Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге проходит первая межрегиональная конференция по проблемам безопасности


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие вице-президент свердловского регионального отделения Академии проблем безопасности и правопорядка Виктор Володин.

Евгения Назарец: Сегодня второй день в Екатеринбурге будет работать научно-практическая конференция "Грани безопасности". Это первая межрегиональная конференция по вопросам безопасности. Один из организаторов этой конференции - региональное отделение Академии проблем безопасности и правопорядка. В связи с этим сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода мы приветствуем вице-президента свердловского регионального отделения Академии безопасности и правопорядка Виктора Володина. Сначала, конечно, о конференции. Она - первая. Планировалась явно не в связи с событиями в Беслане. В связи с чем и почему?

Виктор Володин: Да, действительно, это так, это не дань моде, той актуальной теме, которая сейчас обсуждается всеми. Конференцию мы планировали в начале лета и просто, оценив общую ситуацию по вопросам безопасности, хотели предложить участникам конференции наиболее актуальные темы. Естественно, мы не могли предполагать, что в конце лета - начале осени произойдут в России столь драматические события, что придаст нашей конференции такую особую, к сожалению, актуальность.

Слушатель: Меня зовут Вадим. Я звоню из Самары. Я оцениваю ту безопасность, которая существует на данный момент, как очень низкую. Поэтому я выступаю за то, чтобы, как в Соединенных Штатах Америки, было разрешено гражданам осуществлять индивидуальную безопасность, то есть иметь при себе боевое оружие, либо иметь потенциальную возможность такое оружие при себе иметь. Это будет оказывать на преступников сдерживающее действие, потому что это будет в какой-то степени сдерживать, а в случае, если бандитам не повезет, они получат должный отпор. Вот если бы в Беслане многие женщины имели при себе бы дамские пистолетики, я думаю, бандиты бы подумали: стоит ли вот так спокойно идти на школу?

Виктор Володин: Естественно, эта тема широко обсуждается в обществе, она, конечно, имеет право на обсуждение. Но однозначного мнения я высказать не могу. С одной стороны, гражданам, которые умеют пользоваться оружием, наверное, целесообразно такое оружие иметь. С другой стороны, само по себе наличие оружия, допустим, у женщин, у граждан, которые не обучены правилам обращения с оружием, вполне возможно повлекут и обратные какие-то последствия.

Евгения Назарец: На конференции вы ощущаете интерес не только специалистов, но и обычных людей? Я ведь знаю, что там работает выставка средств безопасности. Есть ли посетители? Что вы там наблюдали?

Виктор Володин: Я вкратце хочу сказать, что конференция рассчитана на два дня. В первый день работало две секции, это секция "Технические средства обеспечения безопасности", где представлены последние достижения российской науки и практики в области производства технических средств обеспечения безопасности, специальной техники, и секция "Безопасность города", куда мы постарались пригласить глав муниципальных образований. Во второй день работает секция "Банковская безопасность", секция "Услуги в области охранной и детективной деятельности". Кроме того, в течение двух дней работает выставка спецтехники. Конечно, интерес к этой выставке есть большой. Но я думаю, что эта выставка, конечно же, интереснее для специалистов и, кроме того, там есть закрытый сектор, там представлена, как объявили по радио, по телевидению, шпионская техника, то есть это техника для проведения оперативной работы, техника для субъектов оперативно-разыскной деятельности.

Евгения Назарец: Напомню, что организатором этой конференции выступила Академия проблем безопасности и правопорядка. Эта академия создана в 2000 году. За это время что стало продуктом деятельности ученых и специалистов, которые состоят в этой академии? Какие инциденты, опыт изучали? Какие рекомендации конкретные?

Виктор Володин: Академия работает в тесном взаимодействии с советом безопасности, с правоохранительными органами, с Государственной Думой. Академия утверждена ведущим научным центром Комитета Государственной Думы Российской Федерации по безопасности для проведения научно-исследовательского обеспечения, работы в этой области. Действительно, ученые академии, среди которых много имеющих научные степени, участвуют в разработке правовых нормативных актов по вопросам безопасности, участвуют в том, чтобы эти нормативные акты быстрее внедрялись в практику работы правоохранительных органов. То есть это основные задачи академии.

Слушатель: Николай. Москва. В передовых странах, откуда мы берем примеры, Соединенных Штатах, Канаде и других, одним из первых правовых пунктов в конституциях, в декларациях идет: граждане имеют право приобретать и носить оружие для личной самозащиты, короткоствольное. Попытки говорить о том, что наши женщины или мужчины не могут обращаться с оружием - это от лукавого, потому что Россия пережила столько войн, что, чтобы женщине этому научиться, нужна одна неделя. Во всяком случае, прав был предыдущий товарищ, когда сказал, что если бы женщины, те, которые привели детей на эту площадку, где погибли сотни людей, имели оружие, то нападавшим бандитам некуда было бы деваться. Тем более вы знаете, что наши стрелки-женщины приобретают и получают такие медали, которые не снились другим иностранкам. Поэтому не надо лукавить. Если наше правительство боится своего собственного населения, что проскальзывает, а депутатам для самозащиты выдают короткоствольное оружие, не надо смешить весь мир и не надо издеваться над своим народом. Когда на глазах у людей убивают жену, сестру, насилуют дочь, мы что, голыми руками должны их защищать? Позор на весь мир!

