Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возобновление строительства дамбы в Финском заливе


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин и Татьяна Вольтская.

Андрей Шарый: В Финском заливе возобновилось строительство дамбы, предназначенной для защиты Санкт-Петербурга от наводнений. Самый известный в городе долгострой готов, примерно, на 70 %. Полностью работы планируется завершить к 2008-му году. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Строительство комплекса защитных сооружений - петербургской дамбы, ведется с 1979-го года. В конце 80-х многострадальная стройка прекратилась из-за мощного движения экологов, утверждавших, что дамба приведет к экологической катастрофе. Затем международная экспертиза вроде бы опровергла эти страхи, но тут наступили 90-е годы, когда денег едва хватало на то, чтобы не разрушилось уже построенное. В результате за это время работы были выполнены только наполовину.

С 2001-го года дамбой занялся новый генеральный заказчик - Государственный комитет по строительству. Проект был модернизирован. Вчера Балтийская строительная компания приступила к реализации первой части этого проекта. Оживление полумертвой дамбы явилось для петербуржцев некоторой неожиданностью. Что же такое дамба, и почему в свое время вокруг нее было столько шума? Рассказывает декан юридического факультета Петербургского университета экономики и финансов Алексей Ливеровский. В 1998-м году он возглавлял комиссию по расследованию строительства дамбы.

Алексей Ливеровский: Были обнаружены финансовые нарушения, которые, правда, не стали основой для уголовного дела, но проверки проводились, были установлены многие факты правонарушений. Так, например, вопросы продажи техники, которая работала на ПСМО. А также были рассмотрены вопросы расходования бюджетных средств.

Татьяна Вольтская: Но, главное, перед комиссией был поставлен конкретный вопрос: вредна все-таки дамба, или нет?

Алексей Ливеровский: Она стала вредна в соответствии с тем, как она строилась. Подрядчиком, производителем работ на дамбе, был нарушен тот проект, который был утвержден. Должно было делать как? Насыпал дамбочку, потом сделал водно-пропускной отрез. Ленгэс сделал по-другому: он взял и сразу засыпал большую дамбу от Горской до Кронштадта – и тем самым перегородил. А потом стал делать к ним водно-пропускные отверстия. Это не соответствовало ранее принятому проекту, из-за этого стали образовываться застойные зоны. Заключение было такое: дамба вредна тогда, когда ее неправильно строят. Когда ее правильно строят, тогда это вопрос.

Татьяна Вольтская: Строили неправильно. Экологическая катастрофа не замедлила произойти, поэтому строительство, по решению Ленсовета, прекратили. И вот теперь возобновили опять, на сей раз, привязав к строительству действительно очень нужной Петербургу кольцевой автодороги.

Алексей Ливеровский: Это мне напоминает те самые ситуации, которые были раньше. Почему, скажем, ПСМО, Ленгэс сначала все засыпал, а потом сделал отверстия? Он ссылался на то, что Кронштадту нужен путевой проезд сразу - дорога на Кронштадт. Надо сказать, что эта дорога так и осталась технологической дорогой. До сих пор ГАИ не дает разрешение на движение транспорта туда. А хорошо или плохо, что сейчас делают дамбу, я не могу сказать, потому что это все зависит от того, как будут строить.

Татьяна Вольтская: Многие эксперты говорят, что связывать кольцевую автодорогу с дамбой невыгодно. Лучше строить полукольцо. Но всем ясно, что, чем больше денег достанется городу, тем лучше. Возобновление работ по строительству дамбы было обставлено со всей торжественностью. В мероприятии приняла участие полпред Валентина Матвиенко и заместитель Госстроя России Анатолий Петраков. Как только ленточку перерезали, стройка, спавшая 15 лет, ожила, как по волшебству. Не знаменует ли поразительная быстрота реанимирования почившей стройки просто очередную пиар-акцию полпреда Матвиенко? Политолог Борис Вишневский:

Борис Вишневский: Сейчас, по-моему, все, что у нас со всех сторон показывают - пиар исключительно. Сейчас, конечно, стало полегче с загрязнением, просто в силу того, что часть промышленности остановилась. Но зачем вдруг сейчас стали об этом шуметь? Я очень это плохо понимаю. Мне тоже никаких мыслей, кроме пиара, в голову не приходит. Для того, чтобы оценить тот объем работ, который выполнен, и сколько он стоит, нужно просто еще раз все это раскопать. Считается, что эти работы наиболее подозрительны с точки зрения возможного расхищения средств. Мне кажется, что есть гораздо более актуальные задачи в городе, нежели достройка этого комплекса.

Татьяна Вольтская: Активная фаза строительства дамбы планируется уже на август 2003-го года. Руководитель аппарата петербургского "Яблока" Ольга Покровская считает недопустимым снова вкладывать гигантские средства в дамбу без предварительного общественного обсуждения.

Ольга Покровская: Я помню, когда я училась в университете, мы собирали подписи в защиту акватории Невы от строительства дамбы. Необходимость построить это сооружение не означает, что оно должно быть построено, во-первых, любой ценой, а, во-вторых, снова втихаря от широкой общественности. То, что происходит, я иначе охарактеризовать не могу. Страна стала другой. А в стране появилось законодательство, регулирующее эти вопросы. Поэтому, с моей точки зрения, возобновление строительства должно было начаться, как минимум, с общественного обсуждения того, что намерена власть сделать с этой дамбой. Без серьезного общественного контроля мы снова получим то, что имели: огромную кормушку для разного рода расхитителей, которые настроят себе дач за этот счет. А что будет с самим сооружением, еще бабка надвое сказала. Я бы хотела напомнить, что Валентина Ивановна является полномочным представителем президента Российской Федерации. Ее основным полномочием является надзор за тем, как соблюдаются законы российские и указы президента. Начав эту акцию, Валентина Ивановна, с моей точки зрения, проявила определенный правовой нигилизм.

