Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин фактически предложил Белоруссии войти в состав России


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватели и корреспонденты российской и белорусской служб Радио Свобода: Аркадий Дубнов, Виталий Цыганков, Марат Дымов, Андрей Шароградский, Иван Трефилов и Михаил Соколов.

Андрей Шарый: На переговорах с президентом Белоруссии Александром Лукашенко в среду в Москве Владимир Путин фактически предложил Белоруссии войти в состав Российской Федерации. Лукашенко не раз обвинял Москву в пассивности при создании союзного государства. Поэтому предложение Путина об ускорении интеграции проведении референдума и принятии общей Конституции на основе российской, по всей видимости, стало для белорусского лидера большой неожиданностью. Лукашенко покинул Москву, так и не прокомментировав заявления российского президента. За ходом переговоров в Кремле следил обозреватель Радио Свобода Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов: Озвученное Владимиром Путиным на встрече с Александром Лукашенеко конкретное предложение о создании союза России и Белоруссии вполне можно назвать сенсацией. Любопытно, что на такой формулировке настаивают и в ближайшем окружении российского президента. Именно так там комментировали Радио Свобода выступления своего шефа сразу же после переговоров с белорусским президентом, который затянулись почти втрое дольше, чем предполагалось - около 3 часов. Кстати, как стало известно, для господина Лукашенко оказалось, видимо, неожиданным, то, что Путин решил тут же предать гласности свои предложения. Итак, президент России, ссылаясь на то, что народ и политические элиты двух стран вполне созрели для реального объединения России и Белоруссии, предложил не медлить с этим и уже в мае следующего года провести референдум по объединению в обоих государствах, а затем, через полгода, в декабре 2003-го, провести выборы в парламент союзного государства, а еще через полгода - в мае 2004-го года - провести выборы единого главы единого государства. Путин также предложил свои формулировки вопросов, выносимых на референдум, причем одинаковые для граждан России и Белоруссии, оговорившись, что из еще следует обсудить с юристами и правоведами. Выглядят вопросы так: согласны ли вы на объединение России и Белоруссии в единое государство на основе следующих факторов: первое - единство прав и свобод граждан объединенного государства; второе - равенство регионов России и Белоруссии как субъектов объединенного государства; третье - создание единых органов власти единого государства на основе Конституции Российской Федерации? Здесь Владимир Путин отметил, что это обусловлено не тем, что ему не нравится Конституция Белоруссии, "она может быть образцом конституции демократического государства, - сказал Путин - дело в том, что Белоруссия - унитарное государство, а Россия - федеративное, и будущее союза России и Белоруссии я, - сказал Путин, - по-иному не представляю, кроме как федерация". Разумеется, в этот момент взоры всех присутствующих обратились на господина Лукашенко, ведь в таком случае Белоруссии надлежит стать неким подобием российского регионам и не больше. Однако, ни один мускул господина Лукашенко не дрогнул при этих словах Путина. Впрочем, никак не изменилось лицо Александра Григорьевича и при озвученном Путиным предложении провести единые выборы главы российско-белорусского союза. Вряд ли ведь кому-то придет в голову спрогнозировать, что у Лукашенко есть шансы занять этот пост при свободных выборах, даже если учесть, что у него в России найдется немало поклонников. Но президент России, видимо, отдавал себе отчет в том, что подобное предложение не встретит бурного энтузиазма у его белорусского коллеги, и потому заметил, что есть и такой вариант, что если это не устроит белорусских партнеров, то можно пойти по другому, более мягкому пути создания союза, на основе опыта Евросоюза. По таковой схеме, сказал Путин, решения союзного парламента должны подтверждаться внутренним законодательством России и Белоруссии, и приоритетом такого государства станет создание единого экономического пространства.

