Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело об убийстве Галины Старовойтовой: исполнитель опознан, имена посредников названы, но будет ли изобличен заказчик?


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие помощник Галины Старовойтовой Руслан Линьков и главный редактор петербургского выпуска "Новой газеты" Николай Донсков.

Дмитрий Волчек: Сенсационное развитие получил на этой неделе продолжающийся в Петербурге судебный процесс об убийстве Галины Старовойтовой. Изобличены исполнители преступления, они находятся на скамье подсудимых, названы имена посредников, прозвучали имена предполагаемых высокопоставленных заказчиков. Подробнее о том, что происходило в последние дни в зале суда, мы поговорим с гостями программы "Темы недели". В петербургской студии Радио Свобода Руслан Линьков, главный свидетель обвинения, помощник Галины Старовойтовой, он чудом выжил после покушения, и главный редактор петербургского выпуска "Новой газеты" Николай Донсков.

Николай, мы открыли этот выпуск час назад сообщением об убийстве известного журналиста Пола Хлебникова. Не прошло и суток с момента этого преступления, а уже появилось множество разнообразных версий. То же самое произошло и после убийства Галины Старовойтовой, не было недостатка в домыслах, подчас самых нелепых, а зачастую и просто подлых. Сейчас мы тоже не можем сказать, что знаем всю правду, но, по крайней мере, значительная часть ее уже известна. Не могли бы вы суммировать факты, которые уже установлены в ходе следствия и судебного процесса? Потом я попрошу Руслана дополнить ваш рассказ.

Николай Донсков: Вы знаете, я бы не стал говорить о том, что сейчас мы знаем очень много нового. Потому что имя Михаила Глущенко, которое было названо одним из свидетелей в качестве возможного заказчика или даже человека, который выступал в роли посредника, скорее всего это именно так, оно называлось в прессе еще довольно давно. Дело в том, что, естественно, у них были определенные разногласия с Галиной Васильевной, и Глущенко был связан с теми людьми, которые изобличены в организации ее убийства. Поэтому неслучайно его имя всплывает сейчас.

Сенсацией было то, что оно впервые было названо публично, потому что до этого оно звучало лишь в кулуарах и в узком кругу посвященных людей. Сейчас впервые это имя было названо в зале суда. Надо сказать, что до этого по нашим сведениям, Михаил Глущенко собирался даже вернуться в Петербург. Сейчас он живет в Испании, как известно. Но после того, как в суде прозвучало его имя, естественно, он это намерение отменил. О чем может свидетельствовать его возможное намерение возврата в Петербург? О том, что все-таки вряд ли столь объективное обвинение его именно в том, что он заказчик убийства Галины Старовойтовой, видимо, в таком случае он не планировал бы ни в коей мере возвращения на родину. Все-таки, видимо, его роль гораздо более скромна.

Основная интрига процесса и основная задача этого процесса все-таки узнать имена тех людей, которые стояли над Глущенко, за ним, то есть тех, кто были реальными заказчиками. На сегодняшний день пока говорить об этом еще не приходится. Но дело в том, что процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой не завершен, и он разделен на две части. Вот эта первая часть, которая ровно полгода слушается в городском суде Санкт-Петербурга, она проходит планомерно. Появляются некие новые факты, и в то же время ведется параллельное расследование. Кстати говоря, у следствия появляются новые обвиняемые, в частности, старший брат Вячеслав Лелявин, который был задержан совсем недавно на основании показаний одного из задержанных. Так что говорить пока о том, что мы близки к разгадке этой тайны, еще очень-очень рано. И, к сожалению, у меня нет уверенности в том, что мы все-таки узнаем истинные имена тех, кто заказал это преступление, тех, кто реально был заинтересован в устранении Галины Васильевны Старовойтовой. Мы знаем круг тех людей, кому она сильно мешала и, естественно, в этот круг входят и националисты, и так называемая тамбовская преступная группировка. Однако, кто реально поднял руку, кто взвел курок - пока говорить об этом рано.

Дмитрий Волчек: Давайте остановимся на Глущенко. Николай упомянул, что Галина Васильевны и Глущенко существовали определенные разногласия. Руслан, в чем они заключались?

