Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинения ОПЕК в адрес России


Программу ведет Дмитрий Волчек. Над темой работал экономический обозреватель Иван Трефилов, он беседовал со старшим аналитиком "Альфа-банка" Константином Резниковым.

Дмитрий Волчек: Организация стран-экспортеров нефти - ОПЕК - обвинила Россию, наращивающую объемы нефтяного экспорта в развязывании войны цен. Однако, российские экспортеры не спешат реагировать на эти обвинения, считая, что никаких серьезных потрясений на нефтяном рынке ожидать в ближайшее время не следует. Над темой работал наш экономический обозреватель Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Чиновникам из ОПЕК очень не нравится самостоятельность России на мировом нефтяном рынке, президент картеля Рилвану Лукман в довольно резких выражениях критикует намерения Москвы постепенно увеличивать добычу и экспорт сырья. Он обещает, что, если дело и дальше пойдет таким образом, то организация экспортеров объявит российским нефтяникам войну цен. Логика этих угроз проста: чтобы поддерживать стоимость сырья на достаточно высоком уровне, страны ОПЕК, начиная с января нынешнего года, сократили его добычу на 20%. Тогда же их усилия поддержала Россия и другие независимые экспортеры нефти. Однако в третьем квартале года российское правительство, по согласованию с крупными компаниями страны, отказалось от этого самоограничения. Объемы экспорта увеличиваются, и этот факт дает основание нефтяному картелю обвинять Россию в дестабилизации рынка. Цены на нефть в последнее время, действительно, несколько упали, однако эксперты утверждают, что ни о какой войне речи быть не может, даже если страны ОПЕК снимут ограничения на экспорт сырья. Но пойдет ли картель на этот шаг? Говорит старший аналитик "Альфа-банка" Константин Резников:

Константин Резников: ОПЕК - организация, включающая, как минимум, одиннадцать стран; и единого мнения среди них нет. Я так понимаю, что приверженцев ценовой войны в принципе не так много; среди них Саудовская Аравия, также Венесуэла и Нигерия хотели бы увеличить добычу, дабы профинансировать свои бюджетные дефициты. Так что, в принципе, есть желание у отдельных членов стран ОПЕК поднимать добычу и нежелание позволять Росси экспортировать больше и больше за счет усилий ОПЕК. Поэтому такая ситуация возможна, что эти страны могут увеличить добычу, даже не дожидаясь следующего своего заседания 11 сентября, и на этой встрече просто зафиксировать уже новые производственные результаты. Для многих стран, входящих в ОПЕК, в том числе и для Саудовской Аравии, все же большие расходы по бюджету и большой дефицитный бюджет не позволяют им так бездумно относиться к ценам на нефть. И, естественно, постольку эти компании государственные, будут достаточно болезненными для бюджетов этих стран какие-то резкие падения цен на нефть.

Иван Трефилов: Для того, чтобы принять решение об увеличении добычи нефти, у стран ОПЕК должны быть резервы. Как вы считаете, есть ли они у картеля?

Константин Резников: Действительно, страны ОПЕК имеют ресурсы для поднятия добычи. Достаточно большое снижение, которое они предприняли в 2000-2001-м годах, высвободило часть их резервов. Так что, в принципе, процентов на 15 они могут поднять, что является достаточно серьезным увеличением добычи, и, естественно, не все страны имеют возможность так резко поднять добычу. В частности, Саудовская Аравия, добывая около 7,5 миллионов баррелей в сутки, имеет мощность производства нефти где-то в 10 миллионов баррелей.

Иван Трефилов: Если все-таки организация стран-экспортеров сырья пойдет на отмену ограничения, как это повлияет на мировой нефтяной рынок?

Константин Резников: Предполагается, что при этом, естественно, цены на нефть пойдут вниз, если не будет соответствующего роста в спросе. Сезонный будет рост, но, думаю, что не такой значительный, чтобы принять всю эту растущую нефть стран ОПЕК и не-ОПЕК. Кому это выгодно, и кто выиграет в этой войне - тут трудно судить. И, естественно, российские компании находятся в достаточно хорошем положении по сравнению с другими добывающими странами, даже отельными странами, входящими в ОПЕК. Несмотря на то, что производственные издержки в России, включая налоги и амортизацию, на уровне 5-5,5 долларов за баррель, включая вложения транспортных издержек, точка безубыточности для российских компаний находится где-то на уровне 9-10 долларов за баррель добычи. В принципе, можно говорить о том, что российские компании достаточно долго могут выдержать некое падение цен на нефть, Естественно, их финансовые результаты ухудшатся значительно, но это будет не смертельно. И даже при ценах до 17 долларов за баррель "Брента", компании вряд ли сильно будут корректировать свои капиталовложения.

Иван Трефилов: Есть ли у вас расчеты, на каком уровне цен на нефть появится угроза доходной части российского бюджета?

Константин Резников: Наши макро-экономисты оценивали зависимость бюджета от цен на нефть: при цене на нефть около 17 долларов за баррель нефти у нас не будет профицита. То есть, у нас не будет получаться откладывать некие деньги на решение проблем 2003-го года с финансированием долга. И потребуются какие-то заимствования для того, чтобы финансировать выплату внешних долгов. Соответственно, все дальнейшее будет, конечно же, иметь более серьезные последствия, и есть такая оценка, что изменение в один доллар в цене на нефть приводит к изменению в полпроцента роста ВВП.

Иван Трефилов: С мнением старшего аналитика "Альфа-банка" Константина Резникова согласны и другие российские эксперты. В целом все они придерживаются точки зрения, что войны цен между странами Росси и ОПЕК не будет, так как это не выгодно ни той, ни другой стороне. Официальные же лица в Москве пока никак не комментируют угрозу организации нефтяных государств. Впрочем, не исключено, что премьер Михаил Касьянов проведет очередную встречу с руководителями крупных национальных компаний, занимающихся добычей и экспортом сырья. Может быть, там и будет сформулирована позиция по нефтяной политике России.

XS
SM
MD
LG