Радикальными выглядели предложения президента России в финансово-экономической сфере. Он считает, что не стоит медлить с введением единой денежной единицы союза - российского рубля, которое планировалось с начала 2005-го года. Это можно было сделать на год раньше, с 1 января 2004-го года, заметил Путин, и здесь он также не оставил сомнений, кто будет в этом деле диктовать правила игры. Предложения на этот счет, сказал российский лидер, уже сформулированы правительством и Центробанком России, и они выглядят достаточно жесткими, что, возможно, предоставит определенные трудности белорусской стороне. Таким образом, все точки над i в отношениях Москвы и Минска практически сегодня были расставлены. Минск может отказаться от сделанных предложений, но тогда в Москве ясно дали понять, что спекулировать на тему славянского объединения она уже больше Минску не позволит.

Андрей Шарый: О первой реакции в Белоруссии на итоги визита Александра Лукашенко в Москву в репортаже корреспондента Радио Свобода Виталия Цыганкова:

Виталий Цыганков: Прежде, чем узнать мнение белорусских оппозиционных политиков, я попробовал раздобыть комментарий официального Минска. Пресс-секретарь Александра Лукашенко Наталья Питкевич сейчас находится в Москве, в составе белорусской делегации. На просьбу прокомментировать заявление Владимира Путина госпожа Питкевич неожиданно ответила, что такого заявления не было. "Вы можете дать комментарий по поводу заявления Путина. Какая реакция будет Александра Лукашенко?"

Наталья Питкевич: Какого заявления?

Виталий Цыганков: О том, что единственный возможный вариант интеграции - вступление Беларуси в состав России.

Наталья Питкевич: Это неправильно, он сегодня такого заявления не делал, Путин изложил три обсуждаемых модели построения союзного государства. Вопрос о том, какой модели отдается предпочтение, не стоял. На пресс-конференции он просто перечислил три модели, и все.

Виталий Цыганков: То, что не услышала госпожа Наталья Питкевич - пресс-секретарь Александра Лукашенко, услышали, однако, все белорусские политики. Станислав Шушкевич, бывший глава белорусского государства, лидер "Белорусской социал-демократической громады", заявляет, что для него, как гражданина Беларуси, предложение Путина звучит оскорбительно:

Станислав Шушкевич: Фактически Путин предложил это уже раньше, когда сказал "отдельно мухи от котлет", сейчас человеку, который плохо понимает такие намеки, объяснили: "Сдавай Беларусь, тебе уже больше нечего сдавать, все остальное ты продул в Беларуси, у тебя ничего нет за душой, поэтому давай к нам, веди своих белорусов защищать конституционные интересы России в Чечне, будем отстаивать Курильские острова", - и так далее. Я думаю, для Белоруссии, в общем-то, для меня, как для гражданина Белоруссии, это оскорбительное предложение.

Виталий Цыганков: Как может себя повести белорусская власть, Александр Лукашенко?

Станислав Шушкевич: Белорусская власть будет себя вести угодливо, Лукашенко будет прыгать, скажет, что у нас тяжелое положение, это не простой вопрос с объединением, мы должны не потерять суверенитет, и снова будет мешать мухи с котлетами. Но дело в том, что Россия полностью лишила Беларусь государственной безопасности, какой бы то ни было, Россия перекрывает газовый или нефтяной кран, и Беларусь пускает пузыри.

Виталий Цыганков: Станислав Шушкевич считает, что сейчас Россия начнет более резко диктовать условия Александру Лукашенко. Похожее мнение высказывает и лидер "Объединенной гражданской партии" Анатолий Лебедько:

Анатолий Лебедько: Я полагаю, что в Санкт-Петербурге Лукашенко разбудил русского медведя, и русский медведь, проснувшись, принялся за Александра Григорьевича. Лукашенко предложили стать вторым Шаймиевым, а Белоруссии - стать вторым Татарстаном. И в этом есть большая проблема для Лукашенко. Он загнан в угол.

Виталий Цыганков: Как в этом случае должна себя вести белорусская оппозиция, белорусские демократические силы?

Анатолий Лебедько: Я полагаю, что для демократических сил не может быть иного, другого подхода, чем тот, который был выработан еще в начале 90-х годов: мы не можем торговать суверенитетом Беларуси.

Виталий Цыганков: Анатолий Лебедько также считает, что в ближайшее время белорусские демократические силы должны собраться и выработать единую тактику поведения в связи с новой ситуацией в белорусско-российских отношениях.