Руслан Линьков: Я хочу сразу заметить, что Галина Васильевна с гражданином Глущенко фактически не была знакома, то есть они никогда не общались лично. Единственный раз Галина Васильевна впервые его увидела на встрече депутатов Государственной Думы с губернатором Санкт-Петербурга Владимиром Анатольевичем Яковлевым, это был 97 год, на Каменном острове в резиденции. У нее, естественно, возник вопрос: а что это, собственно, за люди там? Ведь не только там был Глущенко, там появился депутат Госдумы Монастырский, представлявший фракцию ЛДПР, Вячеслав Шевченко, некто Филатов, тоже депутат Государственной Думы от ЛДПР, и все они якобы были депутатами от Санкт-Петербурга. У Галины Васильевны возник резонный вопрос: что это за криминальные личности, которые представляют наш город Санкт-Петербург, и как они оказались вообще в Государственной Думе? В ходе ее исследований того, как проходил список ЛДПР в Центризбиркоме, фильтрацию, выяснилось, что господин Жириновский вместе со своими друзьями в Центризбиркоме произвел некую подтасовку. То есть фактически он вычеркнул определенных граждан, которые были у него в списке для того, чтобы провести тех, кто оплатил места в Государственной Думе от криминальных группировок Санкт-Петербурга. И это выяснилось.

Галина Васильевна неоднократно ставила этот вопрос в средствах массовой информации, говорила о том, что депутатские мандаты продаются и покупаются, и что в этом преуспела фракция ЛДПР. Неоднократно выступала против того, чтобы эти же граждане захватили законодательную власть города Санкт-Петербурга. Понятно, что в 98 году у них были все на то основания, и устремления, и желания. И этот конфликт набирал обороты. К 98 году ее конфликт с ЛДПР и ее тамбовским крылом в городе Санкт-Петербурге ("тамбовский" - от названия тамбовской преступной группировки идет) конфликт набирал обороны и вырос в то, что мы наблюдали в ноябре. Когда, видимо, у противоположной стороны не было никаких идеологических или политических аргументов для того, чтобы как-то общаться цивилизовано с Галиной Васильевной, были наняты исполнители убийства Галины Васильевны, связанные с националистическими организациями, с такой организацией Фонд "Александр Невский", с одной из православных партий, которая была дублером ЛДПР в 99 году на выборах в Государственную Думу. И эти лица организовали убийство уже с технической стороны, то есть готовили, вели слежку за Галиной Васильевной, подбирали место для снайпера. Они хотели первоначально стрелять в Галину Васильевну с крыши дома на канале Грибоедова напротив дома, где жила Галина Васильевна Старовойтова, но что-то им там не понравилось или что-то помешало. Велась достаточно серьезная подготовка. Два месяца эти товарищи покупали оружие, подключались к телефонным аппаратам. То есть достаточно серьезная подготовка.

И возвращаясь к тому, что произошло вчера в Москве - убийство Пола Хлебникова. Я хочу вернуться к первому вопросу, с которого вы начали - каковы мотивы, каковы версии могут быть? Я считаю, что сейчас нужно обратить внимание на то, кто высказывает версии и какие версии высказываются. Потому что после гибели Галины Васильевны Старовойтовой в средствах массовой информации стали появляться версии, которые были проплачены, проплачены как раз теми людьми, которые находятся в розыске по делу об убийстве Галины Васильевны Старовойтовой. И это есть в материалах дела, я об этом говорил в ходе судебного заседания. То есть важно выловить из целого потока высказанных сейчас версий ту, которая подбрасывается заказчиком на убийство Пола Хлебникова.

Дмитрий Волчек: Еще несколько слов о Глущенко. Если точно известно, что он находится в Испании, разыскивают ли его по линии Интерпола, скажем?

Руслан Линьков: Я интересовался этим вопросом еще полгода назад. Мне был задан встречный вопрос со стороны правоохранительных органов Российской Федерации: как вы считаете, Руслан Александрович, а что изменится от того, что Глущенко окажется в России? Я полагаю, что на этот вопрос правоохранительные органы должны давать ответ, а не я.

Дмитрий Волчек: То есть фактически его не ищут.

Слушатель: Это Николай из Смоленской области. В связи с убийством Старовойтовой у нас были слухи среди политических активистов о том, что в момент убийства при ней была большая сумма денег в чемоданчике. Были деньги или не были? И, если были, куда делись?

Руслан Линьков: Спасибо за вопрос. Это как раз та самая версия, которая распространилась буквально через несколько дней с подачи одного из ближайших друзей господина Глущенко через средства массовой информации на широкие круги общественности. Сразу хочу сказать, что Галина Васильевна Старовойтова не везла никаких сумм денег с собой и не являлась никаким перевозчиком, курьером, не занималась никогда бизнесом. Более того, когда появились публикации о том, что она якобы что-то везла, мы подали в суд и выиграли суд у газеты "Комсомольская правда", суд о защите чести и достоинства Галины Васильевны Старовойтовой. И доказали в суде, что Галина Васильевна Старовойтова являлась кристально честным, чистым политиком и занималась только вопросами политики и науки и защитой прав человека.

