Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский суд принимает решение против компании ЮКОС


Программу ведет Андрей Шарый. Принимаеют участие корреспонденты Радио свобода Любовь Чижова, которая беседует с адвокатом Татьяной Акимцевой, Иван Трефилов и Вероника Боде, которая беседовала с ведущим научным сотрудником ВЦИОМ Леонидом Седовым.

Андрей Шарый: В среду Басманный суд Москвы признал законным обыск в архиве нефтяной компании ЮКОС-Москва, проведенный 11-12 июля этого года сотрудниками Генеральной прокуратуры. Представители ЮКОСа намерены в течение десяти дней обжаловать это решение, поскольку, по их мнению, обыск проводился с многочисленными процессуальными нарушениями. Кроме того, в среду Басманный суд отказался рассматривать жалобу адвокатов сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина на действия следователей Генпрокуратуры. Защита Пичугина, задержанного 19 июня в Москве по обвинению в убийстве двух человек, утверждает, что на одном из допросов ему подсыпали психотропные вещества.

Корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова побеседовала с адвокатом Татьяной Акимцевой, представляющей интересы Алексея Пичугина и нефтяной компании ЮКОС.

Любовь Чижова: Каковы ваши претензии к тому, как ведется следствие по делу Пичугина?

Татьяна Акимцева: Я говорю объективно о тех нарушениях Уголовно-процессуального кодекса, Конституции Российской федерации, закона "Об оперативно-розыскной деятельности", закона "О федеральной службе безопасности Российской Федерации", которые просто чередой проходят в рамках этого дела. И надо сказать, что это дело вышло за рамки правового поля. Абсолютно ясно, что оно имеет конкретные политический и экономический аспекты абсолютно.

Обвинение, которое инкриминируется нашему подзащитному, достаточно серьезное – это 105 статья, часть вторая "Убийство двух и более лиц". Защита однозначно и глубоко убеждена, что обвинение абсолютно несостоятельное. Я просто не имею права говорить о фабуле следствия и о данных предварительного расследования, мы все адвокаты давали подписку о неразглашении. Могу сказать, что на сегодняшний день ни единого серьезного довода, подтверждающего виновность нашего подзащитного, приведено Генеральной прокуратурой, органами следствия не было.

Желая получить некую информацию с нашего подзащитного, скомпрометировать компанию нефтяную ЮКОС, ее руководство, зная служебное положение Пичугина в этой компании, он возглавлял четвертый отдел службы безопасности ЮКОСа, экономической, причем. Безопасности, следствие пыталось использовать незаконные методы воздействия на него. Так 14-го июля в отсутствии защиты незаконно под влиянием психотропных средств была попытка его опросить. Мы это расцениваем как шаг ого, чтобы добиться от человека какого-то самооговора, заставить его сознаться в преступлениях, которые он не совершал, кроме того, получить некую информацию на руководство нефтяной компании ЮКОС.

Надо сказать, что в этом деле мы просто видим прямой шабаш силовых структур. Какая наша позиция? Мы стараемся действовать в рамках правового поля, мы обжалуем те или иные действия следователя, мы подаем заявление в суды. Сегодня будет рассматриваться дело, это ходатайство прокуратуры о продлении срока содержания Алексея Пичугина под стражей. По однозначному методу защиты, таких оснований нет. Как бы заранее мы знаем, какое решение примет суд, поскольку дело, как видно, с самого начала контролируется, оно отслеживается, я думаю некими системами. Мы будем работать в рамках имеющегося у нас правового поля, добиваться справедливости, поскольку у нас есть главная задача – доказать все-таки, что наш подзащитный невиновен. Потому что в основе всего, самое страшное, лежит судьба человека, его семьи, родных и близких.

Любовь Чижова: Татьяна Владимировна, и еще – по обыскам в помещениях нефтяной компании ЮКОС?