Андрей Шарый: Свою позицию по поводу предложений президента России Путина Александр Лукашенко сформулировал по возвращении в Минск. В аэропорту белорусской столицы он заявил примерно следующее: скорее всего, союз Белоруссии и России будет развиваться на основе ныне действующего союзного договора и заключенных в рамках союза соглашений. Предложенные Путиным в среду схемы дальнейшего развития союзного государства, по мнению Александра Лукашенко, не являются окончательным и согласованным вариантом. Формулировка вопроса, предложенная российским президентом по поводу проведения референдума, является неприемлемой для Белоруссии. "Для белорусов данная формулировка будет означать выбор, - цитирую я Лукашенко, - согласны ли вы разделить Белоруссию на 7 частей, включить их в Россию на равных правах с субъектами Российской Федерации. Это однозначно неприемлемый вариант для Белоруссии, мы никогда не пойдем на него". Лукашенко также отметил, что в качестве одного из вариантов объединительного процесса в Москве обсуждалась модель интеграции на принципах ЕС. Прокомментировать некоторые результаты переговоров лидеров России и Белоруссии мой коллега Андрей Шароградский попросил обозревателя Белорусской службы Радио Свобода Марата Дымова.

Андрей Шароградский: Марат, насколько неожиданным для Александра Лукашенко было то, что он услышал сегодня от Владимира Путина? Если бы Лукашенко знал, что Путин фактически предложит включение Белоруссии в состав Российской Федерации - он бы согласился приехать в Москву?

Марат Дымов: Я думаю, что это предложение Путина и было, и не было неожиданным для Александра Лукашенко. Стоит сказать, что во время их жесткого обмена репликами в июне этого года Путин фактически и говорил об этом варианте, как одном из возможных и желательных для Москвы. С другой стороны, стоит сказать, что последние месяцы взаимоотношений Белоруссии и России напоминали скорее экономическую холодную войну, нежели интеграцию. Тут стоит упомянуть и то,что в Беларуси фактически была национализирована собственность российского предприятия Транснефтепродукт, и конфликты с российским пивным концерном "Балтика", и вот буквально на днях отключение российских телеканалов и радиостанций, вещающих на Беларусь. Стоит заметить что большинство экспертов, и в Беларуси, и в России, предполагали, что сегодняшняя встреча будет встречей примирения, встречей заглаживания противоречий, мол, милые бранятся - только тешатся. Говорилось о том, что в России очень многие и в политической элите, и в обществе недовольно вот этими резкими шагами Путина, что Путин якобы предает интеграцию, что Россия может потерять Беларусь и так далее. И в данном случае в этой интеграционной игре представляется, что Путин сделал очень сильный элегантный ход, поймав Лукашенко в интеграционную ловушку. Накануне встречи Лукашенко в очередной раз повторил свой тезис, что Беларусь готова идти в объединении так далеко, как готова Россия, но вот ему и предложили уж так далеко, что дальше и некуда. И в данном случае как бы Владимир Путин оставил Лукашенко только место националиста. Лукашенко должен в данном случае или сказать - "я не хочу интеграции, я не хочу объединения по такой формуле", - причем в данном случае уже сказать на официальное предложение Москвы, или фактически сдаться, стать одним из российских губернаторов. Правда тут стоит сказать, что даже вот в этой своей сегодняшней речи Владимир Путин как бы отставил Александру Лукашенко и путь к отступлению, он сказал - есть и вариант Евросоюза, но в любом случае вот так как предложение Путина было представлено, конечно, в этом случае, приняв это предложение, Лукашенко оказывается если не противником интеграции, то, по крайней мере, противником самой глубокой интеграции. То есть это все-таки представлется больше как игра. Владимир Путин вряд ли рассчитывает на то, что Лукашенко примет его предложение. Но в любом случае интеграционная инициатива, имидж собирателя земли русской от Лукашенко переходит к Путину.

Андрей Шароградский: А белорусская оппозиция - как она воспринимает результаты сегодняшних переговоров в Москве?