Если вам нужно более аргументировано объяснить, почему у Галины Васильевны не было денег с собой. Во-первых, она не зарабатывала таких средств, о которых писали в тех публикациях проплаченных, появлявшихся с 98-го года. Во-вторых, все депутаты Государственной Думы, как и простые граждане, когда они летят самолетом куда-либо, они, проходя через зал официальных делегаций, сдают свои вещи все, включая ручную кладь, на просвечивание. То есть в компьютере сохраняется полная информация о том, что было содержимым сумок тех людей, которые отправляются самолетом. Естественно, если бы Галина Васильевна Старовойтова вдруг везла бы какие-то ценности или какие-то деньги, то, уверяю вас, первым бы, кто заявил о том, что Старовойтова что-то перевозила и занималась неблаговидными делами, было бы наше ФСБ и те спецслужбы, которые негативно относились и во многом и до сих пор относятся к Галине Васильевне.

Слушатель: Майор запаса Пантюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Я считаю, что убийство Галины Васильевны Старовойтовой, которая, я уверен, что она все-таки несла и хотела предотвратить в жизнь демократические идеи по-настоящему, ее убийство напрямую связано со спецслужбами. Хотел бы в этой связи сказать об убийстве Льва Рохлина, который также добивался справедливости по чеченской войне, хотел рассказать правду. Хотел рассказать правду о том, что верхушка военная торговала очень большими секретами и военной техникой, и он хотел это все разоблачить. И его так чудовищно убили. Причем подставили невиновно его жену. И до сих пор правосудие, очень ужасное правосудие, я бы сказал, нечеловеческое, до сих пор мучает женщину, инвалид ребенок.

Дмитрий Волчек: Спасибо, Николай Николаевич, за ваш звонок. Я хочу переадресовать ваш вопрос Николаю Донскову. Есть ли намеки на соучастие спецслужб в организации убийства Старовойтовой?

Николай Донсков: В определенном смысле можно говорить о том, что есть не намеки, а прямое доказательство какого-то участия спецслужб. Поскольку организатором убийства как раз был сотрудник этих спецслужб, сотрудник главного разведывательного управления Минобороны Юрий Колчин. Хотя говорить о том, что собственно идеологом этого преступления или его организатором стал сама эта структура, конечно, вряд ли приходится. Но, а то, что многие киллеры являются выходцами из спецназа, того или иного подразделения, - это далеко не секрет, это известная истина. К сожалению, у нас в России это именно так. Люди, которые прошли Чечню, имеют боевой опыт, они очень часто попадают в своей мирной жизни как раз именно в криминальные структуры. К сожалению, такой опыт у нас есть.

Я бы хотел еще сказать по поводу Михаила Глущенко, которого разыскивают, либо не разыскивают. Вероятно, в данный момент нет достаточных оперативных данных для того, чтобы требовать его экстрадиции. Это, во-первых. Во-вторых, безусловно, все эти люди находятся "под колпаком". Свидетельство тому зверское убийство в апреле упомянутого уже Вячеслава Шевченко, которого убили на Кипре, который входит в одну компанию с Глущенко и Монастырским, это все так называемые авторитетные бизнесмены Петербурга. Так что любое их движение отслеживается, любое их слово не будет безнаказанным с точки зрения их более высоких хозяев. А насколько они доступны для правосудия? К сожалению, на данный момент это весьма призрачно.

Дмитрий Волчек: Любопытно, что представляло собой это охранное предприятие "Благоверный князь Александр Невский", где работали подсудимые? Кстати, существует оно сейчас, вы что-нибудь знаете, Николай?

Николай Донсков: Нет, на сегодняшний день оно не существует. Но оно, безусловно, было весьма характерным предприятием, где культивировалось ортодоксальное православие. На стенах были развешены иконы, ежедневно проводились молебны. Кстати говоря, даже сам вид организатора преступления Юрия Колчина на суде - некоего благообразного человека с бородкой, он похож ни инока. Во всем этом я ни в коей степени не хочу бросить тень на православие как таковое или на людей, которые исповедуют эту веру, но, однако, это весьма симптоматично. Потому что эти люди называли Галину Васильевну олицетворением жидомасонского влияния, и в принципе они могли пойти очень далеко, собственно, как оно и произошло.

Дмитрий Волчек: Руслан, вы опознали убийцу в зале суда. Как это произошло, расскажите, пожалуйста?