Татьяна Акимцева: По всем обыскам я вам не могу сказать, я вам могу сказать об обысках, которые были в квартире Пичугина, его некоторых коллег в квартирах, и в служебном помещении. Они проходили с очень серьезными нарушениями. Достаточно сказать, что 162 статья Уголовно-процессуального кодекса, где рассматривается такое следственное действие как обыск, состоит из 16 пунктов. В нашем случае были нарушены 14, исключая два, которые касаются проведения обысков у несовершеннолетних лиц, вы сами понимаете. Не были опрошены свидетели на слушании, не были опрошены понятые, хотя в Уголовно-процессуальном кодексе четко записано: понятой – это потенциальный свидетель. Не были приобщены материалы, мы заявляли ходатайство о приобщении материалов, они не были даже исследованы. Я думаю, что эти факты говорят о многом. На слушания семь ходатайств заявляла защита, не было принято ни одного. Три заявила прокуратура. Все три были приняты.

Любовь Чижова: Представители генпрокуратуры не раз публично опровергали обвинения адвокатов ЮКОСа в незаконных методах ведения следствия, нарушениях при обысках и прочее. Как вы думаете, это может быть прямым или косвенным давлением на суд?

Татьяна Акимцева: Мы считаем, что это оказывается именно психологическое воздействие, как на общественность, так и на суды. Ведь громогласно пресс-служба Генпрокуратуры заявляет, что дело в Тамбове раскрыто, что, извините, Пичугин убийца и так далее. Ну хорошо, тогда материалы передавайте в суд. Ведь у нас есть Конституция, где четко записано, что решение, виновен человек или не виновен, принимает только суд, слава богу, пока это еще никто не отменял. Если у вас достаточно доказательств, зачем применять психотропные средства, добиваться каких-то недопустимых доказательств, угодных следствию и прочее. Это говорит о том, что, видимо, что-то у них не срастается, и они идут на явные и скрытые нарушения закона. Более того, был факт фальсификации документов в Басманном суде на прошлой неделе. Нами была подготовлена соответствующая жалоба в квалификационную комиссию судебной коллегии Мосгорсуда, мы сейчас ожидаем ответа на нее. Хотя где-то себе уже представляем, что может быть в этом ответе. Кстати, по применению психотропных средств Генеральная прокуратура громогласно заявила, что, дескать, адвокаты присутствовали на некоем медицинском обследовании. Это неправда, более того, нас не знакомили с результатами некоего медицинского обследования. Алексей тоже нам рассказывал, что ничего не подписывал, вообще в наше отсутствие он ничего не подписывает, он уже понял ситуацию.

Любовь Чижова: Как вы думаете, почему вообще возникло дело ЮКОСа?

Татьяна Акимцева: Я думаю, что все прекрасно понимают, какая политическая, экономическая ситуация в нашей стране, скоро выборы. А вообще это глупость, конечно, невероятная. Я удивляюсь, почему общественность безмолвствует в этом направлении, почему молчат представители других крупных компаний. Ведь знаете, как в 40-м году написал Хемингуэй "По ком звонит колокол? Он звонит по тебе". Я думаю, что есть о чем призадумаются в нашей ситуации.

Андрей Шарый: События вокруг нефтяной компании «ЮКОС» могут уменьшить приток инвестиций в российскую экономику. Однако сейчас эксперты затрудняются подсчитать масштабы возможных потерь.

Рассказывает Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Пока Генеральная прокуратура изымает архивы дочерних структур ЮКОСа, а адвокаты нефтяной компании заваливают жалобами московские суды, эксперты пытаются просчитать экономические последствия столько масштабного выпада властей против наиболее заметного представителя российского бизнес-сообщества. Впрочем, точных цифр возможного ущерба от них никто и не ждет. Аналитики лишь указывают на тенденции, негативный эффект которых может проявиться совсем нескоро. Проще всего подсчитать убытки самого ЮКОСа.

Стоимость его акций на рынке немедленно начала падать, лишь только российские правоохранительные органы объявили о наличии претензий к этой нефтяной компании. Всего за пару дней она потеряла более пяти миллиардов долларов своей стоимости. Аналогичная ситуация и с Сибнефтью, владельцы которой стоят планы объединения с ЮКОСом. Естественно, что падение котировок этих двух компаний привело к снижению общего индекса российской торговой системы. Эксперты утверждают, что скандал вокруг ЮКОСа уже серьезно осложнил ситуацию в России. В правительстве признают, что за последние два месяца из страны возобновился отток капиталов. Однако власти не считают, что этот нерадостный факт следует напрямую связывать с корпоративными новостями и, в частности, с проводимой Генеральной прокуратурой расследованиям. Как говорит первый заместитель председатель Центрального банка страны Олег Вьюгин, все равно по итогам года приток частных денег в России впервые за всю ее современную историю превысит его отток. Однако весьма далекие от российских дел бизнесмены не скрывают, что дело ЮКОСа оказывает влияние и на их работу. Говорит председатель правления банка "Зенит" Алексей Соколов.

