Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с руководителем Центра духовного и физического совершенства "Фалунь Дафа"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Он беседует с руководителем Центра духовного и физического совершенства "Фалунь Дафа" Иваном Шкодюком.

Дмитрий Волчек: Исполнилось 4 года со дня начала кампании китайских властей против движения "Фалуньгун". За это время, по данным движения, 746 практикующих "Фалуньгун" погибли от репрессий, свыше 100 тысяч отправлены в трудовые лагеря. Сотни приговорены к тюремному заключению на срок до 18 лет. В июле прошлого года Палата представителей американского Конгресса единогласно приняла резолюцию, призывающую китайское правительство прекратить преследования практикующих "Фалуньгун". В минувшую субботу московские последователи "Фалуньгун" провели митинг протеста у посольства КНР. В Московском регионе движение "Фалуньгун" представляет общественная организация Центр духовного и физического совершенства "Фалунь Дафа". О задачах и проблемах этой организации я беседовал с ее руководителем Иваном Шкодюком:

Иван Петрович, когда была основана организация "Фалуньгун" в России?

Иван Шкодюк: "Фалуньгун" - это не есть организация, это есть движение, а если точнее выражаться, это школа духовного и физического самосовершенствования. В России она стала известна начиная где-то, наверное, с 1996-го года.

Дмитрий Волчек: То есть, вы не считаете себя религиозной организацией?

Иван Шкодюк: Нет. Наше направление относится именно к школам самосовершенствования Древнего Китая, и в Древнем Китае направления самосовершенствования имели очень касательное отношение к религии, поэтому мы не считаем себя относящимися к каким-то именно религиозным направлениям.

Дмитрий Волчек: Тем не менее, китайские власти считают вас чуть ли не тоталитарной сектой?

Иван Шкодюк: Это мнение сложилось на основании не содержания школы "Фалуньгун", а того, что хотели видеть в "Фалуньгун" представители китайских властей. Когда число последователей нашего движения внутри Китая превысило 70 миллионов человек, несмотря на принципы истинной доброты и терпения, которые несет в себе эта школа, китайские власти, и то не в полном составе, а некоторые лица, представители власти Китая, увидели в такой массовости некую угрозу своей политической власти и начали всяческим способом искать что-то негативное в движении, и, не находя, они стали придумывать, подставлять такие факты, которые не соответствуют действительности.

Дмитрий Волчек: Есть ли у вас какая-то политическая программа, скажем, у китайской части вашей организации, есть ли антикоммунистические тезисы в программе, или вообще вы не ставите никаких политических задач?

Иван Шкодюк: Нет, сама школа "Фалуньгун" - она аполитична. Еще раз повторюсь, что это школа самосовершенствования, то есть, основное в практике - это самосовершенствования себя, как своего физического тела, так и духовности, нравственности, повышения добродетели, искоренения в себе всех тех негативных черт, которые человек приобретает в процессе его созревания, и так далее. Вы сказали в вопросе "китайская часть" - дело в том, что "Фалуньгун" един во всем мире. Книга, которой руководствуются последователи, одна, единственное, что она просто переведена на разные языки, но содержание от перевода не меняется, и ученики, последователи школы "Фалуньгун" во всем мире руководствуются одними и теми же принципами, и разницы в них нет.

Дмитрий Волчек: Сколько сейчас последователей этой школы в России, примерно?

Иван Шкодюк: Знаете, так как сама школа "Фалуньгун" не подразумевает никаких, так сказать, революционных моментов, то у нас заниматься или не заниматься по школе "Фалуньгун" человек решает сам, и для того, чтобы ему начать практику, ему не нужно выполнять какие-то нормативы, или вносить в какие-то списки, или где-то регистрироваться, поэтому точно сказать невозможно. Но, судя по последней проводимой конференции российской, на которой присутствовали консультанты, так называемые - это те люди, которые представляют регионы и которые сами, по своей личной инициативе, взяли на себя ответственность за проведение мероприятий по обучению и распространению школы, вот, если на этом базироваться, то количество участников данной конференции было примерно 400 человек. Если учитывать, что каждый человек представляет порядка 10-20-50 учеников, то можно посчитать, что в районе 3-4-5 тысяч.

Дмитрий Волчек: Многие лидеры "Фалуньгун", ранее жившие в Китае, сейчас находятся в вынужденной эмиграции. Живет ли кто-то из этих лидеров в России?

Иван Шкодюк: Да, живут, и сейчас у них нет возможности вернуться в Китай. И я знаю, что некоторые обращаются с просьбами в представительство ООН в России, для того, чтобы им присвоили статус беженца. Не знаю, правда, насколько успешно происходит этот процесс, но в России, я знаю, таковые люди есть.

Дмитрий Волчек: Какие у вас, в принципе, отношения с российскими властями? Подавали вы на официальную регистрацию? Были ли какие-то репрессии, интерес к вам со стороны правоохранительных органов?

