Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эдуард Лимонов готовится к суду


Программу ведет Петр Вайль. С адвокатом писателя Эдуарда Лимонова Сергеем Беляком беседовал Дмитрий Волчек.

Петр Вайль: 9 сентября в Саратове откроется судебный процесс по делу писателя Эдуарда Лимонова. Он вместе с пятью членами возглавляемой им "Национал-большевистской партии" обвиняется в подготовке террористических актов, попытке создать незаконное вооруженное формирование и незаконном приобретении оружия. О жизни Лимонова в заключении с адвокатом писателя Сергеем Беляком беседовал мой коллега Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек: Сергей Валентинович, у Георгия Иванова в книге "Петербургские зимы" есть такое замечание: если отрезать палец солдату и Александру Блоку, то обоим будет больно, но Александру Блоку в два раза больнее. Эдуард Лимонов - писатель - ему должно быть в два раза больнее. Как он переносит заключение?

Сергей Беляк: Переносит достойно, я бы сказал, заключение, для его возраста - 59 лет - я надеялся, что перенесет хорошо и переезд в Саратов, и это осуществилось, на самом деле, к нему относятся хорошо охрана и заключенные, когда последний раз был у него, он с восторгом сказал мне: "Сергей, ты знаешь, пошел я после обеда для ознакомления дела, повезли его, я выхожу, а мне кричат снизу из камер, зная, что я иду, кричат: "Свободу Лимонову". Заключенные, причем это "авторитеты", преступные, которых там в Саратове готовят к большому процессу, и он так с восторгом, что к нему хорошо относятся. Хотя были ожидания, что, может быть, будет ему там, в Саратове, плохо и сложно. Все-таки тюрьма-то, не Лефортово, Лефортово привилегированная тюрьма ФСБ, и охрана другая, и порядку больше, тем не менее, в Саратове созданы все условия для его нормального существования, оказал большую помощь Александр Соломонович Ландо, уполномоченный по правам человека при губернаторе Саратовской области, я к нему обращался, и он навестил Лимонова с начальником тюрьмы, попробовали пищу, которую дают заключенным. Лимонов сидит, говорит, дают, в основном, кильку вареную, ну, говорит, я, привыкший к солдатской такой, спартанской обстановке", - переносит нормально. Есть нормально и выглядит бледным таким замученным, конечно, но достойно держится в любом случае. Работать нет возможности, он не пишет сейчас в Саратове, и он благодарит Бога, что находился в Лефортово все это время длительное в ходе следствия, и мог там работать. Ему руководство изолятора Лефортово предоставляло такую возможность, переводили его каждый день в свободную пустующую камеру, он там писал. дали ему настольную лампу, и написал семь книг.

Дмитрий Волчек: Сейчас вышла уже "Книга воды", "Моя политическая биография"...

Сергей Беляк: "Книга воды", "Моя политическая биография" - в августе или начале сентября выйдет книга "Священные монстры" в "Ад Маргинем" и "Другая Россия" в "Амфоре". Также еще три книги готовятся сейчас. Идут переговоры с издательствами. Екатеринбургское издательство хочет опубликовать книгу, одна из них называется "В плену у мертвяков", другая "Контрольный выстрел", и третья - "Русская психа". Кроме того, еще есть пьеса "Бутырская сортировочная", предназначена для театра имени Гоголя, но как-то не сложилось передать, и еще там есть несколько брошюр, но пока их придерживают. Рукописи все у меня находятся.

Дмитрий Волчек: Почему сейчас он в Саратове не может писать?

Сергей Беляк: Нет подходящих условий. Он сидит в камере, где нет возможности писать, работать благотворно. Там трое они сидят тоже, привилегированная такая камера, на четверых, но сидят трое, то есть, ему создали условия... Но, тем не менее, проверки постоянные, следят очень серьезно, потому что это тюрьма общеуголовная, сидят заключенные разные с ним, сидят по общеуголовным делам. люди относятся к нему нормально, тем не менее, проверки очень частые, вытаскивают вещи, заставляют, выносит все вещи из камеры, проверяют все, и это отвлекает - это раз. Во-вторых, недостаточно света, как я понимаю, и, самое главное, он сейчас готовится к процессу. То есть, он сейчас полностью погружен в ознакомление с материалами дела, в эту работу, волнуется, переживает, безусловно.

Дмитрий Волчек: Очевидно он не испытывает серьезной депрессии, как многие заключенные, верно?

Сергей Беляк: Он - сильный человек. Сильный, мужественный, я еще раз убедился. Я всегда знал, что он мужественный, видел его, давно дружим, я как бы наблюдал его в разных ситуациях и видел, что он всегда работает, пишет, несмотря ни на что, что бы ни было вчера, он сегодня встает и обязательно пишет, и для газет, и для колонок, в разных газетах, и для своей газеты, и книги свои. Но сейчас действительно у него полтора года следствия - он действительно плодотворно это время потратил, много писал.

Дмитрий Волчек: Получает ли он письма от читателей, сейчас эти книги пользуются большим успехом, всюду в списках бестселлеров, очевидно, должна быть большая корреспонденция?

Сергей Беляк: Получает. Да. Много писем, и от издателей, и от читателей, и какие-то его друзья присылают вырезки из различных газет и распечатки Интернет-сообщений. Он в курсе событий, видит, что многое выступает людей в его поддержку, тоже его это радует.

Дмитрий Волчек: Тем не менее, многие говорят, что поддержка недостаточно сильная вот именно в писательских кругах Лимонова, в силу очевидных причин, по крайней мере, в писательских кругах в России. Так ли это на самом деле, и есть ли, на ваш взгляд, какая-то кампания среди его коллег - писателей, здесь, на Западе, в других странах в его поддержку, и что еще нужно сделать?

Сергей Беляк: Относительно поддержки именно писателей российских - этот вопрос поднимался несколько раз во время моих встреч с послом Франции здесь. Он приглашал меня, я дважды с ним встречался, и он выразил удивление, почему в России интеллектуалы, как он сказал, судя по прессе, не так активно выступают в поддержку писателя Лимонова, в то время, как во Франции в поддержку Лимонова выступило порядка 75 человек. Это очень известные люди, интеллектуалы Франции, артисты, художники, писатели режиссеры, и поднимался этот вопрос в законодательном собрании, и телевидение Франции говорит об этом процессе, этом деле. Жак Ширак, насколько я знаю, поднимал вопрос на встрече с Путиным. Но наша как бы пресса здесь в России, и наши писатели, действительно, не очень активно выступают в поддержку Лимонова, на мой взгляд, и на взгляд посла, он обратил внимание на это и удивился. Я не могу точно объяснить причины, я думаю, что в наших писателях больше говорит традиция советской, что ли, школы, когда шестое чувство зависит, все-таки преобладает, это раз, и второе - боязнь, совковость, что ли, в отношениях между собой и с властями - писателей.

XS
SM
MD
LG