Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге оживляются аукционы

  • Сергей Соловьев

Программу ведет Сергей Соловьев. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Ирина Мурашова.

Сергей Соловьев: Осенью в Екатеринбурге оживляются аукционы. Обычно на них выставляют около 20-30 лотов, больше просто не успеют пройти через торги. Покупатели приходят выбрать себе вещицу уже после работы, а допоздна засиживаться ради любви к искусству пока еще не готовы. Тем не менее, аукционное дело в Екатеринбурге развивается: есть покупатели, есть продавцы и есть товар.

Ирина Мурашова: Сотрудники галерей и аукционов Екатеринбурга замечают, что за последний год желание обеспеченных уральцев собирать свои коллекции стало массовым. Как правило, коллекционировать пытаются политики и представители крупного и среднего бизнеса, которые зарабатывают деньги в банках, туризме, промышленности или образовательном деле. Искусствовед Сергей Одоевский построил на этом свое дело: он основал в Екатеринбурге галерею.

Сергей Одоевский: Группа людей, с которыми я сталкиваюсь по своей деятельности, целенаправленно хотят инвестировать свои деньги в произведения искусства - с точки зрения того, чтобы не перепродавать их после, оставить их своим потомкам. И таким образом они сохраняют наше культурное наследие. Коллекционер демонстрирует, что он филантроп, что он вкладывает деньги умышленно в произведения, допустим, изобразительного искусства.

Ирина Мурашова: Моду на частные коллекции в России отчасти спровоцировал Виктор Вексельберг, купив произведения Фаберже, его соратники по фонду «Связь времен» коллекционируют иконы, старинные музыкальные инструменты и картины. А сейчас, по словам представителя фонда Андрея Шторха, обдумывают идею размещения лучших российских частных коллекций в отдельном здании-музее.

Андрей Шторх: Каждый коллекционер хочет гордиться и похвастаться тем, что он собрал. Во всем мире в музеях среди объектов, принадлежащих государству или музею, есть объекты, принадлежащие частным лицам, которые просто их выставляют. Порой это сопровождается маленькой табличкой: "Из коллекции..." А порой вообще ничем не сопровождается, просто стоит скульптура или висит картина, лежат предметы прикладного искусства, которые принадлежат частным лицам, но экспонируются в публичных музеях.

Ирина Мурашова: Следующим крупным делом фонда «Связь Времен», который возит по российским городам коллекцию Фаберже, может стать покупка у Гарварда колокольного набора Свято-Даниловского монастыря. Но директор одного из екатеринбургских аукционов Игорь Оболин считает, что пока это скорее исключение из правил. В российской глубинке публичность и коллекционеры - пока малосовместимые понятия.

Игорь Оболин: Как-то не принято среди коллекционеров "светиться", и причем не только у нас, в России. Большие покупки делают люди инкогнито. Знают только страну, куда ушла работа.

Ирина Мурашова: До сих пор на Урале от бизнеса на искусстве не удавалось получать больших денег. По воспоминаниям одного из местных аукционистов, самым дорогим проданным до сих пор лотом, была картина, за которую заплатили 20 тысяч рублей. По зарубежным или столичным меркам это не много. Пока лишь немногие просвещенные бизнесмены рискнули использовать художественные произведения как надежное вложение денег. Например, так в Екатеринбурге появился частный Музей Невьянской Иконы.

XS
SM
MD
LG