Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изучение и исследование аварий и катастроф


Программу ведет Татьяна Валович, которая беседует с руководителем Центра изучения аварий и катастроф Александром Захаровым.

Татьяна Валович: Сегодня у нас гостях руководитель Центра изучения аварий и катастроф Александр Захаров. Александр Маратович, добрый день. Скажите, пожалуйста, ваш центр ведет ли классификацию аварий и катастроф? И к какому классу принадлежит авария, произошедшая в Саранске, о которой мы узнали сегодня?



Александр Захаров: В центре идет накопление баз данных по различным направлениям чрезвычайных ситуаций и чрезвычайных происшествий, их не более 20-ти. Такого типа разрушения представляют крайнюю сложность при изучении, тем не менее, в МЧС, в различные департаменты давно уже направлены мной лично графики аварийности на этот год, до 1 октября по каждому дню каждого месяца. Июль месяц отличается особой аварийностью, надо отметить, что дней "Ч" так называемых, когда происходит 99 процентов чрезвычайных происшествий и ситуаций, может быть от 20 процентов до 80 процентов. Июль этого года составляет 80 процентов дней "Ч". Вчерашний день - это один из дней "Ч", когда по определенным геофизическим параметрам происходит разрушение тех или иных технических, химических и так далее конструкций и других факторов производственных.

Татьяна Валович: То есть вчерашнюю катастрофу, в принципе, вы могли предвидеть или как-то говорить о том, что нужно обратить внимание на этот день.

Александр Захаров: Не то что предвидеть, а это достаточно подробно описано мной для Департамента МЧС и пояснено, когда может возникнуть ситуация, даже представлен алгоритм расчета места этой ситуации с совершенно четкой научной точки зрения. Более того, я связывался с директором Института геофизики земли в Санкт-Петербурге Российской Академии наук, и мы с ним договорились, что в ближайшем обозримом будущем необходимо составлять магнитную карту точек или магнитную карту определенных дней, по которым можно по приборам вычислить наступление таких дней. Но то, что график аварийности работает на 100 процентов, это уже абсолютно научно доказанный факт, и МЧС, в общем-то, даже этого не скрывает.

Татьяна Валович: Вчера на юге Архангельской области в результате катастрофы потерпел аварию частный самолет. Это тоже последствия дня "Ч"?

Александр Захаров: Я представлю такие шокирующие данные, которые могут многих испугать, тем не менее, это абсолютно научный и природный факт. С 1998 года 99,9 в периоде аварий, связанных с авиацией (авиакатастроф самолетов, вертолетов и так далее), произошло точно в расчетные дни "Ч", когда отказывают приборы, когда отказывают двигатели, когда отказывают другие системы не по каким-то мистическим параметрам, а в определенные дни, почему они и называются дни "Ч", происходят энергетические аномалии, которые также можно высчитать и предвидеть.

Татьяна Валович: Александр Маратович, получается, что вы можете предсказать, в принципе, любую катастрофу. Но как, на основании каких данных, какие методики исследований?

Александр Захаров: Методики заключаются в следующем. Первое, строится график аварийности с вычислением дней "Ч" по каждому месяцу. Туда входят все возможные ЧП по всем международным направлениям. Это геофизические параметры, то есть определяется, допустим, июль месяц - в июле месяце 80 процентов дней, то есть 24 дня - это дни "Ч". То есть в эти дни "Ч" происходят самые драматичные события: заливает Японию, упал самолет, вчера взрыв в Саранске и так далее, сегодня что-то будет (крайне пожароопасный день сегодня для крупных предприятий). Далее в этих днях "Ч" содержится, как я уже говорил выше, порядка 20 направлений по тематикам - или это паводки, или это ливневые дожди с затоплением, или это пожары и так далее. Существует определенный алгоритм, который не имеет 100-процентную точность, но, как показывет опыт, 70-80 процентов при достаточно интеллектуально напряженной работе можно вычислить и определить, когда и по каким направлениям будет вестись работа.

Татьяна Валович: То есть вы учитываете и геофизические данные какие-то, и солнечную активность, и магнитную. Чтобы было понятно, потому что слушатели немножко, наверное, не понимают, как же можно это предсказать. Насколько широк спектр знаний, которые вы используете в своих алгоритмах?

Александр Захаров: В алгоритмах прежде всего я использую формулы и зависимости. Эти формулы и зависимости относятся к так называемым организационным технологиям, которые наглядно демонстрируют, что все в природе абсолютно взаимосвязано.

