Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дзержинский, Андропов или жертвы органов безопасности – кому ставить памятник на Лубянской площади?


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Карэн Агамиров, Любовь Чижова и Мелани Бачина, которая беседует с депутатом Государственной Думы, лидером партии "Яблоко" Григорием Явлинским.

Петр Вайль: Сегодня у Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве прошел митинг политических и правозащитных организаций против восстановления памятника Феликсу Дзержинскому, снесенного в августе 91-го. На Лубянской площади побывал корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: Плакаты протеста у Соловецкого камня на Лубянской площади: "Сегодня - памятник Дзержинскому, завтра – подвалы Лубянки" и в таком же духе.

Мужчина: Я бывший политзаключенный, около 17-ти лет просидел в тюрьмах, лагерях, психушки. Четыре судимости. Я не хочу, чтобы был возврат к старому. В свое время по Радио Свобода я выступал. Правильно там плакат, что Гиммеру в Германии поставить памятник.

Карэн Агамиров: Предложение господина Митрофанова вместо Дзержинского памятник господину Андропову?

Мужчина: это то же самое. Уважаемый, как они считают, человек Андропов, он же психтюрьмы организовал.

Карэн Агамиров: Скажите, а инициатива Лужкова, откуда она, как вы считаете?

Мужчина: Тут приближается юбилей Путина - 50-летие, и он решит послать подхалимский такой ему подарок.

Карэн Агамиров: Как вы думает, в стране идет дело к восстановлению системы старой?

Мужчина: Подвижки некоторые. Потому что это было бы слишком одиозно и слишком проигрышно перед Западом. Ведь зависят и от кредитов, и от всего, поэтому они не решаются грубый возврат. Но налицо сужение гласности, налицо травля журналистов. Не гнушаются даже, по-моему, уголовными методами расправы. Много подозрений, что спецслужбы убивают некоторых журналистов.

Мужчина: Меня привел страх перед возможностью опять восстановлением связки между зданием, содержанием здания, которое сзади нас, и возможностью его легализации в виде наружного наблюдателя. Тот народ, который сбросил этот памятник, все-таки не может быть доволен, чтобы ФСБ было бы целесообразно изменить прописку.

Женщина: Мы пришли сегодня протестовать против того, что собираются сделать через 12 лет.

Карэн Агамиров: С другой стороны, может быть это просто символ?

Женщина: Чего символ? Революции, которая нам не нужна была, оказалась, что она не нужна народу.

Женщина: Общество опять раскалывается. Посмотрите, на площади собрались жертвы политрепрессий, молодежь.

Девушка: Из курса школьной истории я могу себе представить, кто это такой. Это человек, который организовывал все эти вещи, люди, которые пострадали. Революционный порядок это не для нас.

Карэн Агамиров: А вот известный правозащитник Глеб Якунин полагает, что предложение мэра Юрия Лужкова восстановить на Лубянке памятник Феликсу Дзержинскому, это:

Глеб Якунин: Я думаю, это просто двухходовка со стороны администрации президента, чтобы оторвать Лужкова от демократического электората. Такое впечатление. Лужков немножко на Хрущева похож, он не сообразил, по-видимому. И потом это истерика с его стороны, у него же ситуация тяжелая и очень сложная. Он всегда клялся, что суды он всегда выигрывает, подам в суд. Сейчас бесконечные суды, когда он проигрывает. О закручивании гаек сказать очень трудно. Такое впечатление, все наши отношения с Кавказом, сейчас с Грузией, говорит о том, что генералы угрожают во весь голос. И такое впечатление, что Путин, мягко говоря, с ними очень и очень считается или находится под их огромным влиянием. Но, тем не менее, что касается Дзержинского, я уверен, что на это он никогда не пойдет.

Петр Вайль: Свое отношение к возможности восстановления памятника Дзержинскому в интервью нашему корреспонденту Мелани Бачиной высказал лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

Мелани Бачина: Григорий Алексеевич, скажите, как вы лично и ваша партия относятся к сегодняшним дебатам по восстановлению памятника Дзержинскому на Лубянской площади?

Григорий Явлинский: Мы считаем, что установление памятника Дзержинскому и сама инициатива является абсолютно неприемлемыми, провокационными и отражают нарастание в обществе реакционных профашистских тенденций. Поэтому мы решительно отвергаем такого рода инициативу. Текущая политическая острота вопроса, связанная с памятником Дзержинскому, снята тем, что было высказано президентом по поводу этого или от его имени. Вопрос прав человека, который находится в России, с моей точки зрения, в крайне неудовлетворительном положении, безусловно, непосредственно примыкает к теме попытки установить памятник палачу, этот вопрос, конечно, примыкает напрямую. Опубликовано открытое письмо российской демократической партии "Яблоко", в котором не только отвергается идея сооружения этого памятника, а поддерживается давняя инициатива, еще раз повторяется теперь уже от имени нашей партии, о сооружении в Москве мемориала, посвященного жертвам политического террора в России в 20-м веке. Мы считаем, что увековечивать память нужно десятков миллионов людей, которые стали жертвами политического террора, а не их палачам. Именно с этой идеей представители нашей партии будут выступать на этом митинге.