Алексей Соколов: Естественно, мы это чувствуем. Какие-то конкретные называть цифры сложно, но, наверное, вы все знаете, что во время этих событий несколько несвязанных с ЮКОСом компаний, тоже российских, находились на рынке синдикаций публичных в Европе, сейчас это все затормозилось. Страдают уже организации, которые вообще никакого к ЮКОСу отношения не имеют. Страдают в каком смысле – рушатся их планы по привлечению ресурсов, ресурсов серьезных, связанных с инвестициями в российскую экономику, в нашу страну, то есть это налоги, это рабочие места и так далее. Очевидное влияние есть. Поэтому трудно советовать власти, но, наверное, когда принимаются такие решения, наверное, не главное должно быть, убежит человек или не убежит человек, есть 150 миллионов человек, на которых это существенно может повлиять в реальной жизни.

Иван Трефилов: Но его коллега по бизнесу председатель правления банка "Электроника" Владимир Романов советует не торопиться с выводами. Он считает, что в перспективе рынок должен преодолеть негативные тенденции последних недель.

Владимир Романов: Действительно, с одной стороны отличается немножко ситуация от того, что было до того, как эти события произошли, я правда. Со своей стороны я не вижу ничего катастрофического в том, что происходит, процесс исторический они всегда имеют колебания определенные, рынок подвинулся, нарушились планы, наверняка все это нивелируется, когда бизнес-сезон в сентябре начнется, тогда все было понятно. Поэтому делать выводы сейчас очень рано.

Иван Трефилов: Предположение банкира отчасти подтверждает ситуация на российских биржах. Стоило лишь министру по антимонопольной политике Илье Южанову сообщить о грядущем одобрении сделки ЮКОСа и Сибнефти, как акции компании, преодолев затяжной спад, сразу подорожали на 5%. Игроки на рынке, похоже, расценили намерение министерства как устранение политической неопределенности вокруг ЮКОСа. Но на Западе думают по-другому. Местные аналитики утверждают, что иностранные инвесторы весьма опасаются за судьбу своей собственности в России. Они говорят, что если ситуация не будет урегулирована в ближайшем будущем, то западные деньги из страны начнут уходить. Масштабы этой потери подсчитать сейчас невозможно.

Андрей Шарый: О том, как в российском обществе относятся к богатым людям, олигархам вообще и Михаилу Ходорковскому в частности, - наш корреспондент Вероника Боде беседует с ведущим научным сотрудником ВЦИОМ Леонидом Седовым.

Леонид Седов: Что касается отношения к бизнесу, к предпринимателям, то у нас существует такое несколько преувеличенное представление о том, что народ очень враждебен к этой категории населения. На самом деле в последнем опросе мы получили такие данные, что на пользу стране предприниматели и бизнес работают ответили 45% населения, и 38 ответили, что во вред. Но это люди с устойчивыми социалистическими взглядами, их достаточно много - 38%, но это отнюдь не абсолютное большинство. Такого отношения к бизнесу и предпринимателям враждебного массового нет. Но олигархи – это особая категория. Наиболее богатые, наиболее в этом смысле заметные, всегда это слово пишется в кавычках – "олигархи", конечно, они вызывают раздражение. В частности, покупка Абрамовичем "Челси" явно была воспринята неодобрительно большинством опрошенных нами. Проявления явного богатства вызывают враждебное отношение к себе. Но существует некая обида в народе, что какие-то неизвестно откуда взявшиеся люди вдруг ворочают миллиардами. Как эти миллиарды, очень быстро они были нажиты, неизвестно, какими способами. Эти версии подогреваются, сейчас особенно, что было нажито незаконным каким-то путем. Потом много ведь было историй внутривидовой борьбы между олигархами, это тоже не прошло мимо внимания людей, начиная со скандала вокруг Связинвест и дальше внутриолигархические войны, они, конечно, породили такое отношение неприятия. Так что, конечно, к наиболее крупным фигурам в бизнесе есть эта враждебность и неприятие.