Татьяна Валович: То есть природу можно просчитать?

Александр Захаров: Да, и я не открыл здесь никаких новых законов, до меня достаточно много было методик. Тем не менее, я свел это в очень простую, карманную методологию, когда этими методиками может овладеть любой человек. Далее я подключаюсь уже, например, по природным аномалиям - к Гидрометеоцентру, беру там данные, проверяем, и мы практически со 100-процентной точностью можем сказать, когда будут паводки, когда - ливневые дожди, когда зальет и так далее. Например, на август месяц Краснодарский край крайне подвержен неожиданным ливневым дождям с крайне мощными затоплениями и так далее - в МЧС тоже все это знают.

Например, в марте месяце в Северо-Западном региональном центре МЧС проходил официальный эксперимент, официальные есть документы, подтверждающие, что этот эксперимент проводился. У главного дежурного перед монитором находился график аварийности на март месяц. Март месяц был достаточно тихим, с фоном номер 2 (4 - максимум, это июль максимальный, август тоже будет 4-ым, максимальным) - спокойный фон, где не более 20 процентов дней "Ч". Но при приближении к 16-му числу четко наблюдались три дня пиковых - 16-ое, 17-ое, 18-ое число. Я позвонил и сказал: "Дорогие товарищи-спасатели, будет очень напряженно все в Северо-Западном регионе, потому что очень выглядят нехорошо эти дни "Ч". 16-го числа упал целый пролет дома в Архангельске, и разборы завалов продолжались ровно до 18-го числа. После этого по непонятным мне причинам в Северо-Западном региональном центре со мной прекратили общаться.

Татьяна Валович: Александр Маратович, вам в своей деятельности приходилось сталкиваться с коррупцией в России?

Александр Захаров: В общем, да, как и любому россиянину в какой-то степени.

Татьяна Валович: Можно ли прожить в России без взяток или все-таки действуют те слова, которые сказал еще Бердяев в XVIII веке, что взятка - это самая русская Конституция.

Александр Захаров: Есть в христианском мире, если я не ошибаюсь, такие течения, как католики и протестанты. Так вот, протестанты исключают посредников реальных между Богом и человеком, и, наверное, коррупция, взятки - это своего рода протестантские такой жест, когда исключаются посредники в виде налоговой системы, какой-то фиксации и так далее. То есть, наверное, это какие-то своеобразные законы общества, которые вряд ли в ближайшем будущем будут изжиты.

Татьяна Валович: А есть ли влияние коррупции на состояние промышленности России, вследствие чего могут происходить и аварии, и катастрофы?

Александр Захаров: Дело в том, что коррупция как таковая нарушает законы установленные, так называемые общественные технологические цепочки, что, естественно, приводит к последующим многочисленным нарушениям, что, в свою очередь, приводит к многочисленным чрезвычайным ситуациям.

Татьяна Валович: Сегодня, вы говорили, тоже день "Ч"?

Александр Захаров: Да, сегодня день "Ч".

Татьяна Валович: Вот вы говорите, что можно предсказать, а человеческий фактор? Ведь во многих случаях он все-таки превалирует, и всегда мы слышим в отчетах того же МЧС, что это был человеческий фактор, как его-то учитывать в предсказании или в методологии аварий и катастроф?

Александр Захаров: Любой человек является неотъемлемой частью природы, и все, что делает человек, он делает исключительно по законам природы. И во все дни "Ч" геофизические параметры точно так же распространяются на любого человека. Я сам лично не видел программы специальной, которая существует в Пентагоне, американской армии, но, тем не менее, в многочисленных средствах массовой информации печаталось, что в особо важных вылетах, особенно боевых самолетов военно-морских сил американских, сначала просчитываются параметры самолета и летчика; и если появляются какие-то отклонения в компьютере, то просто в полет не выпускают. То же самое я могу сделать с любым человеком - за 10-15 минут по определенным параметрам могу посчитать все ближайшее развитие его каких-то событий и так далее. То есть человеческий фактор точно так же влияет на техногенные аварии и подчиняется тем же законам.

Татьяна Валович: У нас есть звонок от слушателя из Москвы. Александр, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Я хотел бы задать вопрос вашему гостю. Назовите хотя 3-5 параметров, которые входят в те формулы, по которым вы рассчитываете возможность наступления катастрофы.