Мелани Бачина: Григорий Алексеевич, что касается этого мемориального памятника жертвам политических репрессий. Вы уже выступили с инициативой, ваша партия отправила открытое письмо мэру Москвы и Мосгордуму. Как вообще была воспринята эта инициатива с поддержанием этой идеи, и была ли какая-то уже реакция?

Григорий Явлинский: Это письмо, как вы знаете, поддержало очень много людей известных, людей значимых и вообще очень много людей. А что касается ответа – нет, конечно нет, никакого ответа нет. Ведь сооружение такого памятника это же символ раскаяния, это не просто памятник, это то, чего Россия так и не сделала до сих пор. Она не смогла найти в себе внутренние силы для того, чтобы расстаться со своим прошлым по-настоящему. Поэтому и возникают такие инициативы, поэтому этими инициативами пользуются реакционные силы. Поэтому время от времени, как совсем недавно, устами известных политиков по российским СМИ тиражируются уже системные профашистские программы политические. Вот это связано именно с этим – Россия не рассталась со своим прошлым. Ее политический класс лелеет свое прошлое до сих пор и живет им.

Мелани Бачина: На фоне этих событий, на фоне инициативы восстановления памятника Дзержинскому на Лубянской площади, будете ли вы продолжать настаивать на восстановлении памятника жертвам политических репрессий в Москве?

Григорий Явлинский: Да, безусловно. Мы будем создавать организационный комитет, мы будем собирать средства. Неважно, сколько этой займет времени, неважно, сколько это потребует сил, но эту работу мы теперь не будем оставлять ни на один день. Еще раз повторю, потому что это не просто вопрос мемориального комплекса, это вопрос глубоко культурно-нравственный для России, без которого у нее не будет будущего. Вопрос раскаяния за все, что было сотворено в России в 20-м веке.

Петр Вайль: Сегодня Государственная Дума России отказалась принять документ, осуждающий попытку восстановления памятника Дзержинскому на Лубянской площади. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: С инициативой включить вопрос о памятнике Дзержинскому в повестку дня заседания Думы и принятие заявления, осуждающего его восстановление на Лубянской площади, выступила фракция СПС. Именно ее представители несколько дней назад начали сбор подписей против возвращения памятника в центр Москвы. С этой идеей несколько дней назад выступил мэр российской столицы Юрий Лужков. На Заседании в Думе фракция ЛДПР выдвинула встречное оригинальное предложение – на месте памятника Дзержинскому поставить памятник Юрию Андропову. В результате большинство депутатов проголосовали за рассмотрение обоих предложений. В конце концов за принятие документа, осуждающего идею восстановления памятника Дзержинского проголосовали 145 депутатов, против высказались 91 парламентарий. Но для дальнейшего прохождения документа необходимо было набрать 226 голосов, и в итоге он так и не был принят. Позицию КПРФ по поводу восстановления памятника Дзержинскому высказал коммунист Александр Коломийцев.

Александр Коломийцев: Конечно, пусть стоит. Если вы посмотрите исторически, как там сложилось, рядышком находится ФСБ, рядышком находится погранслужба, то есть все ведомства, которыми он в свое время руководил и небезуспешно, это признают. Отдали должное этому руководителю, который совмещал в одном лице несколько постов и справлялся с ними очень эффективно, чего нет, кстати, у всего российского правительства сегодня. Весь этот спор с памятником Дзержинского был связан прежде всего со сдачей документов инициативной группы на проведение референдума и последующим незаконным, с нарушением восьми статей Конституции, принятием закона "О референдуме". Вот и все. А сегодня просто это уже идет инерция.

Любовь Чижова: Представитель фракции СПС Борис Надеждин говорит, что вопрос о восстановлении памятника Дзержинскому носит исключительно политический характер.

Борис Надеждин: Мы хотим просто эту историю закончить раз и навсегда. Честно скажу, мы же не ставим вопрос о том, чтобы какой-то памятник поставить или наоборот снести, мы хотим, чтобы все осталось как есть. Потому что памятник был снят на волне демократизма, как мы помним, в период борьбы с путчем. Сняли, и слава Богу. Восстановление памятника – это символическая ситуация. И мы считаем, что в данном случае она недопустима. Потому что Дзержинский, при всем при том, что он занимался и чем-то хорошим, как многие считают, беспризорностью и так далее, но все-таки в истории страны и в памяти людей он остался как создатель системы ВЧК-ОГПУ- НКВД и так далее. Этот вопрос, конечно, политический, и, конечно, элита страны должна определиться по этому вопросу.

XS
SM
MD
LG