Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы российской угольной отрасли


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве Карен Агамиров и экономический обозреватель РС Иван Трефилов.

Петр Вайль: "Шахтеры в Междуреченске скажут сегодня президенту далеко не все", - заявил на встрече с журналистами Николай Штырков - председатель независимого профсоюза горняков России, представители которого не были допущены к обсуждению на выездном заседании президиума Госсовета программы развития угольной отрасли.

Карен Агамиров: На встречу с президентом не пустили также представителей крупнейшего угольного центра - Воркутинского - сокрушался Николай Штырков:

Николай Штырков: Хотя наибольшая часть проблем как раз исходит из таких проблемных регионов, как Восточный Донбасс, Челябинск и Воркута. Тем не менее, все наши попытки войти в эту рабочую группу для того, чтобы высказать свое мнение, свои пожелания при разработке этой программы увенчались провалом.

Карен Агамиров: Между тем, у Независимого профсоюза горняков к программе, представленной сегодня на Президиум Госсовета, есть вопросы. Главный из них касается социального блока:

Николай Штырков: То, что касается в целом политики в угольной отрасли - можно согласиться, это и подход к разрешению проблем угля на внутреннем рынке, долесоставляющая в энергетическом балансе. Здесь, по большому счету, мы считаем, это не дело профсоюза и не его задача, так скажем. Задача профсоюза - это как раз та социальная защита своих членов, которых он объединяет. В докладе и решениях, которые предложены Госсовету, не отражены те требования, которые мы выдвигали правительству и Министерству энергетики Российской Федерации.

Карен Агамиров: Основное требование горняков по социальному блоку - изменение порядка расчета пенсий, которого независимый профсоюз горняков добивается уже шестой год:

Николай Штырков: На протяжении этих 5 лет давали предложения, как в Пенсионный фонд, так и в правительство, тем не менее, то, что отражено в законе - 75 процентов от заработка - ограничивается в другой статье 3,5 минимальными заработными платами.

Карен Агамиров: Серьезно стоит проблема санаторно-курортного лечения шахтеров - продолжает председатель Независимого профсоюза горняков Николай Штырков:

Николай Штырков: Дело в том, что бюджет Фонда социального страхования на 2003-й год абсолютно не предусматривает такого финансирования и фактически сводится к уровню собеса. Поэтому горняки Заполярья, Воркуты, те же самые норильчане обеспокоены этой ситуацией. Обращения к председателю фонда увенчались единственным ответом - "я ничего сделать не могу", и, как мы уже неоднократно заявляли, всему вина - это единый социальный налог.

Карен Агамиров: Вот о чем шахтеры не скажут сегодня президенту в Междуреченске. Этот пробел частично ликвидировал председатель Независимого профсоюза горняков Николай Штырков, выступив перед столичной прессой.

Петр Вайль: Российские шахтеры добиваются от правительства решения своих социальных проблем. Однако государство уже не собирается помогать отрасли, большая часть предприятий которой находится в частной собственности. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Российские власти строят планы реформирования национальной угольной промышленности. Это у них пока совсем не получается. Рабочая группа Государственного совета, которую возглавляет руководитель одного из основных угледобывающих регионов страны, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, настаивает на предоставлении отрасли абсолютно эксклюзивных льгот. Однако президент Владимир Путин отчетливо дает понять, что никаких особенных привилегий угольщики не получат.

То, что в настоящее время угледобывающая отрасль находится в кризисе, ни для кого не секрет. Владея двенадцатью процентами разведенных мировых запасов сырья, Россия не торопится увеличивать долю потребления угля в своей энергетике. Местное топливо слишком дорого - по крайней мере, себестоимость его добычи - самая высокая в мире. Поэтому спрос на уголь падает, а РАО ЕЭС России, монопольный производитель электроэнергии, предпочитает использовать в качестве сырья более дешевый газ. Но угольщики с этим мириться не желают.

Для начала они предлагают разобраться с основным своим конкурентом - Газпромом. Рабочая группа Госсовета пришла к выводу, что для увеличения доли потребления угля в российской энергетике следует повысить стоимость газа. Тогда, мол, РАО ЕЭС станет более активно закупать продукцию отрасли. Следующей жертвой угольщиков должна была стать российская железная дорога - авторы программы настаивают на том, чтобы власти снизили железнодорожные тарифы на перевозку топлива.

Запросы угольных лоббистов из Госсовета многих повергли в шок. В Министерстве путей сообщения не отрицают, что при подготовке энергетической стратегии страны необходимо предусмотреть усиление роли государства в регулировании рынка угля. В то же время, как говорит министр Геннадий Фадеев, возможности поддержки угольной отрасли с помощью изменения железнодорожных тарифов уже исчерпаны. В РАО ЕЭС также вежливо заявили, что холдинг, конечно, рассматривает перспективы увеличения потребления угля, но сейчас делать это не время. Его специалисты утверждают, что в настоящее время себестоимость производства одного киловатта энергии на газе в два раза меньше, чем на угле. А резкое увеличение цен на газ вообще неприемлемо - по словам вице-премьера Виктора Христенко, это может привести к сильному росту инфляции.

Слов поддержки от Владимира Путина угольщики так и не услышали. Президент не скрывает, что в перспективе цены на газ должны повышаться. Однако он тут же оговаривается, что требование европейских стран поднять стоимость российского топлива до мирового уровня является неправильным, так как низкие цены на газ - это российское преимущество естественного характера. Также Путин отказал отрасли и в списании долгов, на чем настаивал губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.

В итоге угольщикам показали, что административный ресурс государства для их поддержки задействован не будет. Поэтому для шахтеров скоро настанут нелегкие времена. Угля требуется все меньше, а приватизация отрасли продолжается. Но инвесторам абсолютно невыгодно вкладывать свои средства в бизнес, который не приносит дохода. Такие нерентабельные производства проще всего просто закрыть.

XS
SM
MD
LG