Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская армия - надежда умирает последней


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк: К встрече с моряками во Владивостоке президент Путин приберег сюрприз, объявив им, что правительство разработало абсолютно, по его словам, "реалистичную" программу перевооружения и обновления флота, он уверил их в том, что военная реформа идет, что она завершится переводом армии на профессиональную основу, что сроки обязательной службы в армии будут сокращены. Но, как предупреждают американские эксперты, ни российскому флоту, ни российской армии в данной ситуации не на что надеяться.

Владимир Путин может верить в искренность своих обещаний, но их осуществимость не более вероятна, чем бесчисленное множество подобных обещаний, данных за последние полтора десятилетия - считает известный американский военный аналитик, профессор института стратегических исследований военного колледжа армии США Стивен Бланк:

Стивен Бланк: Путин много говорит о военной реформе, я уверен в том, что он пытался что-то сделать, но ему сопутствует в этом не больше успеха, чем его предшественникам. Трагический эпизод катастрофы военного вертолета в Чечне продемонстрировал тщетность надежд на способность российских вооруженных сил к реформам, показав всем, что в действительности происходит в армии и ее штабах. А происходит следующее: демократическая власть не контролирует армию, армейские структуры не подотчетны гражданским, они коррумпированы, вооруженные силы – тяжело больная институция. Все это знают, но предпочитают предаваться иллюзиям, говоря о том, что российскую армию может спасти щедрое финансирование, переход на профессиональную основу, ее сокращение, другие реформы.

Реальные реформы начнутся лишь тогда, когда Путин реформирует систему контроля над вооруженными силами, передаст, как это принято во всех цивилизованных странах, часть контрольных функций парламенту. Это поможет сделать первый шаг: избавиться от коррумпированной части высшего офицерства, генералитета, которым выдан карт-бланш на обогащение за счет армии, на пренебрежение законами и правилами, на эксплуатацию своих подчиненных. Тогда, кстати, парламент и президент смогут узнать, во что им реально обходится армия и сколько нужно средств на оборону страны. Так что пока не будет создана новая система политического контроля над армией, утвержденная специальным законом, военная реформа не начнется.

Юрий Жигалкин: Стоит ли россиянам надеяться на выполнение хотя бы части обещаний: скажем, сокращение срока службы или улучшение условий службы солдат?

Стивен Бланк: Для того, чтобы сократить срок службы, необходимо начать процесс перевода армии на профессиональную основу. Но военный истеблишмент успешно блокировал все попытки начать этот процесс. В том, что касается улучшения условий службы, то их можно временно улучшить, бросив на это очень большие средства, но, в конце концов, и они будут растасканы по частным карманам, если не у кого не будет права потребовать отчета с высшего офицерства о выполнении им своих обязанностей, среди которых, кстати, и право расходовать деньги. До тех пор, пока армейское руководство не будет знать, что оно подотчетно, что оно будет нести ответственность за свои решения и деяния, ничего не изменится.

Юрий Жигалкин: Вот так американский военный аналитик Стивен Бланк комментирует заявления российского президента о существовании работоспособного плана обновления российского флота.

XS
SM
MD
LG