Руслан Линьков: Это произошло на предварительных слушаниях, когда в декабре прошлого года мы первый раз все встретились в зале судебного заседания. Я зашел, и первым, на кого обратил внимание из шести заключенных под стражу, был господин Акишин. Я посмотрел ему в глаза и встретился взглядом с ним, он даже передернулся в этот момент, и я понял, что ему стало ясно, что я его узнал.

Но я еще хочу добавить несколько слов по поводу этого объединения "Александр Невский". Это ведь не только охранное предприятие, это еще и некий фонд, некое движение православно-патриотическое, как его официально именовали в регистрационных документах. Вот передо мной лежит бумага, я думаю, что, возможно, что такая же бумага есть в материалах уголовного дела, которое сейчас еще расследуется по убийству Галины Васильевны Старовойтовой, где содержатся выдержки из некоторых документов программных этого движения "Александр Невский". Это движение возглавляли в том числе обвиняемый Колчин, разыскиваемый сейчас Мусин и еще в розыске помимо объявленных официально четверых фигурантов дела находятся по меньшей мере четыре человека, фамилии которых официально не разглашаются.

Так вот в документах программных можно прочесть такие фразы: "Между тем сама жизнь властно требует, чтобы интересы православно верующих в России были бы ясно и полно представлены в институтах государственной власти на всех уровнях". Далее говорится, что девизом этого движения и их газеты, которую они издавали под названием "Русский православный патриот", являются слова митрополита покойного Иоанна, являющегося флагом для всех национал-патриотических профашистских организаций. Так вот, что говорится в девизе этой организации: "Во славу Божию жить для России - наша задача и цель. Во славу Божию бороться с ее врагами - наш священный сыновний долг. Во славу Божию умереть за Россию - наше святое право". Умирают в итоге не они сами, а они используются для того, чтобы умирали другие люди.

Слушательница: Осипова Анна Маевна. Мне хотелось бы знать, когда будет обозначена истинная роль в подготовке убийства Старовойтовой господина Селезнева?

Руслан Линьков: Роль Селезнева? Я бы так сказал: фамилию Геннадия Николаевича в суде произнесли адвокаты обвиняемых, как одного из возможных заказчиков убийства. То есть они, вероятно, пытаются сами еще разобраться, кто непосредственно тому посреднику, который сейчас находится в розыске, давал поручение, может быть, не все обвиняемые в курсе, за исключением Колчина. Так вот Геннадий Николаевич Селезнев был оппонентом Галины Васильевны Старовойтовой, было известно, Она писала статьи о том, как Геннадий Николаевич, используя свое служебное положение председателя Государственной Думы, добывал средства для Коммунистической партии и для коммерческих структур, которые были созданы его ближайшим окружением. Лоббировал интересы неких предприятий ЗАО "Кодзнак", ЗАО "Спецзнак", которые постановлением правительства Российской Федерации от 97 года печатали так называемые голографические наклейки, обязательные для всех предприятий, выпускающих пищевую продукцию. И оборот этих предприятий в итоге от данного рентного постановления правительства, рентного - в смысле дающего доход лишь в карманы частных физических лиц, но занимающих высокие должностные положения, в том числе и Геннадий Николаевич Селезнев. Так доход составлял этих предприятий около миллиарда долларов в год. Естественно, Галина Васильевна выступала против подобного использования служебного положения Геннадием Николаевичем селезневым и открыто, публично об этом говорила. Геннадий Николаевич Селезнев тоже не скрывал, что Галина Васильевна является его политическим оппонентом, более того, заявлял, что он будет баллотироваться против нее в ее избирательном округе. То есть причины были, на мой взгляд.

Дмитрий Волчек: Говорят, что имя бывшего губернатора Владимира Яковлева встречается в материалах дела, это так?

Руслан Линьков: Да, в материалах дела периодически фигурирует это дело. Ведь не все еще материалы дела оглашены, мы не обо всем можем сейчас говорить. Я думаю, что впереди еще не только этот процесс, но и процесс над теми, кто в розыске, над уже задержанным Вячеславом Лелявиным. И там, возможно, мы услышим много нового. Я, во всяком случае, читал некоторые материалы и могу с уверенностью сказать, что нас ожидают достаточно серьезные и печальные, с точки зрения любого здравомыслящего человека, который наблюдает за происходящим и видит, что власть слилась с криминалом и погрязла в нем, стала сама этим криминалом, превратившись в мафию, так вот печальные известия нас ждут еще впереди.

XS
SM
MD
LG