Иван Шкодюк: В самом начале, когда "Фалуньгун" только начал появляться в России, конечно, в связи с тем, что представители посольства Китая изо всех сил стали распространять ложь и приводить факты, не соответствующие действительности. Конечно, первое впечатление, которое сложилось у наших властей, было негативным. Но оно не было основано на объективной информации. Слыша такую информацию, распространяемую с китайской стороны, конечно, наши власти поначалу насторожились, потому что течений в современном мире всяких разных очень много, и достаточно немало из них именно занимаются тем, что вредят и человеческому здоровью, и человеческому мышлению, самосознанию, и так далее. Поэтому, конечно, сначала "Фалуньгун" встретили в России настороженно. Но те люди, которые уже на себе почувствовали благоприятное влияние практики школы "Фалуньгун", они нашли в себе смелость, желание пойти и рассказать о нас, и чиновникам, и представителям силовых структур в правоохранительных органам, о том, что же такое "Фалуньгун", и ученики проводили мероприятия по разъяснению положения вещей, по распространению школы, по ознакомлению всех слоев людей с содержанием школы, которое она несет в себе, на самом деле. И вот, когда уже просто достаточно длительный период времени, сейчас уже и власти разных рангов и направлений, уже убедились в том, что само по себе движение "Фалуньгун" очень мирное и не имеет никакой ни политической, ни коммерческой направленности, что, действительно, это школа самосовершенствования. Сейчас у нас сложились очень неплохие, если не сказать, хорошие отношения со многими направлениями. В России сейчас очень многие знают, что такое "Фалуньгун". Но поначалу, конечно, мы встречались с негативной реакцией, и с вызовом нарядов милиции в места проведения наших мероприятий, но приезжая на места представители структур власти, беседуя с учениками, видя, чем же, на самом деле, занимаются ученики, успокаивались и понимали, в чем же собственно дело.

Дмитрий Волчек: Вы говорите - чем занимались ученики? Насколько я понимаю, речь идет о коллективной медитации и о дыхательной гимнастике?

Иван Шкодюк: Да, и это коллективное изучение той литературы. которая опубликована и которая распространяется. Это выполнение китайской дыхательной гимнастики "Шигун", и просто теплый, такой очень приветливый обмен опытом самосовершенствования, которым любят делиться между собой практикующие.

Дмитрий Волчек: Вы сказали, что ваша школа не имеет коммерческой направленности? Откуда в таком случае средства для проведения этих собраний, для издания этой литературы, или пропаганды, и так далее?

Иван Шкодюк: Финансирования "Фалуньгуна", как такового, нет. Все, что проводится во всем мире, проводится и организуется на личные средства учеников. То есть, ученики - благодаря практике кто-то излечил какую-то серьезную болезнь, кто-то смог стать более лучшим, кто-то почувствовал какие-то другие положительные эффекты от практики школы "Фалуньгун". И, естественно, руководствуясь принципами нашей школы, такими, как истинная доброта, терпение, у последователей естественным образом появляется желание рассказать другим, что же такое "Фалунь Дафа", в надежде на то, что эта школа может помочь и другим. Исходя из таких добрых и хороших побуждений, ученики находят возможным вкладывать личные материальные сбережения для таких вот проводимых мероприятий, тем более, что, на самом деле, особых средств больших в России и не нужно. Выпускать буклетики сейчас достаточно дешево - можно самому макетик набросать на компьютере, распечатать один экземпляр на домашнем принтере, а потом размножить это посредством использования какого-нибудь резографа, которых сейчас в Москве очень много. Себестоимость такой листовочки сейчас совсем небольшая, и каждый человек может себе это позволить.

Дмитрий Волчек: Иван Петрович, как вы лично пришли к этой школе, как вы поверили в идеалы "Фалуньгун"?

Иван Шкодюк: Я сам сейчас немножко с удивлением вспоминаю момент, когда я узнал, что такое школа "Фалунь Дафа". Дело в том, что до того, как я узнал, что такое "Фалунь Дафа", я вообще очень с трудом верил во все подобного рода вещи, я был достаточно реальным человеком, серьезным человеком, занимался спортом, но у меня с детства так получилось, что родители отдали меня в школу с изучением китайского языка, со второго класса. И волей-неволей с детства я уже начал соприкасаться с китайской культурой, с китайской историей, с китайским языком. Сейчас я владею китайским языком, из-за этого могу читать книги на китайском языке, знать историю. То есть, как бы само отношение у меня с детства к Китаю очень хорошее, мне нравится эта страна, нравится ее культура, философия, и так далее, и одна моя знакомая, тоже китаянка, с которой я познакомился в процессе работы во Владивостоке, она подарила мне книгу о "Фалуньгун", и когда я первый раз ее прочитал, очень на многие вопросы, которые я задавал себе достаточно долгое время, я нашел ответы, нашел в себе массу того, над чем нужно работать, захотел стать лучше, добрее, и вот таким образом полностью принял то, что было написано в школе, то что было осознано естественно, без всяких эмоциональных всплесков. Просто понял, что действительно это хорошая вещь, которой стоит заняться, и начал посещать занятия, тогда очень редкие в Москве, в парке занимались ребята, и таким образом я стал последователем "Фалуньгун".

Дмитрий Волчек: Если сделать такой беглый социальный анализ – кто, в основном, те люди, которые приходят к вам, их возраст, социальный круг, в основном, живут ли они в столице, или провинции, мужчины, или женщины?

Иван Шкодюк: Практически невозможно отдать предпочтение какому-либо сословию, или какой-то возрастной группе. Это очень все разные люди. У нас есть и дети, вот до 16 лет, занимаются, есть и люди преклонного возраста, которые уже на пенсии, есть и подросткового возраста люди... Ну, конечно, подавляющее большинство, это где-то уже лет, наверное, 30-35 – это я говорю про Москву. Если брать Петербург - там очень много учеников, гораздо больше, чем в Москве, и там бы я не стал выделять никого из общей массы. В половом различии тоже нет особых приоритетов, то есть, и мужчины, и женщины занимаются примерно одинаково. Что касается социального происхождения, то, судя по тому, что я знаю, в основном, это люди уже образованные, интеллигенты, кстати, в Китае тоже поначалу основная масса практикующих была из таких образованных, интеллигентных людей, но также есть у нас немало людей и рабочих.

XS
SM
MD
LG