Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы по привлечению иностранцев на службу в российскую армию


Программу ведет Иван Толстой. Участвуют: военный обозреватель "Комсомольской Правды" Виктор Баранец, корреспонденты Радио Свобода Никита Ваулин, Андрей Шароградский и Иван Воронцов.

Иван Толстой: Президент России Владимир Путин внес в Государственную Думу России законопроект, который в случае успешного прохождения через законодательные органы страны, позволит иностранцам из государств СНГ служить в российских вооруженных силах наравне с гражданами России. Рассказывает Никита Ваулин:

Никита Ваулин: Год назад постановлением №755 правительство России утвердило перечень объектов и организаций, в которые иностранные гражданине не имеют право быть принятыми на работу. Первым пунктом в этом списке стоят объекты и организации Вооруженных Сил Российской Федерации, в том числе и воинские части. Тогда это решение, прежде всего, мотивировалось защитой национальных интересов. Что теперь, после утверждения плана Минобороны России по переводу армии на контрактную основу, заставило российские власти изменить политику кадрового формирования вооруженных сил - с этим вопросом я обратился к военному обозревателю "Комсомольской Правды" Виктору Баранцу:

Виктор Баранец: Я думаю, что здесь несколько причин. Важнейшая, пожалуй, что мы все являемся свидетелями кадрового кризиса в Вооруженных силах, и он связан с попыткой превратить нашу армию в стопроцентно контрактную. Как показывает псковский опыт и опыт воинских частей на Северном Кавказе, за такую зарплату военнослужащие контрактниками не хотят становиться. Итак, маленькая зарплата, денежное содержание. Второе: здесь надо знать, что к 2005-му году в России сложится очень серьезная ситуация демографическая, так называемая демографическая яма, которая еще более обострит проблему комплектования армии контрактниками. И, наконец, тоже очень важный фактор в том, что из года в год увеличивается число отсрочек юношей от службы в армии. В данный момент их 22. Некоторые народные депутаты предлагают еще 3-4, и таким образом получается, что уже не 10 процентов от призывного контингента мы можем призвать на службу в армию весной и осенью, а уже где-то 7-8 процентов, что еще более обострит эту проблему. Ну а теперь уже логически вытекает и ответ на ваш вопрос. Вот таким способом, пытаясь призвать иностранных граждан и граждан бывшего Советского Союза на службу в российскую армию, наши власти пытаются компенсировать эту острейшую кадровую проблему, сложившуюся в российской армии в данное время.

Никита Ваулин: О том, насколько на решение Владимира Путина внести в Государственную Думу упомянутый законопроект повлияли военные руководители, сказать трудно. Однако, причины, по которым они могут быть заинтересованы в этом документе, лежат на поверхности. Не желая повышать зарплату контрактникам, что помогло бы поднять профессионализм армии – кстати, из-за маленькой зарплаты и провалился опыт в псковской дивизии ВДВ - военное руководство, решило принять на службу не столь требовательных к оплате труда граждан из стран СНГ, предоставив им российское гражданство. Между тем, приток в военные части иностранцев, может усложнить и без того их непростые взаимоотношения с российскими служащими.

Виктор Баранец: Некоторые спецы, наверное, в том числе, смотрят на это несколько скептически, потому что в этой попытке компенсировать кадровый голод, мы же не решили основную проблему: у нас в родной российской армии 160-170 тысяч бесквартирных офицеров, прапорщиков и мичманов. А люди, которые придут к нам в армию на контрактной основе, иностранцы, они же потребуют тоже жилье, и жилье в соответствии с контрактом. А в контракте четко написано, какое жилье мы должны предоставить. Сейчас российская армия не готова предоставить им такое жилье в полном объеме, естественно, мы снова столкнемся с проблемой так называемых землячеств, хотя это и будет, безусловно, регулироваться, чтобы их как-то равномерно рассеять по территории Российской Федерации, чтобы не допускать концентрации воинов по национальному признаку, от которого сейчас уже от российских командиров очень сильно болит голова. Здесь большое, я бы сказал, здесь огромное сонмище проблем, которые нашим депутатам надо спрогнозировать, чтобы потом не рвать волосы на голове и говорить, вот, мы такое хорошее дело загубили.

Иван Толстой: Опытом службы в Иностранном Легионе Франции обладает наш пражский коллега Иван Воронцов. С ним беседовал Андрей Шароградский:

Андрей Шароградский: Иван, вы служили в Иностранном Легионе Франции и давайте определим значение слова "иностранный" в словосочетании "Иностранный Легион". Легион, состоящий из иностранцев, или легион для службы за пределами Франции, или и то, и другое?