Евгения Назарец: Вас, если эмоционально рассуждать, тревожит наличие таких настроений в обществе: раздать всем оружие?

Виктор Володин: Это естественная реакция населения на ситуацию с обеспечением безопасности их личной, то есть я думаю, что это вполне естественно.

Евгения Назарец: Виктор Владимирович, подходы к обеспечению безопасности на Урале с его особенностями и на том же Северном Кавказе или Дальнем Востоке - насколько они существенно различаются? Россия - большая страна.

Виктор Володин: Действительно, подходы и проблемы на Урале и на Северном Кавказе все-таки отличаются. Здесь необходимо сказать, что существует безопасность личности, общества и государства. Основным субъектом обеспечения безопасности является государство. То есть государство в каждом конкретном регионе оценивает реальную или потенциальную угрозу по этим трем объектам безопасности и, исходя из этого, предлагает свои меры по ее обеспечению. Естественно, проблемы, с которыми сталкиваются органы государственной, исполнительной, судебной власти на Северном Кавказе, в значительной степени отличаются от тех проблем, которые имеются где-нибудь в Магадане, на Чукотке. То есть, слава богу, вопросы террористической угрозы в тех регионах стоят не так остро, как в регионах, которые непосредственно прилегают к Северному Кавказу. Поэтому существуют, конечно, различия. Естественно, можно сказать, что существуют различные подходы к обеспечению безопасности и в разных государствах. То есть в зависимости от региона, от страны, от области, от тех проблем, которые имеются в этом плане, существуют и разные подходы.

Евгения Назарец: На Урале, что очень хорошо, не случались террористические акты. Но, тем не менее, на какие-то моменты безопасности здесь тоже надо обратить внимание. Что является характерным для Урала, если не террористическая опасность?

Виктор Володин: Слава богу, что у нас пока что не было серьезных террористических актов. Но, я думаю, что расслабляться ни в коем случае нельзя. Дело в том, что на Среднем Урале, в Екатеринбурге расположено значительное количество серьезных производств, промышленных предприятий, атомная станция. Проведение террористического акта или какая-то техногенная авария могут повлечь очень тяжелые последствия. Поэтому я думаю, что в этом плане уральцам надо быть тоже очень бдительными и, естественно, правоохранительным органам расслабляться нельзя.

Евгения Назарец: На конференции работает отдельная секция, как вы уже до этого сказали, "Безопасность городов". Что заставило выделить города как отдельный объект обеспечения безопасности?

Виктор Володин: Безопасность города - это ведь не только террористическая угроза, это техногенные аварии. Эту секцию вел один из заместителей главы города, который в свое время отвечал за коммунальное хозяйство. Эта секция была выделена раньше, как актуальная, и ее нельзя ограничивать только рамками какой-то террористической опасности. Безопасность города включает в себе жизнеобеспечение целиком.

Евгения Назарец: Часто заходит речь о том, что нужно развивать международное сотрудничество, несмотря на разницу в подходах обеспечения безопасности между разными государствами. На каком уровне может быть эффективным это сотрудничество, кроме политических соглашений? Возможно, даже обмен шпионскими технологиями - это не все, в чем могут сотрудничать государства?

Виктор Володин: Конечно, серьезных успехов в борьбе с международным терроризмом можно добиться только во взаимодействии со спецслужбами других стран. Такой опыт есть, идет постоянный обмен информацией, контакты постоянно осуществляются между спецслужбами различных стран. Я думаю, что это положение закреплено и в федеральном законе о безопасности. Поэтому необходим, конечно, опыт обмена информацией особенно с такими странами, где эта угроза стоит наиболее явно, это такие страны, как Израиль, Соединенные Штаты.

Евгения Назарец: Обмен опытом, в основном, по части организации? Или об обмене технологиями тоже речь идет?

Виктор Володин: Естественно, и обмен технологиями. У каждой спецслужбы есть и свои секреты, которые она никогда не раскроет перед другими спецслужбами. Но, в общих чертах, это теория и практика проведения конкретных совместных операций, это все есть у нас.

Евгения Назарец: Советский Союз 15-летней давности и сегодняшняя Россия - есть ли какая-то определенная тенденция или разница, какие риски и приоритеты были 15 лет назад в сфере обеспечения безопасности и что сегодня? Насколько существенно сменились эти приоритеты и эти риски?

