Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пятилетие дефолта 1998-го года


Программу ведет Андрей Шарый. Участвует экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шарый: Пять лет назад в России произошел финансовый кризис, последствия которого экономика страны ощущает и сегодня. Почти половина населения допускает, что дефолт может повториться. Однако, российские экономисты сейчас не видят предпосылок для возникновения нового системного спада экономики.

Над темой работал экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Исследования социологов показывают, что 44 процента российских граждан ожидают в ближайшее время новый финансовый кризис. Пять лет назад правительство страны, неспособное обслуживать гигантскую пирамиду государственных ценных бумаг, в один день девальвировало рубль и отказалось платить по своим внешним обязательствам. Нынешний советник президента России по экономическим вопросам Андрей Илларионов задолго предсказывал объявление дефолта. Он и сейчас считает, что проводимая в то время экономическая политика ничем другим закончиться не могла:

Андрей Илларионов: Я бы дал свое определение, определение которое дал практически тогда сразу же после 17 августа, и за эти 5 лет, честно говоря, я не вижу никаких причин, почему это определение нужно изменить. С моей точки зрения, решения 17 августа, дефолт, девальвация и введение частичного капитального контроля, явились триумфальным крахом популистской социалистической политики, проводившейся в России в 1992-1998-м годах под лозунгами либеральной, радикально-либеральной реформаторской политики. Аккуратный, содержательный и детальный анализ тех действий, которые проводили российские власти в течение 7 лет, предшествовавших августу 1998-го года, однозначно показывают, что, конечно, ни о какой либеральной реформаторской политике говорить не приходится.

Иван Трефилов: Сегодня эксперты говорят о том, что печальные последствия кризиса пятилетней давности наконец-то полностью преодолены. Более того, некоторые из них считают, что толчок к началу выздоровления российской экономики дал именно объявленный властями дефолт. Андрей Илларионов с такими утверждениями категорически не согласен.

Андрей Илларионов: Решения 17 августа означали не что иное, как конфискацию в особо крупных размерах частной собственности. Я напомню, что в результате этого решения произошел отказ от обязательств, то есть, фактически денежных финансовых ресурсов, на сумму, превышавшую 40 миллиардов долларов. Конфискации никогда не приводили к положительным результатам, они не привели к положительным результатам и 17 августа - страна оказалось погруженной в кризис. К положительным результатам привели не решения 17 августа, а те решения, которые принимались после 17 августа, и уже другими людьми.

Иван Трефилов: Большинство российских экономистов уверено, что сейчас в России нет оснований для возникновения нового системного кризиса. Власти проводят вполне разумную экономическую политику, финансовая система достаточно устойчива к возможным негативным новостям. Советник президента Андрей Илларионов говорит, что дефолта и резкой девальвации национальной валюты в России точно не будет:

Андрей Илларионов: Что касается валютной политики, то риск девальвации сегодня близок к нулю, строго говоря, равен нулю, если, конечно, не совершать каких-то особых, экстремальных усилий Центральным банком, но нет никаких оснований полагать, что Центральный банк такую политику будет проводить. Валютные резервы существенно превышают объем рублевой денежной базы, в этих условиях девальвация рубля просто невозможна. Что касается дефолта - дефолт возможен тогда, когда государство неспособно осуществлять платежи по своим обязательствам. Что касается долговых обязательств, оформленных соответствующим образом, как обязательства по внутреннему долгу и внешнему долгу, то эти обязательства обслуживаются в полном объеме, и даже с некоторым опережением графика, поэтому риска дефолта в ближайшее время также не существует.

Иван Трефилов: Эксперты утверждают, что финансовый кризис 1998-го года стал для страны холодным душем, который заставил российские власти задуматься о правильности своих действий. По крайней мере, они устранили просчеты бюджетной и денежно-кредитной политики Андрей Илларионов продолжает:

Андрей Илларионов: Если посмотреть по практически всем основным социально-экономическим показателям - Россия сегодня находится несопоставимо в более благоприятной ситуации, чем находилась и в 1998-м году, и до 1998-го года. Практически по всем показателям экономическим, размерам производимого продукта, промышленной продукции, денежных доходов, заработной платы, валютных резервов Россия существенно превосходит лучшие, если можно сказать, показатели, которые были достигнуты в 1997-98-м годах, так и по ключевым показателям частного потребления превосходит лучшие показатели, достигнутые еще в советское время, в 1989-90 м годах.

Иван Трефилов: Впрочем, как говорит экономический советник президента, действующее российское правительство ошибки все-таки допускает. Его тревожит гипертрофированность нерыночного сектора экономики, а также постепенное укрупнение российских монополий. Андрей Илларионов не видит ничего хорошего и в жесткой зависимости бюджета от мировых цен на энергоносители:

Андрей Илларионов: Мы в последние 5 лет немножко научились корректировать свою налоговую политику, реагируя на изменение цен на наши экспортные товары, прежде всего, нефть и другие энергоносители, тем самым забирая большую или значительную часть ренты, которую нам дает ситуация на мировых рынках. Однако, бюджетная политика не прошла еще испытание, не повышением цен на нефть, а снижением цен на нефть, и во время снижения цен на нефть риски и напряжение возрастают совершенно несопоставимым образом.

Иван Трефилов: Илларионов предлагает российскому правительству постепенно сокращать государственные расходы и тем самым еще больше ужесточить свою бюджетную политику. Но он понимает, что сделать это перед парламентскими, а тем более перед президентскими выборами, будет весьма непросто.

XS
SM
MD
LG