Марат Дымов: Белорусская оппозиция, разумеется, воспринимает предложения российского президента крайне негативно. То, о чем я сказал, что, скорее всего, Путин и не рассчитывает на то, что Лукашенко примет эти предложения, и что идет фактически такая имиджевая игра - это одна сторона дела. Тем не менее, фактически президент соседнего, мощного государства, имеющего сильное влияние на Беларусь, фактически предлагает ей отказаться от ее независимости. И, к большому сожалению оппозиции, фактически гарантом независимости Беларуси оказывается ее противник Александр Лукашенко, и, разумеется, белорусская оппозиция весьма озабочена этими предложениями российского президента.

Андрей Шарый: На переговорах в Москве президенты России и Белоруссии говорили о сложностях в торгово-экономическом сотрудничестве двух государств. Владимир Путин предложил более чем радикальный вариант их решения, и теперь не исключено, что уже через пару лет проблемами российского бизнеса в Белоруссии займется единое федеральное правительство. У микрофона экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Едва вступив на российскую землю, Александр Лукашенко сделал российским инвесторам предложение работать в Белоруссии на равных с местным бизнесом условиях. "Я бы выступил с инициативой, чтобы россияне в Белоруссии а белорусы в России перестали считаться иностранцами, а российские предприятия в Белоруссии и белорусские в России не должны рассматриваться как иностранные", - сообщил президент. В Москве, как оказалось, с этим совсем не спорят. Но Владимир Путин готов навести порядок в экономике Белоруссии исключительно путем включения республике в состав России. Тем более, что о бизнес-порядках, процветающих сегодня в соседнем государстве, в Москве прекрасно знают. Взять хотя бы злоключения петербургской компании "Балтика", пытавшейся приобрести крупнейший в Белоруссии пивоваренный завод "Криница", на 90 процентов принадлежащий государству. Это предприятие еще в 70-е годы построили специалисты из Чехословакии, и сегодня оно явно нуждается в модернизации, а "Балтика", по словам президента компании Теймураза Боллоева, очень бы хотела расширить свои производства:

Теймураз Боллоев: После заключения союзного договора - это политическое соглашение - мы сделали вывод, что за политическим соглашением, безусловно, должны быть экономические шаги, потому что без этого, как цементирующего фактора, любой союз, если он не закреплен интеграцией экономической, может быть хлипким, ненужным, быстро развалится. Это была одна причина. Вторая причина была в том, что у нас 10 процентов рынка в Белоруссии. Третья причина - что мы планировали развитие экспорта в сторону европейских стран, что и происходит, и, казалось бы, зачем ввозить продукцию из Тулы, Ростова или Санкт-Петербурга, когда можно ее ввозить из Европы - Белоруссия находится гораздо ближе. Это и было основной причиной. У нас все шло в соответствии с договоренностями, договоренности были с руководством Белоруссии, со всеми ступенями, начиная от президента и министров разных направлений, до тех, кто по роду своей службы отвечают за то или иное направление.

Иван Трефилов: В 2001-м году пивовары из Петербурга договорились с властями республики, в том числе и с самим Александром Лукашенко, об условиях сделки: к декабрю "Криница" получает 10 миллионов долларов на развитие производства в обмен на контрольный пакет предприятия. В дальнейшем общая сумма инвестиций в белорусский пивоваренный завод должна была вырасти в 5 раз. Первую часть своих обязательств "Балтика" выполнила, но белорусы контроль над "Криницей" так и не отдали. В ответ российские пивовары приостановили модернизацию, а потом и вовсе потребовали вернуть деньги. Это Александру Лукашенко совсем не понравилось. В феврале инвесторы услышали от него что-то очень похожее на ультиматум - если российские бизнесмены хотят участвовать в либерализации и приватизации предприятий, то пусть это делают по-белорусски, шантаж в республике не пройдет. Сейчас процесс участия "Балтики" в белорусской приватизации полностью остановился. Стороны пытаются согласовать новое инвестиционное соглашение. А все работы на "Кринице" прекратились еще в декабре. Как говорит Теймураз Боллоев, что будет дальше, абсолютно не понятно:

Теймураз Боллоев: С тех пор до сегодняшнего дня на практике ничего не происходит, потому что это оборудование или наполовину установлено, или частично, или на какой-то начальной фазе, оборудование, пользоваться в таком состоянии, конечно, невозможно, потому что оно не завершено, что же касается юридического закрепления наших отношений, то это тоже не имеет места быть. Потому что у нас есть соглашение кредитное, на основании которого мы финансировали в несколько этапов, эта работа была передана на основании тех контрактов, и по условиям контрактов, которые нами были заключены, на рассмотрение международного арбитражного суда, решения, естественно, приняты в нашу пользу, потому что мы все делаем на законных основаниях, без эмоций. Комментировать, к сожалению, я вот не могу, потому что нет ответа, есть только тишина и все. С чем это связано - тоже мы не знаем. Но завод должен был начать работать в начале апреля, уже мы должны завершить первый этап конструкции, с третьей декады декабря месяца - более полугода - ничего не делается.

Иван Трефилов: Тем не менее, похоже, что белорусское правительство уже готово пойти на уступки. Госчиновники говорят, что контрольный пакет акций "Криницы" пивовары из Петербурга когда-нибудь все-таки получит. Но даже после подписания инвестиционного соглашения никто из аналитиков не берется предсказывать, насколько успешно будет работать совместное предприятие. Виной тому непредсказуемость сегодняшней экономической политики правительства Белоруссии. Теперь, после переговоров в Москве, Александру Лукашенко предложен выбор: либо продолжать делать громкие заявления о неизбежности объединения союзных государств, либо в ускоренном темпе согласиться на присоединение своей республики к Российской Федерации. Тогда, похоже, экономическая мысль Белоруссии заработает уже не по местным, а по российским законам.

Андрей Шарый: В завершение темы - комментарий политического обозревателя Радио Свобода Михаила Соколова:

Михаил Соколов: Мысли президента Путина вслух на темы интеграции о том, что Белоруссия должна или стать субъектом Российской Федерации, или Минску и Москве стоит строить отношения по модели ЕС, а нынешнее межеумочное состояние недопустимо, менее, чем через два месяца после кремлевской пресс-конференции, отлились в разящих политических предложениях. Шахматным языком говоря, бесславно покинувший Москву Александр Лукашенко взят в вилку. Этим летом белорусский батька поугрожал национализацией газопроводов да сократил российское вещание. И в лоб получил приглашение, в духе Егора Гайдара, через референдум прямо в 2003-м году ввести свою страну в Россию, в ранге Татарстана или Башкирии. Президенту Белоруссии указано: или другая интеграционная политика под диктовку Москвы, общее государство, или же - что же, для Лукашенко открыты все двери в свободный европейский мир свободных цен на энергоносители. Первое означает почетный переход в разряд Рахимовых, Шаймиевых, второе - перспективу повторения судьбы Милошевича. Отвернувшись от России, вдруг объявив себя белорусским националистом, сторонником национального возрождения, Лукашенко рискует потерять своих нынешних поклонников, не приобретя симпатий своих сегодняшних врагов. Зажить подлинно суверенной жизнью, стать большим, чем Путин, либералом, развернуть Беларусь к Западу Лукашенко после исчезновений оппозиционеров, о которых вовремя вдруг вспомнила и официальная Москва, не может.

Россия пока не может заставить Лукашенко уйти - другой сильной фигуры нет. Но Кремль может под отобранным у Минска флагом интеграции под понятному народам лозунгом единой страны выбивать из диктатора Белоруссии уступку за уступкой. Требовать, к примеру, вводить там по правилам Москвы российский рубль уже с 2004-го года. Владимир Путин сделал и беспроигрышный внутриполитический ход в преддверии выборной кампании 2003-2004-го года. Российская элита довольна, защищаются ее интересы, например, планы российских концернов участвовать в белорусской приватизации. Порадовал Путин и народ. Большинство россиян, как и часть белорусов, самых разных взглядов и по самым разным мотивам приветствовали бы объединение двух стран в единое бело-российское государство с одним парламентом и президентом. Судя по опросам - Путиным. Не получится - назначенный виноватый -Александр Лукашенко.

XS
SM
MD
LG