Александр Захаров: К сожалению, я не смогу ответить на ваш вопрос по очень простой причине: эти формулы не являются простыми - А плюс Б в квадрате разделить на корень из 3-х и так далее. Это формулы несколько иные, то есть есть другие параметры, которые я бы не хотел называть в эфире.

Татьяна Валович: И сейчас просто, я думаю, никто не поймет. Если наш слушатель заинтересуется, он, наверное, может обратиться к вам за какими-то данными. Кстати, вот как вы существуете, что же это все-таки за центр? Вы существуете в единственном числе на сегодняшний день?

Александр Захаров: Насчет того, чтобы узнать подробнее по параметрам, Комитет по науке Высшей школы администрации Санкт-Петербурга после ряда разговоров со мной предложил мне в сентябре месяце представить на научно-технический совет правительства Санкт-Петербурга доклад для ученого совета по данном тематике. Можно туда обратиться, в председателю научно-технического совета правительства Санкт-Петербурга Глухих Василию Андреевичу, куда меня направили, с тем чтобы он разрешил присутствовать ученым. Тем более, в Российской Академии наук, в Союзе ученых Санкт-Петербурга я уже неоднократно был, и разговаривали на эту тему. Многие хотят, и экологические центры, послушать, как это выглядит на самом деле.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, каковы ваши отношения с МЧС? Ведь они тоже ведут прогнозирование, у них есть центр. Есть ли какое-то взаимодействие, заинтересованы ли они в ваших наработках?

Александр Захаров: Из МЧС мне периодически поступают письма, то есть документы за подписью достаточно серьезных лиц из МЧС с предложениями прислать на три месяца прогноз. Проходит три месяца - приходит еще письмо - еще на три месяца.

Татьяна Валович: То есть бесплатно?

Александр Захаров: Да. Но каких-то реальных диалогов не происходит. Более того, в Главном управлении МЧС по Санкт-Петербургу в начале февраля состоялось совещание, куда я представил графики на апрель включительно по февраль месяц, и когда в конце февраля произошла серия крупных пожаров в день "Ч", четко обозначенный, что в эти дни "Ч" будут какие-то серьезные события, там тоже прекратили общаться со мной. Мне это непонятно.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей. Александр Маратович, как вы в своих расчетам используете такой фактор, как астрология, влияние планет? И вообще, как-то вы подверстываете свои схемы под исследования, например, Павла Глобы?

Александр Захаров: При создании методик (это был 1998 год, когда заканчивались расчеты) в дело шло все, что имеет практическую значимость. Астрология в какой-то степени участвовала, но из астрологии было взято, так скажем, не более 5 процентов того, что существует на сегодняшний день в общеизвестном понятии. Все остальное - это, в общем-то, лирические размышления у камина, которые меня не интересуют с прагматической точки зрения. То есть 5 процентов астрологии присутствует - то, что работает абсолютно. Я прагматичный человек и беру только то, что надо.

Татьяна Валович: А в официальных каких-то кабинетах МЧС не воспринимает вас как, может быть, экстрасенса, который говорит, что "я все могу", поэтому так недоверчиво относятся? Изучали ли они серьезно ваши методики?

Александр Захаров: После многократных моих запросов в МЧС, когда ответа не последовало, последовали многократные запросы из администрации президента Российской Федерации в МЧС. После этих многократных запросов пришел один единственный ответ из ВНИИ ГО и ЧС в Москве, где крупный руководитель написал мне, что "практической значимости это не имеет, но вы пришлите, пожалуйста, материалы для изучения". То есть мне уже стало непонятно. После чего я прислал ему письмо следующего содержания, что "давайте за последний год возьмем все аварии на шахтах, все аварии на самолетах и так далее, банк данных у вас есть, и я знаю департамент, в котором есть банк данных, знаю фамилии, мне это все известно, и давайте проследим с научной точки зрения, факт это или не факт". Ответа не последовало. Более того, я послал в подробнейшей форме, как будет выглядеть компьютерная программа, которая будет находиться в том же МЧС, которой могут пользоваться любые совершенно люди, заинтересованные этих вопросах.Причем здесь экстрасенсорика - мне до сих пор непонятно. И сам факт того, что МЧС запрашивает у меня каждые три-четыре месяца письменные прогнозы, меня удивляет. Более того, почему-то губернаторы регионов, где существует шахтная промышленность, один из губернаторов посчитал необходимым направить ко мне из научного центра, который занимается авариями на шахтах, запрос на предмет взаимодействия. Я отправил в этот центр данного шахтного региона необходимые прогнозы - и опять же в день "Ч" взрыв метана, 40 человек спасают, выводят, один человек погибает и так далее. Более того, в Санкт-Петербурге один из отрядов пожарной охраны Управления государственной противопожарной службы также проявил крайнюю заинтересованность в прогнозировании пожароопасных ситуаций одного из районов Санкт-Петербурга, достаточно крупного и серьезного района.