Татьяна Вольтская: Тем не менее, вопрос выглядит вполне решенным. Дамба снова строится. С начала ее строительства она поглотила 20 миллиардов рублей. Для завершения требуется еще 18. Уже получены соответствующие соглашения между Европейским банком реконструкции и развития и правительством России. На стройку планируется направлять по 3,5 миллиарда рублей ежегодно.

Андрей Шарый: Мнения экологов по поводу строительства дамбы разделились. Одни считают, что это сооружение представляет экологическую опасность для региона. Другие считают, что недостроенная дамба несет окружающей среде гораздо больший вред, чем завершенная. Поэтому строительство нужно заканчивать. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин:

Дмитрий Казнин: Когда дамба, комплекс защитных сооружений Петербурга от наводнений, только начинала строиться, мнения научного экологического сообщества города разделились. Одни выступали за строительство, другие были против, в первую очередь, из-за того, что эта стройка века могла нанести серьезный ущерб экологии региона. В 90-х годах строительство дамбы заморозили. В первую очередь, по экономическим причинам. Сегодня, по мнению заместителя директора по научной работе Центра экологической безопасности Российской академии наук Михаила Бегака, дамбу нужно достраивать.

Михаил Бегак: Обстоятельство первое - то, что недостроенная дамба представляет собой объект экологической опасности. Может произойти обрушение части дамбы в морской канал. Не нужно объяснять, какие будут последствия. И вопрос второй, что все-таки дамба будет у нас элементом окружной дороги. А это очень важно. Именно с экологической точки зрения, поскольку ввод в строй окружной дороги снизит техногенную эмиссию автотранспорта на 30 % на территории Петербурга. Это существенно облегчит жизнь всем автолюбителям. Не будет у нас транзита такого сильного через город.

Дмитрий Казнин: Достроенная дамба могла улучшить экологическую ситуацию в Финском заливе:

Михаил Бегак: В 1991-м году, по инициативе экологической комиссии тогдашнего Ленсовета, было проведено достаточно обстоятельное исследование этого вопроса. Был проведен конкурс проектов различных, касающихся строительства защитных сооружений. И тогда пришли к тому мнению, что сама по себе дамба не опасна для окружающей среды Финского залива, а опасен больше сток неочищенных сточных вод в акваторию. В том числе работами нашего института показано, что Финский залив, вкупе с защитными сооружениями, представляет собой некий биологический фильтр. Работает так называемый барьерный эффект. И те загрязнения, которые идут из города, оседают в донных отложениях за дамбой. Те обвинения, которые иногда звучат, со стороны наших соседей - финнов, шведов, - по этому поводу беспочвенны. Потому что все, что мы сбрасываем, так или иначе, оседает. Поэтому наша задача - сброс уменьшить, а для этого регулировать эти течения в Финском заливе. А для регулирования течения в Финском заливе как раз может служить и дамба.

Дмитрий Казнин: Свое мнение высказывает руководитель петербургского отделения "Гринпис" Дмитрий Артамонов:

Дмитрий Артамонов: Полноценных исследований, к сожалению, не проводилось по этому поводу. Единственное, что можно сказать совершенно точно, это то, что на том участке, который как раз является будущей дамбой от Кронштадта до Петербурга, в общем экологическая ситуация ухудшилась за счет того, что сточные воды, которые дает Петербург, будут оставаться на этой территории, в основном. В то же время, в оставшейся части Балтики ситуация улучшится из-за того, что эти стоки туда не попадут. Единственная проблема, которая тут может возникнуть, связана с тем, что Петербург дает достаточно много стоков, содержащих органические вещества, и на участке после дамбы возможно развитие патогенных микроорганизмов.

Дмитрий Казнин: Если нынешнее громкое возобновление строительства дамбы - очередной политический пиар, это может представлять экологическую угрозу региону. Об этом Михаил Бегак:

Михаил Бегак: Лишь бы начало продолжения строительства не было бы чьей-то предвыборной кампанией, чтобы до 21 сентября вся эта инициатива не закончилась. Вот что пугает. Там сейчас гораздо большую экологическую опасность представляет именно то, что она не достроена и все там разваливается. Если сейчас будут продолжать строительство и приведут там все в порядок – это будет нормально. Лишь бы не бросить все на полдороги. Потому что больше идет разговоров, чем реального дела.

Дмитрий Казнин: Как считает Михаил Бегак, вместе со строительством дамбы возобновятся и призывы экологов прекратить стройку или провести тщательную экологическую экспертизу, что и так надо делать по закону. При этом экологическая сторона грандиозной стройки меркнет по сравнению с размахом и скоростью планируемого строительного подвига. Руководитель Центра экологических инициатив Александр Федоров считает, что вред экологии региона уже нанесен еще 15 лет назад, в начале строительства дамбы:

Александр Федоров: Одно из последствий, о которых предупреждали экологи, - это изменение картины течений, замедление, образование застойных зон. Эти явления уже произошли, и можно судить о том, насколько ухудшилась ситуация уже сейчас. А при достройке дамбы картина течений несущественно изменится.

Дмитрий Казнин: Достроят ли дамбу, как обещают, за 5 лет или вся эта история превратится в долгострой уже ХХI века, сегодня не знают ни экологи, ни строители. Впереди обычная для таких проектов борьба за относительную экологическую безопасность строительства.

XS
SM
MD
LG