Иван Воронцов: Это легион, состоящий из иностранцев, большинство личного состава там не французы, граждане всевозможных государств, французы там тоже есть, но это либо офицеры, либо те французы, которые идут в Легион на правах иностранцев. Он не предназначен специально для службы за пределами Франции, то есть, некоторые подразделения постоянно дислоцируются за пределами Франции, части, находящиеся во Франции, тоже периодически отправляются за ее пределы для участия в тех или иных операциях, или выполнения иных задач, но большинство частей Легиона постоянно базируются на территории Франции.

Андрей Шароградский: А насколько боеспособным может быть подразделение, в котором служат люди из разных стран? Ведь нужно найти общий язык, или знание французского было обязательным просто?

Иван Воронцов: Я думаю, что эти подразделения вполне боеспособны, на уровне профессиональных частей французской армии. Трудно, конечно, судить, насколько лучше, насколько хуже других, но я думаю, они вполне боеспособны. Знание французского языка – для поступающих в Легион оно необязательно, и большинство иностранцев, приходящих туда, по-французски либо вообще не говорят, либо умеют сказать несколько фраз. Знание языка потом действительно обязательно в том плане, что ему постоянно учат, хотя это, конечно, уроки весьма специфического, армейского характера, но на французском отдаются приказы, люди так или иначе овладевают этим языком для общения друг с другом, и, кто лучше, кто хуже, его знают. По крайней мере, на том уровне, чтобы понять, что от них требуется с военной точки зрения. С другой стороны, что касается общего языка, в частности, особенно в последнее время там служит много людей славянского происхождения, выходцев из стран Восточной Европы и бывшего СССР, и они, конечно, преимущественно пользуются между собой либо русским языком, либо, ну, грубо говоря, русский с поляком может договориться и без французского.

Андрей Шароградский: А как с дисциплиной в Иностранном Легионе, существует, к примеру, дедовщина?

Иван Воронцов: Дедовщины в такой классической форме, как, скажем, в российской или советской армии, не существует, потому что нет такой постоянной смены призывов, что, скажем, каждые полгода приходят "молодые". Человек вначале около 4 месяцев находится в учебке, где действительно, конечно, весьма жесткие порядки, потом он попадает непосредственно в часть, там он просто приходит в свою часть, там люди живут в комнатах, по 5-7 человек в комнате, конечно, когда он туда пришел, как самый "молодой", то он скорее выполняет большинство хозяйственных и прочих обязанностей, таких не очень приятных, а дальше все зависит от того, как человек сживется с коллективом, какие наладит отношения, людям долго служить вместе. То есть, отношения, порядки достаточно жесткие, но это не дедовщина в таком смысле этого слова. И дисциплина, ну, она, безусловно, поддерживается, хотя без эксцессов не бывает нигде.

Андрей Шароградский: И самый главный, конечно, вопрос: ради чего люди идут в Иностранный Легион Франции, ради чего иностранцы готовы защищать национальные интересы Франции?

Иван Воронцов: Я думаю, что подавляющее большинство людей, которые туда идут, да и я, когда там был, о национальных интересах Франции думают меньше всего. Люди идут туда каждый по своим личным соображениям. Из-за тех или иных личных проблем, из-за денег, из-за перспективы натурализации во Франции, или, например, чтобы не платить алименты жене...

Андрей Шароградский: А что это значит? Служба в Иностранном Легионе позволяет уйти от уголовного преследования?

Иван Воронцов: Ну, это достаточно сложный законодательный вопрос. В определенных случаях и до определенной степени, скажем так.

Андрей Шароградский: А сколько нужно прослужить, чтобы, к примеру, получить французское гражданство?

Иван Воронцов: Я точно не знаю, какие законы сейчас непосредственно, практически, реально, как это было несколько лет назад, от 5 до 7 лет.

Андрей Шароградский: И после этого можно уволиться, и у вас как бы будет чистая биография и свой французский паспорт?

Иван Воронцов: Ну, насчет чистой биографии там не так просто, потому что, чтобы получить французский паспорт, надо иметь в порядке все документы и как бы не иметь проблем с законом. В принципе, как я понимаю, человек, имеющий проблемы с законом, может туда прийти служить так долго, как прослужит, но натурализоваться, скажем так, не так просто.

Андрей Шароградский: А сколько в среднем люди служат в Иностранном Легионе?

Иван Воронцов: Я думаю, что большинство служит 5 лет. Тех, кто остается там, по крайней мере, до пенсии, не так много.

XS
SM
MD
LG