Вместе с тем, что касается истории с ЮКОСом, здесь скорее преобладают затруднившиеся ответить. 50%, по сути дела, нам ответили, что они затрудняются сказать - история с ЮКОСом улучшит экономическое положение страны или ухудшит. 50 затруднились, 20% считают, что улучшит положение в экономике, а 30%, что ухудшит. Так что тут не сложилось однозначной оценки этого события.

А что касается имиджа на Западе в западных странах, имиджа России, то тут явно люди считают, что ухудшат эти события вокруг ЮКОСа, 36% так отвечают, 16% отвечают, что улучшат. Что касается отношений к Ходорковскому лично, то, мне кажется, та волна защиты ЮКОСа и Ходорковска, которая сейчас идет в либеральной прессе, она не проходит даром. Вырисовывается более цивилизованный образ олигарха, олигарха, способного на какие-то вложения и в благотворительность, и в социальную сферу. И там Ходорковский держится достаточно симпатично. И его интервью, и то, как он выглядит, все это настраивает какое-то число людей в его пользу. Но проверить свое ощущение я, к сожалению, не могу подкрепить данными вциомовскими, я пока тоже не могу. Если ВЦИОМ останется жить, то мы в конце августа можем соответствующие вопросы задать. Ощущение есть такое, что Ходорковский выделяется из общей среды, но и сама ситуация его поставила в позицию гонимого, что у нас на Руси часто вызывает сочувствие.

Андрей Шарый: Газета «Нью-Йорк Таймс» назвала редакционную заметку о скандальном деле против компании «ЮКОС» - «Московские махинации». Журнал «Форбс» сообщает своим читателям о результатах судебных слушаний по делу «ЮКОСа». Популярная в деловых кругах Америки британская «Файнэншл Таймс» озаглавила свою заметку «Дело «ЮКОСа» бьёт по российским олигархам». Даже из заголовков видно, что одни издания стоят на стороне бизнесменов, другие сохраняют нейтралитет, но и те, и другие пристально следят за развитием событий. Слово нашему Нью-Йоркскому корреспонденту Яну Рунову.

Ян Рунов: «Российская политика почти непостижима для самих россиян, как и для сторонних наблюдателей», с этих слов начинается редакционная заметка в Нью-Йорк Таймс. Газета продолжает: «Так что не удивительно, что никто не знает, стоит ли сам президент Владимир Путин за неожиданной атакой на гигантскую нефтяную компанию, и каковы истинные причины этого. Ясно одно: кремлёвская тактика «сильной руки» мало общего имеет с борьбой против экономических преступлений, но много общего – с борьбой за власть накануне выборов в России. И ещё ясно, что всё это не на пользу слабой российской демократии.

«Файнэншл Таймс» тоже жалуется, что невозможно понять, кто и что стоит за восемью криминальными расследованиями нефтяной компании «ЮКОС». Корреспондент газеты Эндрю Джэк пишет, что российские бизнесмены нервничают. Предприниматели вновь почувствовали нестабильность. К тому же не понятна позиция самого президента Путина. Его невмешательство истолковывают двояко: либо он поддерживает действия против ЮКОСа, либо он слишком слаб, чтобы остановить это. В то же время газета отмечает, что Ходорковский не получил такую поддержку деловых кругов России, какую получил в 2000-м году Владимир Гусинский.

Журнал «Форбс» информирует своих читателей о судебных решениях, о котировке акций ЮКОСа и Сибнефти и о занятой бизнесменами позиции напряжённого выжидания.

Вот как комментирует эти публикации научный сотрудник института Кейто Ин Васкес:

Ин Васкес: Всё это вновь показывает, что политика в России остаётся непрозрачной. И когда что-то происходит, люди по-прежнему спрашивают: «А кто стоит за этим? Кому это выгодно?». В Америке, например, тоже недавно прокатились процессы против крупных корпораций, в том числе энергетической «Энрон». Но там обнаружились совершенно конкретные и доказуемые финансовые нарушения, которые были вскрыты следствием. Политики шли здесь за следствием, а не руководили им. В России же наоборот: политика стоит над экономикой и над законом. Из нынешнего процесса наступления власти на крупный бизнес возникает подозрение, что в российских политических верхах ведут дело к пересмотру всего процесса приватизации, проведённого в 90-х годах.

XS
SM
MD
LG