Татьяна Валович: Ваши методики, насколько я понимаю, могут использоваться и к конкретным каким-то предприятиям, для того чтобы просчитывать состояние, да?

Александр Захаров: Именно это я и предлагаю МЧС, что, с одной стороны, есть замечательные ребята, которые занимаются спасением, и я преклоняюсь перед мужеством спасателей МЧС, но если я имею на руках массу документов, в которых говорится, что МЧС занимается не только спасательными функциями, а еще и прогнозированием, и профилактикой, то, наверное, надо как-то изучать это. И человеческий фактор абсолютно здесь присутствует, и его тоже можно просчитать. Есть вещи, которые необъяснимы с точки зрения науки - это высшие силы, астрология, мистика и так далее, а есть вещи, которые абсолютно объяснимы с точки зрения науки, и совещание в администрации Санкт-Петербурга 28 мая этого года, посвященное моим методикам, в Комитете безопасности - на нем мы также подтвердили сообща, что это все научно может быть объяснено, доказано показано и так далее.

Татьяна Валович: То есть пока не знают, что делать с вашими методиками?

Александр Захаров: Думаю, что да. Самые яркие примеры прошлого года: в конце августа Владивосток без воды оставался, из Южной Кореи шел мощный ураган с водой, и все штабы МЧС в Приморье объявили: идет ураган мощнейший из Южной Кореи и несет массу воды, на что я пишу письмо в МЧС: "Уважаемые товарищи, ураган не дойдет до Владивостока, потому что график абсолютно сходит на ноль, то есть урагана не будет по дням "Ч". Естественно, реакции никакой не было, но в указанный день ураган развернулся на 90 градусов и ушел в открытое море, воды не стало.

Татьяна Валович: У нас есть звонок от слушателя. Лидия Ивановна, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Так как у нас власть избавляется от избыточных функций государства, то еще при правительстве Путина-Касьянова обсуждался вопрос о том, чтобы отдать функции лицензирования по экологической направленности и не только исключительно в частные руки. Но мы знаем классиков, что нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал, если он будет иметь 300 процентов прибыли. А в этом вопросе частным собственникам можно иметь и значительно больше.

Татьяна Валович: Спасибо большое, Лидия Ивановна, за ваше мнение. Действительно, проявляют ли частные собственники интерес к вам или у вас просто недостаточно возможностей информировать? Как средства массовой информации откликаются на взаимодействие с вами?

Александр Захаров: На сегодняшний день на целый ряд средств массовой информации (в газеты, на радио, на телевидение) направлены рекламы, мои материалы, пояснения. Пока все находится в режиме изучения, потому что слишком много на сегодняшний день присутствует, так скажем, новых Нострадамусов.

Татьяна Валович: Недоверие такое...

Александр Захаров: Да. Более того, я особо не форсировал до сегодняшнего дня события, потому что была надежда, что МЧС, такая могучая организация, и уважаемый мной Сергей Кужугетович Шойгу все-таки как-то откликнутся. Но у меня есть большое подозрение, что до него не доводится информация в силу ряда причин, потому что существует подчиненность, кто-то что-то там боится и так далее.

Татьяна Валович: Я понимаю, что не хочется пугать радиослушателей, но в Петербурге просчитывали ли вы какие-то ситуации, в том числе с Ленинградской атомной станцией? Ведь там хотят возобновить эксплуатацию первого энергоблока, который, в общем-то, уже выработал свой ресурс.

Александр Захаров: Как я уже говорил, в Северо-Западном региональном центре эксперимент проводится по изучению методик, и я представил графики на весну этого года по дням "Ч". В конце мая, точно в день "Ч", произошло ЧП на атомной станции в Сосновом бору. Что дальше будет, если заняться конкретно атомной станцией, то я смогу построить алгоритм определенный именно по тематике атомной станции. Но в силу того, что эта методика научная и прагматичная, требует длительных и серьезных расчетов, вот так вот огульно я не смогу это сделать, это требует значительных усилий.

XS
SM
MD
LG