект будет перемещен с данного места, он будет сдвинут в направлении створок Кронверкского проспекта и Мытнинской набережной, то есть он идет со стороны тех исторических зданий, которые расположены по Мытнинской набережной, и будет заслонен частью Заячьего острова. То место, которое он сейчас занимает, он уже занимать не будет, и я считаю, что вид центральной части Санкт-Петербурга от этого только выиграет.

Слушатель: Лидия Ивановна из Москвы. С приходом новореформаторов и демократизацией страны пришла проблема уплотнения застройки. Но если взглянуть шире, то увидим - пришли и другие проблемы.

Алексей Белоусов: Проблемы другие пришли тоже. Но надо сказать, что уплотнительная застройка в центральной части города существовала и до перестройки. Я, например, знаю, по крайней мере, десятки объектов, построенных в исторической части Санкт-Петербурга, и если мы пройдем по центральным улицам, то увидим, что вот эти старые здания, потом современные, в стиле 60-70-х годов встроены, вставка стоит, и таких объектов достаточно много. Она существовала всегда.

Татьяна Валович: Естественно, город должен развиваться, независимо от того, какая политическая власть, какие демократические преобразования. Мы начали говорить об исторических зданиях. К нам очень много поступало звонков по поводу продажи капеллы, вернее, некоторых зданий капеллы, где располагались певческие мастерские и занимался хор. Я знаю, что вы разрабатывали закон о порядке предоставления на торгах объектов недвижимости, но он еще, по-моему, не принят, только к третьему чтению подготовлен, да?

Алексей Белоусов: Но большая часть положений этого закона вошло в качестве поправок в закон о порядке предоставления объектов недвижимости, по крайней мере, все то, что касается торгов, конкурсной комиссии, участия депутатов, общественности в обсуждении будущих объектов, которые предполагается продать, это все вошло в закон, который уже действует, он подписан и с весны этого года он работает в городе.

Татьяна Валович: 3 сентября, когда в стране были такие трагические события, тогда достаточно незаметно прошли эти торги, и московская фирма "Стройтэкс" купила два здания, это флигели капеллы, где раньше занимался хор. Говорят, что теперь там будут квартиры. Причем, с гордостью говорят, что будут перечислены в бюджет города полтора миллиона долларов. В этой исторической части, наверное, одна квартира с видом на Певческий мост, на Дворцовую набережную будет стоить не меньше. Депутаты знают о том, как продается у нас историческое наследие?

Алексей Белоусов: Не далее как вчера я и мой коллега депутат Гольман подписали запрос губернатору Санкт-Петербурга с просьбой сообщить, когда же наконец будет выполнена статья 4 и 5 закона Санкт-Петербурга о порядке предоставления, о создании конкурсной комиссии, куда должны войти и депутаты, и общественные организации, которые как раз должны следить за тем, как продаются объекты на конкурсной основе. Мы до сих пор этой комиссии не имеем. Возможно, если к этому моменту она была бы создана, эти торги могли бы не состояться, их результаты были бы, может быть, не такими. Мы контролируем этот вопрос, депутаты помнят о том, что мы обязаны смотреть, что происходит в городе. Я надеюсь, что мы получим вразумительный ответ от губернатора.

Татьяна Валович: Но капелла уже начала распродаваться. В этой ситуации, наверное, уже нельзя повернуть колесо времени обратно?

Алексей Белоусов: Я думаю, что любое распоряжение губернатора может быть отменено, в том числе через суд. Если торги прошли с нарушением, если было нарушено законодательство об охране памятников, то возможно все повернуть назад.

Слушатель: Александр. Петербург. Ваш "круглый стол" косвенно доказывает, что свои предвыборные обязательства Матвиенко не выполняет. Согласны ли вы с этим? Давайте это признаем.

Алексей Белоусов: Действительно, когда проходила выборная кампания Валентины Ивановны Матвиенко, было обещано, что с уплотнительной застройкой в городе будет покончено. Этот факт был зафиксирован во всех предвыборных материалах, которые получили, наверное, большинство горожан. Дело заключается в том, что очень сложно определить сам термин "уплотнительная застройка", что это такое. Ни в одном законе этого нет.

Татьяна Валович: А может ли законодательное собрание начать какую-то инициацию недоверия госпоже губернаторше нашей? Есть такая процедура, если она не устраивает горожан?