Виктор Володин: Конечно, есть различия. Но необходимо отметить, что государство оценивает реальные и потенциальные угрозы и законодатель определяет, какие объекты безопасности необходимо защищать. То есть все правоохранительные органы - это органы исполнительной власти. Если законодатель определит им тему и ответственность уголовную, скажем, за этот состав, они работают. К примеру, 15 лет назад в Уголовном кодексе была статья "антисоветская агитация и пропаганда". Органы безопасности, милиции, судебные органы работали по этой статье. Это исполнительные органы, законодатель определяет тему, они защищают. Сейчас, если государство введет статью "антироссийская агитация и пропаганда", хотим мы этого или не хотим, правоохранительные органы будут по этой статье работать. Хотелось бы сказать вот еще о чем. Действительно, в Советском Союзе была налажена очень серьезная система обеспечения безопасности. Уровень работы правоохранительных органов был в некоторой степени, конечно, выше. Мы говорим про эти террористические акты, которые произошли в августе - в сентябре... Когда одна какая-то шахидка взрывает самолет, очень сложно эту информацию, я знаю на практике, получить и пресечь. Но когда отряд в несколько сот человек захватывает целый город, во главе отряда стоит человек, который уже около десяти лет находится в международном розыске, то, по всей видимости, оперативная работа налажена недостаточно хорошо. И вот это то, что мы, наверное, упустили.

Евгения Назарец: В СССР система безопасности работала. Сейчас задачи, может быть, другие, система безопасности дает сбои. А вот советская система безопасности в нынешних условиях была бы эффективна или все-таки нет?

Виктор Володин: Тогда стояли другие задачи. Сама система, конечно, была эффективной. Но я начал говорить о другом. Ведь сейчас эти вопросы поднимаются только из-за того, что произошли серьезнейшие террористические акты. Но нельзя бороться с терроризмом народными дружинами, о которых вчера говорили депутаты. Должна проводиться очень серьезная оперативная работа. А вот здесь проблема в том, что, чтобы стать хорошим оперативником, сотрудник должен проработать не один, не два года в правоохранительных органах. Хорошим оперативник станет через 5-6 лет. Таких кадров в милиции, в ФСБ остается все меньше и меньше, то есть люди уходят. Необходимо создавать достойные условия работникам, чтобы они оставались, не уходили из органов. Это проблема.Когда отряд в несколько сот человек захватывает склад оружия в управлении МВД, это говорит о том, что оперативная работа была не на должном уровне, то есть правоохранительные органы не получили и не пресекли вот этот террористический рейд. В этом плане мы очень серьезно сейчас отстаем от той системы безопасности, которая была 15-20 лет назад в Советском Союзе.

Евгения Назарец: Вы уже сказали, что существует как бы три уровня обеспечения безопасности: государственный, общественный и личный. Судя по звонкам, которые сегодня прозвучали у нас в эфире, людей, конечно же, в первую очередь, волнует личная безопасность. А с точки зрения человека, смотрящего на проблему безопасности объемно, я имею в виду вас, в каком соотношении находятся вот эти три уровня обеспечения безопасности? Чему должно уделяться больше внимания? Что должно стать основой?

Виктор Володин: Все эти три объекта безопасности, естественно, взаимосвязаны. Не может быть безопасности личности, когда нет безопасности общества или государственной безопасности. Государственная безопасность состоит из трех составляющих частей, это конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность государства. Конечно, граждан, в первую очередь, волнует их личная безопасность и, я думаю, что вряд ли кто-то сейчас скажет, что он достаточно защищен в нашем государстве, то есть безопасность бизнеса и личная безопасность пока что находится не на должном уровне у нас.

Евгения Назарец: Люди склонны говорить, что раз государство не может обеспечить государственную безопасность, от которой зависит и личная, дайте нам хотя бы самим обеспечить свою безопасность. Это реально или это все-таки иллюзия, что можно, не обеспечив безопасность в государстве, дать в руки всякому человеку оружие, и пусть он сам себя охраняет?

Виктор Володин: Вряд ли, я сомневаюсь.

Евгения Назарец: Сейчас очень многие сферы, которые раньше целиком находились в руках государства, так или иначе попадают в частные руки. Ну, например, какие-то средства безопасности, оружие, средства защиты, приборы электрошока могут выпускать частные предприятия, они могут также их продавать. Рынок услуг безопасности такой ориентирован на кого - на безопасность бизнеса, на личную безопасность?

Виктор Володин: Он сориентирован, в первую очередь, на те секторы экономики, которые могут заплатить за этот рынок услуг. Ведь специальная техника у нас в стране производится на мировом уровне, работают институты МВД, ФСБ в Москве, выпускается очень хорошая техника, но она стоит приличные деньги, и иногда спецслужбы просто не могут ее приобрести, впрочем, как и любое вооружение. У нас лучшие танки, лучшие ракеты, лучшие самолеты, вертолеты, а в армии до сих пор техника старая. То есть Министерство обороны не имеет возможности приобрести эту технику, хотя с удовольствием бы, наверное, это сделало. Точно также и здесь. Если мы говорим о безопасности бизнеса, какая-то крупная компания, имеющая свою службу безопасности, в состоянии закупить эту всю технику, иногда правоохранительные органы не имеют возможности это сделать. А рынок ориентирован на тех, кто может заплатить. Хотя техника имеется любая.

XS
SM
MD
LG