Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московское правительство подало иск против директора Института искусствознания Алексея Комича


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лилия Пальвелева

Андрей Шарый: В Симоновском районном суде Москвы 26 июля должно было состояться слушание дела по иску правительства российской столицы к телеканалу "Россия" и директору Института искусствознания Алексею Комичу, высказавшемуся в телеэфире через день после пожара в Манеже о том, что проект реставрации памятника архитектуры не прошел необходимых согласований. Свою позицию и по поводу восстановления Манежа и по общим вопросам градостроительной политики московских властей Алексей Комич неоднократно высказывал и в эфире Радио Свобода. Сегодня с ним беседовала наш корреспондент Лилия Пальвелева.

Лилия Пальвелева: Скажите, а на второе заседание вы придете?

Алексей Комич: Я обязательно приду на второе заседание, либо я, либо мое доверенное лицо.

Лилия Пальвелева: А вот по поводу самого иска что вы думаете?

Алексей Комич: Иск порожден душевным раздражением и желанием, видимо, аппарата дать повод для активного наступления на обличающих московское строительство. Поскольку в моих словах нет никакого криминала, то они еле нашли, к чему привязаться. Им, очевидно, мерещится всюду спор о собственности. Поскольку это острая тема между Федерацией и Москвой, чье чье, Манеж чей, то мою фразу о том, что любые работы на Манеже должны быть согласованы с Министерством культуры, они восприняли только с точки зрения, что я говорю о собственности. Но я ни в коем случае не говорил о собственности. Я говорил о том, что все работы по памятнику, в чьей бы собственности он ни был, в частной, общественной, государственной, региональной, государственной федеральной, они должны согласовываться с федеральным органом охраны памятников. Вот, собственно говоря, все, что я сказал. Все остальное - наносная глупость на этом фоне. Поэтому я, честно говоря, только удивляюсь, зачем так подставлять Юрия Михайловича. Причем в ситуации, когда у нас конкретная работа по Манежу уже три месяца как наладилась. Мои слова были произнесены 15 марта, а 19 апреля, например, мы согласовали общую концепцию работ на Манеже, в которой отказали в строительстве подземных гаражей. И спустя месяц московское правительство, насколько я знаю, приняло такую позицию. Сейчас в Министерство культуры поступило задание на реставрацию Манежа, совершенно разумное, которое, несомненно, будет согласовано. То есть ситуация вокруг именно этого памятника на данный момент нормализована.

Лилия Пальвелева: А вы следите за тем, как идут там работы?

Алексей Комич: Нет, я не принимаю участия в работах на Манеже. Но в соответствии с заданием, которое, я повторяю, сейчас будет подписано, нам должен быть представлен проект реставрации Манежа. Уже не концепции его реставрации, а реставрации. И тогда мы будем уже отслеживать правильность его воплощения.

Лилия Пальвелева: Многих москвичей и не только москвичей, наверное, интересует, когда будет завершен Манеж и будет ли он похож на то здание, к которому все привыкли?

Алексей Комич: С моей точки зрения, Манеж должен быть, безусловно, один к одному от того, что было снаружи. По поводу интерьера, он изменится, там уберут подпорки, которые были, они, естественно, будут не нужны. И целостность пространства Манежа будет восстановлена в гораздо большей мере, чем она чувствовалась до пожара. То есть он будет ближе к первоначальному замыслу. Там есть много деталей, о которых можно говорить, но в целом это все-таки реставрация. А вот когда она будет произведена, то, конечно, ни к сентябрю, ни так далее. Вы понимаете, если нет еще проекта, а проект, я надеюсь, появится месяца через два, то все скороспелые заявления о том, что это будет сделано либо ко Дню города, либо в этом году, я думаю, что они должны закончиться. Там работа должна идти нормально. Когда она будет нормально, по срокам технологично закончена, тогда и кончится. Может быть год еще, может быть больше.

Лилия Пальвелева: За судьбу Манежа так остро, как стоял вопрос сразу после пожара, наверное уже можно не беспокоиться. Но при этом достаточно много исторических зданий в Москве находится под угрозой. Достаточно нашумевшая история о том, что под церковью на Соколе, церковью 18-го века, собираются тоже возводить те же самые гаражи.

Алексей Комич: Я бы сказал так, активность использования подземных пространств в исторических городах оправдана и должна иметь место. Например, я помню, как 10 лет назад улицы Страсбурга были вырыты на высоту 3-4 этажей. Во всем центре. Там проложили все коммуникации, все сделали, все устроили, засыпали, город не претерпел никакого ущерба. Что касается Москвы, то здесь стремление обязательно устроить гараж, торговый центр или что-то, приводит, к сожалению, не только к рациональному использованию подземного пространства, но и к искажению исторического города. В данном случае это происходит у церкви на Соколе. У Церкви Всех Святых на Кулишках, на Славянской площади, собираются всю площадь превращать во вздутый пузырь торгового центра. Мы с этим боремся. К сожалению, это распространено. Это можно делать, повторяю, и нужно делать, но с соблюдением всех строгих правил, которые в Москве существуют. Их просто не хотят соблюдать. Вся территория Москвы урегулирована нормами возможного наземного строительства. При реальной ситуации строительства в Москве они превышаются в 2, 4, в 10 раз. Скажем, пример - "Военнторг". Нам говорили, "вот, "Военнторг" мы сносим, построим точно такой же, не беспокойтесь". Сейчас мы знаем, что новый "Военнторг" будет иметь 4 этажа в землю. Это бы мы легко пережили, это, раз уж снесли памятник, возможно. Но плюс 3 этажа вверх. А вот это является уже издевательством и над обещаниями, и над историческим центром.

Лилия Пальвелева: То есть новый "Военнторг" будет на 3 этажа выше, чем был.

Алексей Комич: Проект такой.

XS
SM
MD
LG