Алексей Белоусов: У нас есть в законе прямая норма, мы можем выразить вотум недоверия любому вице-губернатору, если мы считаем, что он работает недостаточно эффективно. И если в течение, там, полугода мы выражаем второй вотум недоверия, то губернатор обязан заменить этого вице-губернатора и назначить нового вице-губернатора.

Татьяна Валович: А губернатор сам?

Алексей Белоусов: К сожалению, такого закона, по которому мы могли бы отозвать губернатора или выразить ему вотум недоверия, нет. Это могут сделать только горожане через соответствующий референдум.

Татьяна Валович: А как вы относитесь к последним инициативам Владимира Путина о том, что будут назначаться губернаторы, а не выбираться прямым голосованием горожан?

Алексей Белоусов: Честно говоря, мне несколько непонятно, почему эта инициатива возникла в результате тех трагических действий, которые произошли в сентябре. А что касается назначения губернаторов президентом или предложения утвердить их в законодательном собрании субъекта федерации, это предложение звучало еще в начале лета из уст Вешнякова, председателя ЦИК. Я могу сказать, что большинство из действующих губернаторов тогда отнеслись к этому с прохладцей. Последнее заявление президента показало, что, оказывается, большинство губернаторов как раз готовы заниматься выборами не напрямую...

Татьяна Валович: То есть продолжается выстраивание вертикали власти так, как власти нужно, из Кремля?

Алексей Белоусов: Скорее всего, да.

Татьяна Валович: А что же тогда общество может противопоставить в том случае, если губернатор будет назначаться из Кремля? Сейчас вы, законодательное собрание, не имеете право как-то повлиять на губернатора, общество гражданское не сформировано, если какие-то возникают попытки оказать недоверие выбранному человеку, это не проходит. Получается, вообще не будет обратной связи?

Алексей Белоусов: Это не совсем так. Нельзя сказать, что губернатор не прислушивается к мнению депутатов законодательного собрания. Я могу сказать, что в большинстве рабочих групп, которые создаются совместно администрацией и депутатами законодательного собрания, мы находим консенсус, мы находим общий язык, и губернатор внимательно слушает то, что говорим мы, депутаты законодательного собрания. И по-другому быть не может. И мы, и губернатор - это избранные люди, которые выражают волю своих избирателей.

Татьяна Валович: Но в отношении последних законов, которые были приняты в сфере ЖКХ, я знаю, что вы сначала даже подавали запрос на соответствие федеральным нормам, но потом при голосовании тоже согласились и одобрили. И, вообще, как вы оцениваете, с точки зрения защиты прав горожан, которые вам делегировали свои полномочия, вот эти последние законы о ЖКХ?

Алексей Белоусов: К сожалению, законы, касающиеся содержания жилищного фонда, направлены в первую очередь на то, чтобы не дать этому фонду окончательно разрушиться. В условиях, когда федеральный центр год от года отбирает налоги у субъектов федерации, каждый год мы лишаемся 3, 5, 7, 10 миллиардов рублей из бюджета. При этом субсидии, которые передаются федеральной властью в Санкт-Петербург, в том числе и на содержание жилищного фонда, равны нулю. Каким образом бороться с этим? Мы сейчас каждый год наращиваем объем аварийного жилья в городе. Если город сейчас не найдет возможности профинансировать эти работы, это приведет к массовому обрушению зданий в историческом центре города, это будет просто данностью. Будем жить в условиях прифронтовой полосы.

Татьяна Валович: Получается, что повышается все время оплата за жилье, но реального ощущения того, что что-то делается, у горожан нет.

Алексей Белоусов: Вот это самая большая проблема. Мы повышаем цены на жилье, а добиться, чтобы наше районное жилищное агентство, жилищно-эксплуатационные службы эффективно эксплуатировали жилищный фонд, мы не можем. Это проблема большая губернатора, большая проблема вице-губернатора Виролайнена, который отвечает за этот сектор, и, конечно, большая проблема наша. Сейчас делается все, чтобы появились альтернативные службы, которые могут обслуживать жилищный фонд и обязаны это делать. Идет большая работа, в том числе у меня в округе и в районе, чтобы там, где можно, перевести здания из государственного фонда в ТСЖ, который мог бы сам нанимать обслуживающую организацию. Вот это делается.

XS
SM
MD
LG